Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:34

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Чужие секреты
Не знаю, случалось ли у меня более ужасное утро. Я обнаружила себя лежащей на когда-то своей, а теперь профессорской кровати в одном нижнем белье (осознав этот факт, я вспомнила, как вчера нагло врала Снейпу, что раздеваюсь, в надежде вытащить его из ванной). Но воспоминание не вызвало никаких эмоций. Я словно еще не проснулась, мысли мелькали в голове отрывками фраз, чувства притупились.
Все еще не придя в себя, я обмоталась одеялом и побрела в свою комнату. Снейпа, к моей радости, там не было, и я, избавившись от одежды, встала под душ и простояла так, наверное, час. Голова была свинцовой, и так и просилась на подушку. Тело тоже было вялым, живот неприятно ныл. Глаза так и силились закрыться, но усилием воли я держала их открытыми.
Длительный контрастный душ немного привел меня в себя, но только немного. Механически чистя зубы, я размышляла над Шкалой Ужасных Утр.
«Если представить эту шкалу, - думала я, - и взять за единицу обычное паршивое утро, то примерно на уровне десятки можно поместить несколько «отвратительных» утр. Например, сюда можно отнести то утро, когда я проснулась после того, как увидела в зеркале Василиска... То было не совсем утро, а просто пробуждение, но это не принципиально… И еще то, когда я проснулась на следующий день после приема Полиморфного зелья и обращения в кошку. Тогда я не сразу поняла, в чем дело… Да, потом было еще несколько отвратительных утр, им тоже можно присвоить десять баллов. Некоторым даже одиннадцать или двенадцать»
Мысли были тягучими, словно сироп и их глупость меня совершенно не заботила. Во-первых, мне очень не хотелось думать о чем-то другом, во-вторых, хотелось додумать мысль про Шкалу.
«Так вот, это утро, пожалуй, будет на самом верху… если только шкала висит, а если она лежит, то… в общем-то, тоже наверху, только по горизонтали…тьфу, черт, хватит занудствовать! Так вот, это утро получит баллов пятьдесят, не меньше. И это я еще профессора не видела…»
Поняв, что мне надоело думать о Шкале, я заставила себя думать о чем-то другом, в итоге чего мысли были примерно следующего содержания: «Надо думать о чем-то другом… или вообще не думать. Нет, вообще не думать невозможно, значит надо занять мысли чем-то, что было бы непротивно. Но так как мне сейчас всё противно, то думать мне не о чем, а значит… лучше бы мне вообще не просыпаться».
Чувствуя себя вареным овощем, я поплелась на кухню. В общем-то, это было самое лучшее время встретить профессора – я еще не проснулась настолько, чтобы осознать весь ужас ситуации, всю её постыдность и всю…
- Доброе утро, - внезапно услышала я за своей спиной, и подпрыгнула от испуга.
- Утро, - буркнула я, продолжая свой путь на кухню.
Снейп как раз поднялся из подвальной мастерской, чтобы тоже поживиться чем-нибудь, поэтому у холодильника мы оказались вместе.
- Сядьте, - приказал профессор, и я послушно села за стол, - Возьмите, - последовало следующее указание, и мне под нос сунули бутылочку с вонючим зельем.
Я несколько минут смотрела в пространство, не понимая, неужели профессор не мог поставить зелье на стол, если ему так надо…
- Выпейте! – раздраженно сказал Снейп, и я поняла, зачем он всучил мне эту вонючую жидкость – он надеялся, что я это приму.
- Оно воняет, - безжизненно произнесла я.
Тогда профессор без разговоров подлетел ко мне, выхватил зелье, отклонил мою голову назад, зажал мне нос и влил в меня жидкость. Я не сопротивлялась – не было ни сил, ни желания. Почувствовав необходимость сглотнуть, я проглотила всё чертово зелье, и профессор отпустил меня. Несколько секунд ничего не происходило, но вдруг все прояснилось. Как если бы я сидела в машине во время дождя, и вдруг включила дворники. Или как если бы я внезапно сняла очки, которые были слишком «сильными» для меня. Голова сразу стала легкой, и меня как будто наполнили энергией.
- Как себя чувствуете? – поинтересовался профессор, готовя кофе.
- Отвратительно, - ответила я.
- Должно было подействовать, - удивленно сказал Снейп, застыв.
- Подействовало. Поэтому и отвратительно. До этого было паршиво, а теперь отвратительно.
- Пройдет.
- Да ни черта! Я буду помнить об этом позоре всю свою жизнь! – плаксивым голосом сказала я, стараясь не смотреть на профессора.
- Из-за чего вам действительно должно быть стыдно, так это из-за того, что вы не распознали зелье в вине.
Я не нашлась, что ответить. Да, я действительно была глупа.
- Ууу, хоть обливиэйт применяй! – простонала я.
- Я не позволю вам так со мной обращаться, - строго произнес профессор.
- Да не к вам, а ко мне, - ответила я, - Я хотела бы забыть прошедшую ночь, как страшный сон…
Профессор лишь хмыкнул.
- А вы! – воскликнула вдруг я, - Не могли сделать что-нибудь, чтобы я не чувствовала себя так глупо?
- Я запер вас в вашей комнате. Не моя вина, что в вас вдруг проснулся талант скалолаза.
Я вдруг вспомнила, как пробиралась по карнизу к окну профессора и покрылась потом от воспоминаний.
- Господи, я же могла упасть, и вы б меня потом совком собирали! – прошептала я пораженно.
- Не стоит преувеличивать. Со второго этажа можно, не без сопутствующей удачи, упасть даже без переломов.
- Это вы кот, а не я!
- Всякое случается. Но, действительно, затея была рискованной.
Я взяла кофе, который приготовил мне профессор и сделала большой глоток. Один аромат напитка пробуждал во мне теплые чувства, а его горьковатый вкус заставил меня зажмуриться от удовольствия.
- Но, говоря о том, что вы могли что-то сделать, я имела в виду не это, - продолжила я прерванный разговор, - Я хотела сказать, что когда я все-таки пробралась в вашу комнату, прятаться от меня в ванной было просто подло.
- У меня был не слишком большой выбор, - ответил профессор, потягивая кофе.
Я избегала смотреть на него, но была почти уверена, что он внимательно наблюдает за мной.
- У вас был выбор, и я бы чувствовала себя не так глупо, если бы вы проявили… хоть какой-то… интерес… - выдавила, наконец, я.
- Так вот в чем дело, - злорадно усмехнулся Снейп, - В вас проснулось женское самолюбие.
- Может и женское самолюбие! – зло ответила я, - Но вот ваше МУЖСКОЕ начало почему-то спит крепким сном!
- Ах, в самом деле! – прорычал профессор, - Спит, значит. Крепким сном.
Он вскочил со стула, а потом начал медленно приближаться ко мне. Я поставила чашку на стол и испуганно взглянула на профессора.
- Вы взбалмошная, истеричная дамочка, блещущая идиотскими идеями, не способная на банальную осторожность, обвиняете в чем-то меня? В том, что я не повел себя как похотливое животное, не воспользовался вашим бессознательным состоянием и не облегчил вашу совесть?
Я продолжала испуганно молчать, в то время, как профессор навис надо мной, как туча.
- А знаете, мисс Грейнджер, я вам скажу, в чем дело: вы просто не готовы взять ответственность на себя. Ах, как было бы удобно, если бы этот мерзкий Снейп оказался последним ублюдком и воспользовался мной, - передразнил он мой голос, - Я могла бы сказать, что он во всем виноват, изображать все утро оскорбленную невинность и визжать от негодования.
- Замолчите! – воскликнула я и встала.
Конечно, я всё равно смотрела на профессора снизу вверх, но теперь Снейп казался не огромной грозовой тучей, а небольшим серым облачком.
- Вчера у меня был один из самых унизительных вечеров в моей жизни, а вы даже не пытаетесь облегчить мое состояние. Какой же вы бессердечный!
- Я дал вам зелье! – проорал Снейп.
- На черта мне ваше зелье? – также громко проорала я.
- А что вам тогда, черт возьми, от меня надо? – не сбавляя громкости, спросил профессор.
Несколько секунд я яростно испепеляла Снейпа взглядом, а потом резко села на пол и разревелась.
Какое-то время он просто стоял рядом и любовался. Потом он не выдержал:
- Прекратите реветь, слезы вам не помогу, - раздраженно сообщил Снейп.
- Пом-могут! – прогнусавила я, пряча лицо в ладонях.
- Можете плакать сколько хотите, на меня женские истерики не действуют, - предупредил он.
- Мне п-плевать! – всхлипывая, ответила я, - Я хочу, чтоб п-пришли Гар-ри и Р-рон.
- Они и так тут постоянно ошиваются. Уверен, они озарят сие место своим присутствием в ближайшие пару дней.
- Я не хочу п-потом, я хочу сейчас.
- Зачем вам два этих идиота? – сквозь зубы спросил профессор.
- Они меня пожалеют, - ответила я, не раздумывая.
- Жалость – удел слабаков.
- Мне нужно простое человеческое соч-чувствие. Вы на соп-переживание определенно не спос-особны.
- Я способен, когда это необходимо.
- Д-да? Ну вспомните, когда вы в последний раз-аз кому-то сочувствовали? – спросила я, в самом деле заинтересовавшись.
Несколько секунд профессор молчал.
- Послушайте, речь сейчас идет не об этом, - наконец, выдал он, - Своим глупым поведением вы только выставляете себя в еще более… невыгодном свете.
Я громко фыркнула.
- Если бы вы сделали вид, что ничего не произошло, я бы тоже так сделал. Но вам, гриффиндорцам, обязательно надо всё выяснить, выложить «на чистоту», обсудить свои чувства и эмоции.
- Во-первых, не вижу ничего зазорного в том, чтобы говорить о своих чувствах, - сказала я, постепенно успокаиваясь и переставая всхлипывать, - Во-вторых, поверьте, если бы я действительно решила выложить вам всё, вы бы застряли здесь как минимум до вечера.
- Вы меня напугали. А сейчас, если вы перестали изображать из себя капризного ребенка, соизвольте подняться с пола и доесть свой завтрак.
Я послушно села за стол, безуспешно пытаясь стереть с лица следы безудержных рыданий.
Профессор некоторое время безучастно наблюдал за моими стараниями, а потом направил на меня палочку и произнес короткое заклинание. Увидев свое отражение в чайнике, я невольно улыбнулась. От слёз не осталось и следа.
- Хорошее заклинание. Что, часто приходилось пользоваться? – ехидно спросила я.
- Да. После воспитательных работ с нерадивыми студентами, я всегда тщательно удалял кровавые подтеки и размазанные сопли с их милых мордашек.
Я скривила губы.
- Очень смешно.
Какое-то время я молча поглощала завтрак, бросая короткие взгляды на профессора. Тот казался невозмутимым, но в один момент наши взгляды встретились, и Снейп подозрительно сощурился.
- Будьте осторожны, я могу подумать, что вы… что-то замышляете? – произнес он с угрозой в голосе.
- Я…я…я просто… - залепетала я, почувствоав себя как вор, пойманный на месте преступления.
- Мисс Дэшвуд, - вкрадчиво произнес он, - Не забывайте о том, что я легилименс.
Мои глаза расширились от ужаса. Конечно, я всегда об этом помнила, но сейчас, когда мои нервы были так расшатаны, а кое-какие воспоминания так и лезли в голову, я боялась любой попытки проникнуть в мой мозг.
- Так-так, - еще более вкрадчиво, от чего еще более пугающе произнес Снейп, - Что же такое вы скрываете, мисс Дэшвуд?
- Это не вашего ума дело, мистер Снейп, не смейте! – ответила я излишне нервозно.
- Теперь, когда вы отреагировали так бурно, я просто не могу не поставить перед собой цели выяснить, в чем же дело.
- Я запрещаю вам делать это, - я встала и склонилась над профессором, - Если вы посмеете рыться у меня в голове, я…
- Вы что? Ударите меня… рыбой?
Я опустила глаза на свои руки и взвизгнула. В порыве гнева я схватила со стола разделанную сырую рыбу, которую профессор приготовил, чтобы пожарить её на обед.
- Фу, какая гадость! – воскликнула я, бросая рыбешку обратно на стол.
- Мисс Дэшвуд, мне кажется, раз уж я ввязался в это дело, мы должны быть откровенны друг с другом. Сядьте и расскажите мне всё. Или я узнаю это сам.
Я села.
- Мне нечего вам сказать.
- Не надо лгать мне, - процедил профессор, ухватив меня за руку.
Я вздрогнула. Хорошо, попробуем построить фразу иначе:
- Поверьте, нет ничего, что я ХОТЕЛА бы вам рассказать.
- Это больше похоже на правду, но ответ всё равно не верный.
- Ну хорошо, сейчас я подумывала о том, чтобы все-таки применить к вам обливиэйт, - сдалась я.
- Чем, простите? Ложкой? – язвительно спросил Снейп.
- Вот об этом я и думала. Если бы палочка была у меня, сейчас вы бы прибывали в полной уверенности, что всю ночь крепко спали в своей постели.
- Не льстите себе, юная леди, у меня вполне неплохая реакция. И посмейте вы направить на меня палочку, вы бы сейчас лежали связанной на полу где-нибудь в подвале.
Я возмущенно приоткрыла рот.
- Что это значит? Что значит на полу в подвале?!
- Скажем так, кое в чем относительно системы воспитания я согласен с Филчем. Но, мисс Дэшвуд, ваши мысли об обливиэйте меня интересуют сейчас не так сильно, как нечто, что вы от меня так тщательно скрываете уже долгое время. Вы откровенно боитесь, что я узнаю что-то, стоит мне заглянуть в ваши воспоминания, и я дрожу от желания узнать, что же это.
- Дрожите дальше, я буду молчать.
- Дерзите? Что ж, продолжайте в том же духе. Я немного разозлюсь, и моя редуцированная совесть замолчит окончательно. И тогда я просто применю грубую физическую силу... Ах, мисс Дэшвуд, не заставляйте меня этого делать, - сахарным голосом произнес Снейп.
Я тихонько зарычала.
- Вас это никак не касается.
- Меня касается всё, что касается вас.
- С каких пор?
Я была само Негодование. Украдкой я начала поглядывать на дверь, обдумывая план отступления.
- С тех пор, как я встретил вас в офисе Брутто. А теперь, юная леди, говорите мне правду, или… да прекратите коситься на дверь! Еще немного, и у вас разовьется косоглазие. И тогда Брутто вы точно будете не нужна.
- Я ему и так не нужна, - буркнула я.
- Простите?
- Он же приказал убить меня, - раздраженно ответила я.
- Внимание, свежие новости, - ядовито прокомментировал Снейп.
- Вы не понимаете, он… он не просто приказал убить человека, который на него работал. Он…я хочу сказать, он мог забрать изобретение себе и просто, ну, деть меня куда-нибудь, но, как он сказал «обиженная женщина опаснее вулкана», и необходимо было избавиться от меня окончательно.
Я многозначительно замолчала.
- И что, это должно что-то мне объяснить? – спросил профессор, вопросительно подняв брови.
Я глотнула уже остывший кофе и посмотрела куда-то в сторону.
- Видите ли, профессор, когда я пришла работать к Брутто, я была совсем молодой неопытной девчонкой. Я… на меня, конечно, обращали внимание. И Виктор, и Рон, и в университете, но это было не то. А Брутто, он… тогда мне казалось, что он жутко привлекательный. Вот уж правда – история ни чему не учит. Все красивые мужчины, с которыми я сталкивалась, были негодяями. Но Брутто мне показался совсем другим. Итальянец. Горячая кровь, соблазнительная внешность, постоянные комплименты. Да и нравится взрослому мужчине – мне это льстило. Какой идиоткой я была! Сейчас я это понимаю. Знали бы вы, как мне хотелось задушить его, когда он начал говорить мне те комплименты про цветы, и то, что мне нельзя гулять в саду! То же самое он говорил мне тогда. Одни и те же уловки, одни и те же слова… даже самые ясные умы могут быть ослеплены чувствами, да, но от себя я такого никогда не ожидала. Я всегда была уверена, что уж я-то разбираюсь в людях. А на самом деле, Брутто нужно было от меня лишь одно – мое изобретение. Ну, и немного секса в качестве бонуса. Когда я поняла, что он обманул меня, предал, у меня просто не было слов. А он даже не взглянул на меня, когда отдавал приказ своим псам! Ненавижу его.
Я ожесточенно сжала ложку, отчего та немного погнулась.
- Это придает делу…новый вкус, - заметил Снейп, - Хм… и теперь я припоминаю, что вы однажды говорили, что у вас был только один мужчина…
Я раздосадовано вздохнула.
- Я бы хотела, чтобы у вас была не такая хорошая память.
- Я запоминаю всё, что вы делаете и говорите, мисс Дэшвуд. Как я сказал, меня касается всё, что касается вас.
Я закатила глаза.
- Только без фанатизма, профессор.
- Значит, он один. Брутто, - игнорируя меня, произнес Снейп.
В голосе его отчего-то слышались ожесточенные нотки.
- Да, - ответила я, - Он один.
Мой голос задрожал. Я попыталась проглотить ком, вставший в горле.
- Я, мм, не очень хотела заводить новые отношения после того, что произошло. Понимаете, я верила ему, я думала, что люблю. И я думала, что он любит меня. Сейчас, когда я смотрю на это со стороны – я не понимаю, как я могла быть так слепа. Но, всё в прошлом, теперь он вызывает у меня только отвращение.
- Понятно. Значит, всё-таки ваши мотивы более личные, чем вы хотели показать. А я, признаться, удивлялся, как такая гриффиндорка, как вы, такая правильная во всех отношениях Гермиона Грейнджер, может так слепо мечтать о мести. Попытка убийства – всё-таки не повод устраивать вендетту. Я знал, что здесь кроется что-то еще. Но всё оказалось весьма прозаично.
- Прозаично? – я почувствовала, как злость и жалость к себе снова накрывают меня с головой, - Он разбил мне сердце, унизил, обрек на долгую и мучительную смерть, присвоил себе мое изобретение, а вы говорите «прозаично»?!
Слезы снова прочертили две мокрые дорожки на моих щеках. Я сердито вытерла их.
- Как это не прискорбно, но это действительно довольно тривиальная история, - заметил профессор, убирая посуду в мойку.
- Черствый сухарь! – воскликнула я, - Бесчувственный эгоист!
- А чего вы от меня хотите? Чтобы я принялся жалеть вас, успокаивающе похлопал по спине, или, может быть обнял? Сказал, что всё хорошо, а будет ещё лучше?
- Как вариант.
- В таком случае, у вас, очевидно, помутнение рассудка и вы принимаете меня за Поттера.
- Неужели в вас нет ни капли жалости? – спросила я, вытирая новый слезы.
- Возможно, мне изменяет память, но не вы ли говорили мне, что уже взрослая, сильная, уверенная в себе женщина, и способны справиться со всем одна, и никто вам не нужен?
Я сердито взглянула на профессора.
- Вы сам возомнили себя сицилийской мафией, так вот будьте любезны, ведите себя соответственно созданному образу.
Я уже хотела было ответить, но Снейп прервал меня движением руки.
- Первое правило Актера – не снимать маску во время игры. Вы выбрали для себя роль, МИСС ДЭШВУД, так сделайте милость – следуйте сценарию.
Я упрямо сжала губы и посмотрела на мужчину перед собой. Всё это, конечно, правильно, но лишать меня душевного тепла совершенно нечестно.
- Если бы я начал поддакивать вам, соглашаясь, что несчастней вас нет человека на свете, вы бы только разревелись еще больше, соглашаясь с моими словами, - продолжал профессор, - Но нет более презренного человека, чем тот, который жалеет себя. Поверьте, есть люди, которым гораздо меньше повезло в жизни, чем вам. У вас же есть великолепный шанс – не просто отомстить, месть, поверьте, вещь очень сложная и редко приносит то успокоение, которого от неё ожидаешь. Но вы можете избавить мир от такого лживого мерзавца, как Брутто. Спасти его возможных будущих жертв. Не это ли цель, достойная настоящего Гриффиндорца?
Опустив глаза, я кивнула.
- Но я всё равно хочу увидеть Гарри и Рона, - сказала напоследок я.
- Да, я понял, что от их присутствия меня ничто не спасет.



После того, как я раскрыла Снейпу свой секрет, мне стало значительно легче. Да, открыть душу такому человеку, как профессор, может показаться кому-то глупой затеей, но я действительно почувствовала, как огромный груз, что давил на меня долгое время, спал с моих плеч. Ведь даже Гарри, Рону и Джинни я не рассказывала о том, какие отношения связывали нас с Брутто – мерзавец сказал мне тогда, что будет лучше, если всё, что происходит между нами, останется в тайне.
…Приручил меня, а потом выкинул на улицу, обошелся как с поношенными носками... Нет, я не могла этого простить. Да, моя женская гордость действительно была уязвлена. Всё это время мой роман с Брутто был моим маленьким постыдным секретом, который, казалось, забылся бы, перестал бы быть таким позорным, отомсти я. Раскрыв правду Снейпу, мне словно удалось оставить эту историю позади. О да, я буду наслаждаться изумлением, возможно, ужасом на лице Брутто, когда он узнает, кто разрушил его жизнь, но теперь не это стало целью. Моей новой целью стала помощь обществу, выражающаяся в избавлении его от Джонфракно Брутто.

***
Днем Снейп ездил в офис к Брутто, сдать отчет о ходе исследований. Вернулся он, к моему неописуемому восторгу, с моей недавно приобретенной палочкой.
- Как вам удалось? – спросила я, развлечения ради левитируя по комнате различные предметы.
- Ловкость рук и никакого мошенничества, - ответил Снейп, отправляясь в свою подвальную лабораторию.
Я последовала за ним.
- Эй, ну расскажите же!
- Я забрал палочку и применил к нему обливиэйт. Теперь он не только не помнит, как я, скажем прямо, ограбил его, но и пребывает в уверенности, что вчера вечером, выпив с вами по бокалу вина, вежливо попрощался и позволил вам аппарировать прямо из его офиса, что вы с удовольствием и сделали.
Мы уже спустились в лабораторию и профессор взялся за работу.
- Это потрясающе! – воскликнула я, - Вы просто бесподобны.
Снейп криво усмехнулся. Я взглянула на то, как он ловко готовил ингредиенты, на котел, на старинные книги, и во мне проснулась странная тоска по ушедшим временам. Вспомнился Хогвартс… всё так изменилось. Могла ли я предположить, что окажусь в той ситуации, в которой была, что рядом со мной будет никто иной, как профессор Снейп, что он будет готовить зелье по моему же заказу в подвале моего же собственного дома?
Я попросила Снейпа позволить мне помочь ему. Он молча кивнул. Я с трепетом взялась за дело. Разобравшись в его записях, я начала помогать. Это были незабываемые несколько часов. Мы работали как слаженная команда, мы наслаждались процессом приготовления зелий, мы говорили о них, мы погрузились в науку с головой.
Вечер мы провели в гостиной за весьма мирной беседой, приправленной совсем небольшим количеством язвительных замечаний. Но без них мы просто не могли – в противном случае наше общение стало бы слишком пресным. Уже ложась спать, я поняла, что с профессором Снейпом вполне можно иметь дело. И даже жить под одной крышей.

***
Конец недели подкрался незаметно. Вся суббота ушла у меня на наведение в доме идеального порядка. Я вычистила все углы и закоулки, нашла множество, казалось, безвозвратно утерянных, а также просто забытых, но весьма полезных вещей, отыскала на чердаке старую поваренную книгу, и даже выбрала несколько блюд, чтобы приготовить их профессору Снейпу в воскресенье. Сам же зельевар всю субботу провел в подвале, выползая оттуда только чтобы выпить чашечку кофе и съесть сэндвич.
В воскресенье пришел день Великого Пира, который я планировала приготовить своими руками. Сперва я ждала в гости Гарри, Рона и Джинни. Обычно, если они приезжали на обед, то никогда не задерживались слишком надолго, а значит, у меня была шикарная возможность после их ухода приготовить ужин. И вот ужином-то я и намеревалась накормить глубокоуважаемого профессора.
Но сперва мне необходимо было съездить в продуктовый магазин. Оставив Снейпа за старшего, я покинула свой дом с целью под завязку набить кузов машины продуктами.
Отсутствовала я действительно долго. Но вот всё, что было указано в списке, было запихнуто в автомобиль, и я, напевая себе под нос песенку, поехала домой.
Еще не войдя в дом, я поняла, что у меня в гости. У меня было что-то вроде шестого чувства на гостей, я всегда знала, если ко мне кто-то пришел. Собственно, этими кем-то, естественно оказались Рон и Гарри.
Услышав их голоса, доносившиеся с кухни, я поспешила поприветствовать их, но резко затормозила, услышав, что в разговоре участвуют трое. И третьим собеседником была отнюдь не Джинни.
- Послушай, Снейп, - сказал Гарри, - ты прекрасно знаешь, что от тебя требуется, именно за этим мы тебя…
- Нет нужды напоминать, Поттер, - ответил профессор.
- Главное, чтобы Гермиона не узнала, - заметил Рон.
Я замерла, у входа на кухню, ловя каждое слово. Благо, дверь была приоткрыта, и всё было прекрасно слышно.
- Именно поэтому я оставляю вас опустошать холодильник, и удаляюсь в лабораторию, - сказал Снейп, и я услышала его шаги, приближающиеся к двери, - Позже я просто обращусь в кота.
Быстро юркнув в прихожую, я дождалась, пока профессор скрылся в своей лаборатории, тихонько вышла из дома, и снова зашла, создавая как можно больше шума.
- Гермиона! – радостно крикнули Гарри и Рон, и выскочили из кухни в гостиную, чтобы поприветствовать меня.
- Где Джинни? – спросила я, когда мы покончили с горячими объятиями.
- Придет чуть позже, - ответил Гарри, - Фред и Джордж согласились посидеть с детьми, но им пришлось немного задержаться в магазине.
- Ясно. Я, честно говоря, не ожидала вас так рано. Обед еще не готов.
- Ерунда, - ответил Рон, - Продукты в машине?
- Да. И не смей ничего есть, - крикнула я другу, который уже помчался выгружать провизию, - Иначе мне может не хватить ингредиентов для какого-нибудь блюда.
- Как будто ты зелье собираешься готовить, - заметил Гарри.
- Да, - ответила я, - Я просто профессор Снейп в юбке.
Я помолчала, надеясь, что Гарри скажет мне правду, но он лишь отвел глаза в сторону.
По моему поведению было сложно представить, как я была зла. Нет, даже не зла, а обижена, раздосадована и немного взбешена. Эти трое скрывали что-то от меня, обсуждали что-то за моей спиной. Я была уверена, что Гарри и Рон не знают о присутствии в моей жизни Снейпа, но всё оказалось совершенно иначе. Что они скрывали? Неужели они водили меня за нос? Но какого черта? У них не было ничего общего.! Я стиснула зубы.
«Ничего, дорогие мои, скоро я всё узнаю».
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.01.2008)
Просмотров: 589 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz