Best design in 1024×768 Пятница, 24.11.2017, 23:36

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Аморе миа
Следующее утро я прибывала в непонятном возбуждении. Я летала по дому, как фея, перекладывала с места на место вещи, и даже попыталась приготовить завтрак. Ничего не вышло, так как он пригорел, пока я полировала мебель, но с другой стороны – зачем здесь тогда Снейп, если и завтрак будет на мне?
- Вы умеете готовить что-нибудь КРОМЕ жареного яйца и гренок? – спросила я, когда передо мной, в который раз за последнюю неделю, оказалась тарелка с яичницей.
- Запеченную человечину, - огрызнулся Снейп, - так что либо ешьте, либо полезайте в духовку.
До двух часов дня оставалось еще много времени, и я не знала, чем себя занять. Мысль о палочке придавала мне сил, поэтому я взялась за уборку дома – за то, что я откладывала вот уже месяц. Человеку, которому ни разу не приходилось делать генеральную уборку в огромном доме, сложно представить, какой это каторжный труд. Профессор, конечно же, скрылся в лаборатории, поэтому мне пришлось делать всё одной, и за четыре часа я успела только подмести все помещения и протереть пыль. Конечно, если бы я не рассматривала каждый предмет обстановки как музейный экспонат, не теряла время на изучение всей своей видеотеки, не пролистывала каждую книгу, которая подворачивалась мне под руку, я бы, несомненно, справилась куда быстрее. Но, в конце концов, влажную уборку пришлось отложить, так как пришло время собираться и отправляться в Дырявый Котел.
Профессор Снейп изъявил желание отправиться со мной, облачившись в кота, и вскоре мы уже ехали на моем резвом Мерседесе по направлению к Лондону. Ровно в два мы вошли в бар. Морена была уже там. Рядом с ней сидел устрашающего вида маг, видимо, охранник, и потягивал какой-то напиток мутно-коричневого цвета. Когда я села за их столик, Морена принялась расспрашивать меня о предыдущей палочке – из чего сделана, какая начинка, длина. Узнав все данные, она принялась записывать мои физические параметры: рост, вес, цвет глаз и волос, и Бог весть знает, что еще. Покончив с этим, она предложила мне «погулять час-другой», а потом снова встретиться здесь же.
Желания идти на Диагон Аллею у меня не было, так как там могли встретиться люди, вполне могущее меня узнать, так что я отправилась гулять по магловским районам. На улице было ветрено, и я спрятала профессора под пальто. Он удобно расположился у меня на груди, высунув мордочку, и принялся глазеть по сторонам. Свернув с шумной улицы, мы оказались в уютном жилом квартале, где, окруженный домами, располагался небольшой сквер. Я прошла через чугунную калитку и села на одинокую скамью в самом конце садика. Вокруг было тихо, только шелест листьев и далекий шум автомобильных моторов разрывали тишину. Профессор вылез из выреза моего пальто и сел рядом на скамейке. Спустя несколько минут он, очевидно, замерз, и вернулся ко мне на колени.
Мне вдруг стало очень тоскливо. Было так одиноко и неуютно, что хотелось плакать.
- Знаете, а тут никого нет. Может, вы могли бы превратиться? – обратилась я к профессору, но кот отрицательно покачал головой и опасливо огляделся по сторонам.
- Думаете, за мной могут следить? – догадалась я, - Думаете, Морена не доверяет мне?
Кот кивнул.
- Просто мне скучно, - объяснила я, - Пустой парк, пустые дома – все, наверняка, на работе… а я ведь тоже могла сейчас быть на работе. Там было интересно, мне нравилось там работать. Но у меня было незаконченное дело… вы, может быть, думаете, что это глупо, вот так слепо мечтать отомстить, но вы не знаете всей истории. Поверьте, то, что произошло, не заслуживает прощения. Я, по крайней мере, простить не могу. Гарри говорит, что нужно отпустить эту ненависть. Говорит, что когда он перестал ненавидеть вас, ему стало легче. Вы все еще ненавидите Гарри? – спросила я.
Кот, до этого неотрывно глядевший куда-то вдаль, повернул голову и взглянул на меня.
- И не говорите, что не ненавидели его, - недоверчиво сказала я.
Снейп нехотя отвел глаза в сторону – согласился.
- А что теперь? – не отставала я.
Профессор передернул кошачьими плечиками.
- Как это, не знаете? Ну, он ведь вас раздражает не так сильно, как раньше?
Кот вздохнул – ему определенно надоела моя болтовня.
- Ну ладно, оставим эту тему. Есть хочется.
Я поднялась со скамейки, снова запихнула профессора в вырез пальто, и отправилась на поиски продуктового магазина. Купив себе сэндвич и горячий кофе из автомата, я села на скамейку, и, подкармливая профессора ветчиной из моего сэндвича, принялась ждать.
Спустя полтора часа я вернулась к Дырявому котлу. Морена уже была там. Она улыбалась, и я подумала, что это хороший знак.
- Сейчас я дам тебе Ежедневный Пророк, там внутри – палочка. Возьми газету аккуратно, и пройди с ней в туалет. Там убедись, чтобы никого не было рядом и возьми палочку в руку. Если она тебе подойдет, ты это поймешь. Сейчас оставь половину оплаты, если всё будет тип-топ, вернешься, отдашь остальное. Если нет, попробую найти что-нибудь другое.
Я очень надеялась, что эта палочка мне подойдет – мне надоело слоняться по Лондону с котом за шиворотом. Я последовала указаниям Морены, прошла в туалет и, задержав дыхание, несмело прикоснулась к волшебному кусочку дерева. Палочка тут же вспыхнула мягким светом, и я почувствовала волну тепла, разлившуюся по моему телу. Ощущения были не такими яркими, как с палочкой Оливандера, но я поняла, что эта красавица МОЯ.
Когда я вернулась в бар, Морена держала профессора Снейпа на руках и теребила его за ухом.
- Какой-то у тебя кот потрепанный, - заметила она, - Ну что?
Я кивнула.
- Спасибо большое. Вы просто меня спасли.
Морена усмехнулась. Я отдала ей оставшуюся сумму, и с котом на руках аппарировала к офису Брутто. Судорожно приведя себя в порядок, я прошла в приемную. Секретарша доложила обо мне и уже через минуту я сидела напротив «Джонни».
- О, Мадонна, вы, как всегда, неотразимы! Вы убиваете меня каждый раз, когда я вижу вас!
- Мечтать не смела, - сардонически ответила я, - Меня интересует, как продвигаются наши дела?
- Магнифико! Профессор Снейп сообщил, что у него есть… ах, как это сказать? Накидки…
- Наброски?
- Да, именно. Он убеждает, что ваше зелье может быть сделано, но он не знает, когда.
- Это чудесно.
- Да, да, - сказал Брутто с придыханием и внезапно встал.
Я заставила себя остаться сидеть на стуле, хотя очень хотелось вскочить и убежать. Брутто обогнул свое рабочее место и встал напротив меня, присев на край стола. Какое-то время он просто смотрел на меня. Затем он чувственно провел пальцем по нижней губе, глядя при этом на мои губы, на мгновение словно о чем-то задумался, и убрал руки в карманы черных узких брюк. При этом его белая рубашка, и без того не застегнутая на верхние пуговицы, распахнулась еще больше, демонстрируя загорелую грудь.
Я постаралась сдержать раздраженный вздох. Все его действия казались мне наигранными и просто отвратительными. Самовлюбленный мачо.
- Иногда я думаю, - хрипло произнес он.
«Это радует», - подумала я.
- …есть ли мужчина на этой планете, кто любил бы вас сильнее, чем я.
- Мой папа, - ответила я, намереваясь встать, но Брутто подлетел ко мне и упал передо мной на колени. Схватив меня за ноги, он начал выкрикивать на итальянском в целом понятные мне фразы:
- Пер фаворе! Миа анима! Ви амо! Я не могу без вас! Я люблю без памяти.
Мой скучающий вид смутил разгорячившегося мужчину.
- О, как вы бессердечны. Я ранен.
- Не поверю, пока не увижу кровь, - сказала я.
Брутто вскочил с колен и подлетел к своему бару. Поднеся мне бокал с красным вином, он изрек:
- Это моя кровь.
Он всунул бокал в мою руку, тогда как свой бокал высоко поднял над головой и принялся рассматривать его на свет.
- Смотрите, какая она алая. Такая же алая, как ваши губы. И их также хочется испить в поцелуе, как это вино.
С этими пафосными словами он сделал глоток. Потом, взглянув на меня, он чокнулся с моим бокалом, и сделал еще один глоток. Это было нечто вроде приглашения выпить. Я несмело поднесла бокал к губам. Пахло вино очень приятно, а его насыщенный цвет завораживал. Но стоило мне сделать глоток, как кот на моих коленях словно взбесился. Он вскочил на все четыре лапы и вцепился когтями в руку, которая держала бокал. Было больно, но я не могла оторваться от великолепного вина. Оно было слишком вкусным, слишком манящим, и не позволяло мне перестать пить его, пока в бокале не осталось и капли. Как только я допила вино, я смогла опустить уже кровоточащую руку. Затуманенным взглядом я посмотрела на Брутто. Тот стоял передо мной с самодовольной улыбкой.
- Так-то лучше, гаттина. Так ты будешь добрее. И более желающей.
Я приоткрыла рот, не понимая, что происходит. Кровь во мне, кажется, побежала быстрее, стало нестерпимо жарко, а дыхание затруднилось. Я испуганно посмотрела на Брутто, на его мужественное смуглое лицо, чувственные губы, широкие плечи…
- Зелье, - прохрипела я, - Приворотное зелье.
- Не просто приворотное, миа белла… Сейчас мы аппарируем ко мне домой и я, наконец, сделаю то, о чем мечтал с нашей первой встречи.
- Что? – спросила я, прекрасно зная ответ.
Брутто лишь рассмеялся. Он подошел ко мне и выхватил из обессиленных рук палочку, оттолкнув попытавшегося его оцарапать кота. Обойдя меня, он выглянул в коридор, сообщил своей секретарше, что уходит, и сегодня его ни для кого нет, после чего вернулся в свой кабинет.
К его огорчению и ярости, меня там уже не было. Профессор Снейп, обратившись в человека, немедленно аппарировал со мной на руках, как только Брутто повернулся к нам спиной.
Мгновение – и я уже лежала на диване в своей гостиной.
- У меня нет антидота к этому зелью, поэтому вам придется помучаться эту ночь, - сказал профессор медленно, так как до меня все доходило с большим трудом, - Вы меня слышите?
Я кивнула.
- Вы понимаете, что я говорю?
Я снова кивнула.
- Сейчас я отнесу вас в вашу комнату и запру там, - сообщил Снейп.
Я отчаянно замотала головой.
- Это необходимо, мисс Дэшвуд.
- Останетесь со мной? – спросила я, с трудом шевеля губами.
Снейп не удостоил меня ответом. Подхватив меня на руки, он понес меня в мою спальню. Как только он коснулся меня, всё мое тело затрепетало, нуждаясь в более страстных прикосновениях. Прерывисто дыша ему в шею, я начала расстегивать пуговицы на его мантии. Профессор встряхнул меня, пытаясь помешать, но ничего не вышло – я твердо решила избавить его от лишней одежды.
- Мисс Дэшвуд, прекратите немедленно, иначе я брошу вас на пол, - предупредил он.
- Хочу вас, - сообщила я, не внимая его угрозам.
- Мое сердце наполняется сочувствием, - саркастично произнес профессор, внося меня в мою комнату, - но я ничем не могу помочь.
- Можете, - упрямо сказала я, не желая отпускать Снейпа, когда он попытался уложить меня в постель.
- Могу, но не хочу, - ответил он, отцепляя мои руки от своих плеч.
- Совсем? – спросила я, изнывая от желания.
- Послушайте, мисс Дэшвуд, предстоящая ночь покажется вам не самой легкой в жизни, но завтра будет утро, и вы будете первой, кто кинется на меня с обвинениями, согласись я «помочь». Так что будьте хорошей девочкой и попытайтесь уснуть.
С этими словами он вышел из комнаты. Я, конечно же, сразу соскочила с кровати и подбежала к двери.
«Закрыто, и палочки у меня нет», - поняла я. У меня было ощущение, что разум взял выходной и свалил куда-то на Ривьеру. В голове была только одна мысль – добраться до Снейпа. О том, что творилось с моим телом мне и говорить не хочется. Такого я не испытывала ни разу в жизни.
Я огляделась, и мой взгляд упал на окно. Коварно улыбнувшись, я открыла шторы, распахнула настежь окно и вдохнула холодный осенний воздух. Легче мне не стало, но широкий поребрик чуть ниже оконного проема несказанно обрадовал. Комната профессора находилась как раз рядом с моей и мне нужно было всего лишь проползти вдоль стены по узкому поребрику, добраться до соседнего окна, скорее всего открыть его (или, что более вероятно, разить), забраться в комнату и там уговорить профессора избавить меня от мучений.
Вооружившись бутылочкой из-под дезодоранта, которой я планировала разбить стекло, я вылезла из своей комнаты. Ухватив бутылку зубами, я начала медленно, животом к стене, скользить вдоль дома. Страха упасть с высоты второго этажа у меня не было – мозг отключился напрочь, и все инстинкты самосохранения покинули меня. Чудом добравшись до окна профессора, я, ухватившись за раму, разбила стекло, пролезла внутрь рукой и открыла ставни. Ловко изогнувшись, я залезла в комнату. Было темно, а из ванной доносился шум воды. Я посчитала это своей удачей. Быстро скинув одежду, я осталась в одном белье. Не зная, куда себя деть дальше, пока профессор Снейп не вышел из душа, я легла на его кровать. Но я не пролежала и десяти секунд, что-то заставило меня вскочить. Я совершенно не могла находиться в состоянии покоя, мне требовалась повышенная физическая активность. И хороший секс.
Наконец, я услышала, что звук льющейся воды остановился. Сделав несколько кругов по комнате, я остановилась, и взглянула на дверь, ведущую в комнату из ванны. Наконец, она распахнулась, и в проеме появился Снейп. Сперва он не заметил меня, а я вот чуть не задохнулась от восторга, увидев, что на нем было лишь одно полотенце, обмотанное вокруг бедер. Профессор что-то пробормотал и в комнате зажегся свет. В этот же момент он издал непонятный звук – что-то среднее между вскриком удивления и ярости.
- Как вы сюда попали? – спросил он, разглядывая меня.
Я неопределенно махнула рукой куда-то в сторону окна, не отрывая жадного взгляда от полотенца.
- Так, мисс Дэшвуд… Сейчас я подойду к двери, открою её и вы выйдете в коридор, - медленно проговорил Снейп.
Я отрицательно закачала головой.
- Мисс Грейнджер! – он сменил тон на гневный, - Немедленно покиньте мою спальню.
Я повторила свои действия. Профессор с тоской взглянул на свою мантию, которая лежала на стуле рядом со мной.
Я злорадно улыбнулась, и начала медленно приближаться к профессору, очень быстро отрезая ему путь к отступлению в виде двери, ведущей в коридор. У него оставался единственный способ спастись – бежать в ванну, что он и сделал. Я почти настигла его, когда крашенная белой краской дверь захлопнулась перед моим носом. Я начала как сумасшедшая колотить в эту дверь, периодически взывая к профессору.
- Пожалуйста! – кричала я, - Я больше не могу. Вы нужны мне.
Крики о помощи не действовали, и я перешла к более решительным действиям.
- Если вам интересно, - сказала я светским тоном, - Я уже сняла бюстгальтер.
Из ванной послышалось что-то, похожее на стон.
- И теперь снимаю трусики…
- Убирайтесь отсюда! – донесся до меня голос профессора.
- Я готова для вас, и жду только одного – когда вы выйдете и вставите свой клинок в мои ножны!
Я не знаю, откуда пришла сия метафора – вероятно, сказался подростковый интерес к дамским романам, но профессор Снейп нервно рассмеялся.
- Послушайте, попытайтесь обуздать свои гормоны, - посоветовал он, но я его не слышала.
Точнее, не желала слышать.
- Мне нужно только одно. Снимите действие зелья. Я сделаю для вас всё, что угодно. Я обещаю, что не буду завтра ни в чем вас винить. Я буду только благодарна. Перестаньте быть таким джентльменом, когда это совсем ни к чему! Почему благородство вдруг проснулось в вас именно сейчас? Отказываясь мне помочь, вы делаете только хуже…
Я услышала щелчок открывающегося замка и радостно отскочила от двери. Профессор Снейп задумчиво вздохнул, глядя на меня.
- Хорошо, - ответил он, - Я помогу вам.
Он прошел мимо меня к своей кровати и несколько секунд стоял спиной ко мне. Я, не веря своему счастью, сделала шаг к нему, но вдруг он резко развернулся, схватил с тумбочки волшебную палочку, направил её на меня, и мир перед глазами померк.
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.01.2008)
Просмотров: 574 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz