Best design in 1024×768 Пятница, 24.11.2017, 23:34

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

oh, pretty woman
Иногда я думаю, хотелось бы мне знать, о чем думают люди вокруг меня, или нет. Кажется, это очень интересно, что творится в чужой голове, а чужая душа – потемки, которые хотелось бы хотя бы немного развеять мягким светом и понять, чем руководствуется человек, совершая тот или иной поступок, говоря те или иные слова, что он на самом деле чувствует, в конце концов. Ведь это так странно, для тебя кажется, что весь мир вертится вокруг тебя, у тебя есть мысли и чувства, ты постоянно, ПОСТОЯННО думаешь о чем-то, даже если это просто обрывки мыслей, еще не сформировавшиеся в предложения. Каждое явление или событие обдумывается тобой и у тебя появляется свое мнение. И вдруг ты понимаешь, что вокруг тебя миллионы людей, у которых в голове твориться то же самое. Для каждого человека он сам является единственным, и твои мысли никогда не станут открытыми для него, он будет воспринимать тебя как еще одно существо, чувства которого ему неведомы. Это странно, дико. Трудно представить, что вот этот старенький дед, что сидит на скамейке в парке, сейчас думает, в его голове роятся тысячи мыслей, так же, как и в твоей. Или, еще более странно, вот эта раздражающая женщина, которая кричит на тебя за то, что ты случайно наступила ей на ногу – ведь у неё тоже есть свои мысли и чувства. Ты не понимаешь, зачем она так груба и кричит на тебя, ведь ты не специально, и ты тоже злишься в ответ. Но ведь и она что-то думает, что-то заставляет её вести себя так. Ведь она не хочет показаться тебе злой, она не считает себя плохой теткой, которая орет на ни в чем не повинного человека. Она воспринимает себя как единственную и неповторимую, обиженную и уставшую, которой, не понятно за что, наступили на ногу. И ей хочется сорвать на ком-то злость.
И бывает непонятно, как другой человек не может понять, что ты ему говоришь, ведь твои слова очевидны, истина лежит на поверхности, но с тобой упорно спорят, не желая понимать. У каждого своя правда, но почему-то кажется, что твоя правда – самая правдивая.
Но хотелось бы мне действительно знать, о чем думают другие люди? Не слишком ли это большой груз? Не достаточно ли мне своих мыслей? И было бы мне интересно общаться с людьми, умей я читать их мысли? Ощущать эмоции – может быть, но мысли… Наверное, появись у меня способность слышать, о чем думают люди, я бы, мне кажется, чувствовала себя так, словно подглядываю за тем, как кто-то делает что-то нелицеприятное. И более того, мне бы, наверное, было неприятно узнать, что обо мне думают окружающие. Не потому, что я уверена, что все думают обо мне плохо, но ведь не зря мы говорим не все, что думаем. Мысли иногда бывают неконтролируемыми, глупыми и неправильными. Можно подумать что-то, а потом понять, что вовсе так не считаешь, или это полная глупость. И прочитай я такую мысль о себе, мне было бы очень неприятно.
В конце концов, не спроста у людей есть способность думать, есть этот проводник между первым импульсом, идеей и словами. Каждый имеет возможность решить, стоит произносить те или иные слова вслух. Не все, правда, умеют достойно этой возможностью пользоваться…
- Мисс Дэшвуд, - оторвал меня голос профессора Снейпа от раздумий, - Меня удивляет ваша способность подниматься из кровати, все еще не проснувшись.
- Я просто задумалась, - ответила я, делая глоток кофе из большой чашки.
- Так вы все-таки умеете… Я просто хотел сообщить, что знаю, как достать новую палочку.
Я вопросительно подняла брови.
- Среди Пожирателей Смерти была одна женщина, Морена. Я не думаю, что она действительно поддерживала Лорда, скорее ей казалось, что так для неё безопасней. Или ей нравились «отрицательные герои». В любом случае, она не участвовала ни в каких делах, а служила скорее для увеселения одиноких Пожирателей. Однажды мне довелось пообщаться с ней…
Я фыркнула. Пообщаться...
- … и она сообщила мне, что, цитирую, «в два счета могла бы достать новую палочку любому магу». Если бы вы встретились с ней…
- И где я могу с ней встретиться? В Азкабане? – спросила я.
- Нет, как я сказал, она не участвовала ни в каких делах Темного Лорда, и, насколько мне известно, никто не стал доносить на неё.
- Вы тоже?
- Если Люциус Малфой смог избежать Азкабана, Морена его тем более не заслуживает. Она не сделала ничего, что могло бы стать причиной для заточения в тюрьму.
- Ну хорошо, где я могу найти её?
- С этим могут возникнуть проблемы. Единственное место, где она довольно часто появлялась раньше – «Валькирии». Надеюсь, она не изменила своим привычкам.
- Валькирии? – переспросила я.
Название показалось смутно знакомым.
- Дамский клуб, - скривив губы, произнес профессор, - Там собираются ведьмы и проводят вечера за выпивкой, танцами и Мерлин знает чем еще.
- Он находится на Диагон Аллее! – вспомнила я, - Я видела вывеску.
- Совершенно верно. Вы пойдете туда сегодня вечером, найдете Морену и попросите её раздобыть для вас палочку.
- Но как я её узнаю? – спросила я, совершенно забыв о завтраке.
- Подключите фантазию. Попробуете поспрашивать посетительниц, или, кто знает, быть может вы узнаете её интуитивно. Главное, не набрасывайтесь на неё сразу с просьбой о палочке.
- Я так глупа, по-вашему? – обиженно спросила я.
- Я могу не отвечать на этот вопрос? – ехидно спросил профессор.
- Идите к черту, - буркнула я, - Послушайте, а вы не можете пойти со мной?
Лицо Снейпа ясно дало понять, как профессор относится к идее пойти в дамский клуб.
- Во-первых, как я сказал, мужчинам туда вход воспрещен. Во-вторых, я думаю, там стоят специальный защитные чары, которые распознают оборотное зелье и прочую магию… как будто какой-либо маг в здравом уме захотел бы пробраться в этот курятник.
- Ну хорошо. Тогда я отправлюсь туда сегодня же.

***

Вечером я надела любимое маленькое черное платье и, подхватив мантию, спустилась вниз. Профессор взглянул на меня, отвел взгляд, и тут же удивленно посмотрел снова.
- Что? – не выдержала я его издевающегося взгляда.
- Сколько за час берете? – спросил профессор, и его глаза снова смеялись.
- С вами я не лягу даже за деньги, - бросила я и тут же пожалела об этом.
С лица профессора исчезло все веселье, он грубо взял меня за локоть и, мы тут же аппарировали.
- Могли бы предупредить, - недовольно сказала я, натягивая мантию, стоя посреди Диагон Аллеи.
- Я прошу прощения, - ядовито ответил Снейп.
Молча мы дошли до Валькирий и профессор, сообщив, что будет ждать меня в кафе напротив, удалился.
Вход в клуб находился прямо под большой деревянной вывеской, подсвечивающейся множеством розовых огоньков, парящих в воздухе. Справа от входа в воздухе висел кошелек, на котором значилось: «Вход 3 сикля». Я бросила в кошелек монеты и вошла внутрь. Проходя сквозь дверной проем, я почувствовала, словно сквозь меня просочился легкий ветерок, и от затылка вниз побежали мурашки. Мысленно отметив сканирующие и охранные чары в дверном проеме, я прошла в небольшой зал. Из исполненной в розовых тонах комнаты вело три двери. Немного поразмыслив, я вошла в первую. Там негромко играла спокойная музыка, всюду стояли мягкие диванчики и ведьмы возлежали на них подобно греческим богиням на Олимпе. Приглушенный свет делал очертания предметов расплывчатыми, а пьянящий аромат, не знакомый мне, заставил тут же расслабиться и забыть обо всех проблемах.
Но что на самом деле удивило меня, так это официанты – молодые люди в тогах на манер древне-римских, левитировали подносы с напитками и закусками. Я тут же вспомнила, как профессор сказал, что мужчинам сюда вход категорически запрещен.
Некоторое время помявшись у входа, я вышла обратно в розовую комнату, и вошла во вторую дверь. По ушам тут же ударила громкая музыка. В зале было темно и лишь розовые, парящие в воздухе огоньки освещали лица ведьм, забывшихся в зажигательном танце. Один большой белый шар света висел в центре зала, постоянно мигая, делая движения женщин какими-то неестественными и просто завораживающими. На небольшом подиуме в конце зала танцевали полуобнаженные мужчины. Ведьмы, стоящие рядом с подиумом кричали и улюлюкали, умудряясь перекрикивать музыку. Я постояла здесь некоторое время и снова вернулась в розовую комнату. Наконец, я вошла в последнюю дверь и оказалась в обычном пабе, где, как и в предыдущих помещениях, были одни женщины. Зал показался мне наиболее удобным для поисков, и я направилась прямо к бару. Бармен, молодой человек с длинными черными волосами, тут же сделал мне какой-то коктейль, который, по его словам позволяет расслабиться в конце рабочего дня как ничто другое. Я сделала несмелый глоток розовой жидкости и к своему удивлению поняла, что это одна из самых вкусных вещей, которые мне доводилось пить.
- Невероятно, - сказала я, - Это просто потрясающе!
Я услышала смешок и повернулась, чтобы увидеть молодую светловолосую женщину, которая села рядом со мной.
- В первый раз здесь? – спросила она.
Я тут же быстро окинула её взглядом, сравнивая с описанием, которое дал мне профессор Снейп. Нет, на Морену она совсем не походила.
- Да, как вы догадались? – спросила я.
- Все, кто был здесь хоть раз, обязательно уже пробовали Амброзию, а вы явно пьете её в первый раз... Лореляй, - представилась девушка и протянула мне руку.
- Элинор, - ответила я и пожала узкую ладонь, - Очень любопытное место, - сказала я, делая еще один глоток Амброзии, - Мне его посоветовала одна подруга, возможно, вы знаете её, её зовут Морена.
Лореляй пожала плечами.
- Нет, я не знаю никого с таким именем. Наверное, она бывает здесь не очень-то часто, потому что я знаю всех заядлых валькириянок.
- Возможно… - вздохнула я, - Объясните мне вот что, Лореляй: я думала, что мужчинам сюда вход запрещен, но они здесь работают. Я почувствовала на входе сканирующие чары и…
Лореляй улыбнулась.
- На входе действительно есть чары, и ни один мужик сквозь них не пройдет, даже если применит маскирующие чары или еще что-нибудь в этом духе. Но через служебный вход – всегда пожалуйста. Не то чтобы у них, у мужиков, была возможность здесь оказаться, если они здесь не работают. В залах есть специальные чары, которые распознают любую магию, которая изменяет внешность. Бывает очень смешно, когда какая-нибудь дура, которая не знает об этом, использует кучу косметических чар, а они все пропадают как только она заходит в клуб. А если охрана заметит в зале колдуна, его тут же выкинут отсюда взашей.
Лорейляй говорила быстро и громко, активно жестикулируя, и следующие полчаса, проведенные в беседе с ней, изрядно меня утомили. Наконец, я решила поискать Морену в других залах. Лореляй увязалась за мной, но еще час в компании неугомонной девушки не принес никаких результатов – никого похожего на описанную Снейпом женщину я не увидела.
- Кого ты выглядываешь весь вечер? – спросила Лореляй, когда мы пили какой-то очередной коктейль в зале для отдыха, том самом, где играла спокойная музыка и стояла мягкая мебель.
- Свою подругу, о которой я говорила, Морену. Мы очень давно не виделись, и я не знаю, где еще можно найти её, если не здесь.
- Может быть, здесь её зовут по-другому? – предположила Лореляй.
Я вопросительно взглянула на собеседницу.
- Здесь многие придумывают себе другие имена. Например, меня на самом деле, зовут не Лореляй. А вот ту девочку в синем платье все называют Малышка. А вон та, в черном костюме – Леди Энн, хотя я точно знаю, что её зовут Бэтси Беркс. Понимаешь, это помогает отвлечься от повседневности. Бывает, что девочки, которые общаются здесь, пересекаются и в жизни, но запросто могут сделать вид, что видятся впервые. Этот клуб – больше, чем место для отдыха, это наше тайное общество, которое открыто для всех женщин, но закрыто для всех мужиков, если только они не прислуживают нам.
Сказав это, Лореляй рассмеялась и ущипнула проходящего мимо официанта за задницу.
Царство матриархата.

***
Скучающий профессор Снейп был обнаружен за самым дальним столиком в полупустом кафе. Он склонился над чашкой черного кофе и, очевидно, о чем-то глубоко задумался. Когда я села напротив, он даже не поднял на меня глаза.
- Я не нашла её, - сообщила я.
- Я и не надеялся, - буркнул профессор.
- Но у меня появилась идея, как можно сделать это, - идея, вероятно, возникла под влиянием множества коктейлей, но я до сих пор считаю, что это был прекрасный план.
- Я весь внимание.
- Вы пойдете туда со мной.
Профессор, наконец, соизволил взглянуть на меня.
- Мисс Дэшвуд, вы издеваетесь или действительно так непроходимо тупы? Я же вам ясно сказал: мужчине туда не попасть.
- Да, но я знаю, как можно это устроить, - радостно сказала я, не обращая внимания на грубость Снейпа.
- Ну и как же, просветите меня?

***
- Идите к черту, ненормальная! – прорычал Снейп, когда я уже около часа уговаривала его согласиться на мой план.
Мы аппарировали из кафе домой, как только я сообщила профессору, КАК он может попасть со мной в «Валькирии». Видимо, он не хотел орать на меня в общественном месте, привлекая внимание, и поэтому тут же переместил нас в мой дом.
- Профессор, это единственный способ. И абсолютно безопасный!
- Послушайте меня, мисс Дэшвуд, послушайте внимательно, - профессор склонился надо мной, испуганно сжавшейся в кресле, - Я никогда, слышите, НИКОГДА не соглашусь на ваш план. Даже если бы от этого зависела ваша жизнь, я бы ни-за-что в жизни, ни за какие богатства не согласился бы на это.
- Ну профеееесор, ну я вас умоляю. Хотите, на колени встану? Хотите?
Я сползла с кресла и встала на колени, ухватившись за подол мантии Снейпа.
- Прекратите паясничать!
- Пожалуйста, мне так нужна новая палочка! Вы даже не можете представить, что это такое – жить без нее. Я чувствую себя ущербной. Я чувствую себя слабой и незащищенной. Я прошу…
- Встаньте с колен!
- Умоляю! Это единственный путь.
- Отцепитесь же от меня.
Профессор пытался разжать мои пальцы, вцепившиеся теперь в его руки. Я чувствовала, что скоро он сломается.
- Профессор, я пообещаю вам сделать всё, что вы захотите, - низким голосом произнесла я.
- Мне от вас ничего не надо, - зло ответил Снейп, всё еще тщетно пытаясь отцепить меня от себя.
- Сейчас не надо, но когда-нибудь понадобиться. Я буду обязана вам, и вы в любой момент сможете потребовать от меня чего угодно. Только согласитесь.
- Мисс Дэшвуд…
- Может быть, у вас есть другой план?
- Нет, но…
- Тогда у нас нет выхода. Подумайте сами, мой план идеален: мы войдем через служебный вход, внутри мужчина находиться может, если только на нем нет маскирующих чар или вообще какой-либо магии, так что никакие следящие чары вас не обнаружат…
- Почему я не могу наняться туда на работу? – спросил Снейп, и я почувствовала, что он сдается.
- Потому что, профессор, вас вряд ли возьмут туда. Всем мальчикам, которые там работают, не больше тридцати, они обладают идеальной фигурой и смазливым личиком, а вы, извините, конечно, не тянете на Аполлона. Кроме того, это слишком долго.
- Тогда придумайте что-нибудь еще. Я не буду, я не могу…
- Профессор Снейп, мой план идеален и прост, как все гениальное.
- Да, но я не хочу переодеваться в женщину!

***
- Профессор мы сидим здесь уже три, нет, четыре часа. Я устала и хочу спать. Вы сами понимаете безвыходность своего положения. Мысленно вы уже согласились с моим планом, не так ли?
- Не так!
- Какой вы вредный, просто уму не постижимо, - искренне изумилась я.
- Мисс Дэшвуд, оставьте меня в покое, - почти простонал Снейп, откинувшись на спинку кресла, в котором сидел.
- Хорошо, на сегодня я вас оставлю, ночью вы обдумаете мою идею, и, я уверена, завтра согласитесь, что мой план – единственный выход. Утро вечера мудренее. Спокойной ночи.
С этими словами я, наконец, отправилась в спальню и уснула, как только голова коснулась подушки.

***
Утро началось с продолжения спора. Профессор все еще сопротивлялся, хотя довольно вяло.
- Послушайте, в женском одеянии вас видело пол моего курса. Вам нечего стесняться!
- Что? – выдохнул профессор.
- Боггарт Невилла – его бабушка…
- Ах, вы об этом, - сквозь зубы процедил Снейп, - Не утруждайтесь, Люпин с большим удовольствием поделился той историей с директором, а тот, уж конечно, не преминул рассказать её мне.
- Вас никто не узнает, поверьте мне.
- В самом деле, ведь у меня такая непримечательная внешность. И я такой женственный, что никому и в голову не придет, что я мужчина, - саркастично произнес профессор, потягивая горячий кофе.
- Никто не сомневается в вашей мужественности, сэр, и уж я точно не буду – я вот уже пятый час уговариваю вас надеть юбку. Просто представьте, что это маленькая шутка. Или роль. Роль в спектакле. Раньше, когда в театрах играли только мужчины, им приходилось исполнять и женские роли тоже. Отнеситесь к этому проще, профессор. Это просто игра. Вызов. Сможете ли вы?
Профессор уронил голову на руки.
- Я ненавижу вас, мисс Дэшвуд, я действительно ненавижу вас.
Я с радостным криком бросилась к профессору. Подбежав к нему со спины, я судорожно обняла его и забормотала ему куда-то в шею: «Спасибо, спасибо, спасибо!»
- Отцепитесь от меня, - буркнул он.
Встав из-за стола, он ушел в свою комнату. Я, доев завтрак, тоже отправилась к себе, чтобы подобрать подходящую косметику и наряд для… мисс Снейп.

***
Весь день профессор скрывался от меня в лаборатории. В общем-то, ему действительно надо было начинать работать над моим проектом. Вспомнив о Брутто, я написала ему письмо с сообщением о том, что зайду завтра, в среду, чтобы узнать, как идут дела.
Вечер подкрался незаметно, и пришло время готовить профессора к походу в «Валькирии». Сперва я заставила его принять душ и как следует помыть волосы, а потом, не без труда затащив его в свою комнату, посадила его на край кровати и принялась за создание образа.
- Вы плохо побрились, - сообщила я, проводя рукой по лицу Снейпа.
- Как, разве я не снял кожный покров со своей челюсти?
- Не надо ерничать, у вас видно щетину.
- Ну сделайте с этим что-нибудь, вон сколько у вас тюбиков с бежевой краской, - недовольно ответил профессор, указывая на тональный крем.
- Чтобы скрыть вашу щетину, мне придется наложить слой в сантиметр, - буркнула я и принялась наносить тон.
Спустя несколько минут профессор приоткрыл глаза, которые до этого держал закрытыми и взглянул в зеркало.
- Вы намеренно меня уродуете? Боитесь, что мужчины начнут обращать на меня больше внимания, чем на вас, и делаете пугало?
Я отвернула лицо профессора от зеркала и приказала ему не смотреться в него, пока я не закончу.
- Можно подумать, что я обварился, - все же добавил профессор и замолчал.
Я взялась за макияж глаз. Положив рядом с собой темно-серые тени, карандаш и тушь, я села перед профессором на колени. Я принялась рассматривать его глаза, размышляя, как их лучше накрасить, но постепенно мои мысли свернули в другом направлении, и я попыталась вспомнить, видела ли я раньше лицо профессора так близко. В какой-то момент я осознала, что профессор тоже смотрит на меня, и глубина его черных глаз завораживала. В моей голове возник образ профессора, когда он вел урок. Но теперь он казался мне не страшным, а притягательным. Образ сменился, и я представила, как профессор Снейп разворачивается, эффектно взмахнув мантией, и удаляется по коридору. Картинки сменялись в голове, и каждая следующая была еще более возбуждающей, чем предыдущая. Наконец, я снова мысленно вернулась в комнату и осознала, что еще немного, и мы с профессором соприкоснулись бы носами. И это я уменьшила расстояние между нами. Я судорожно вздохнула и отпрянула назад. Взглянув на профессора снова, я увидела, что он улыбается. И глаза его, как всегда, тоже смеялись.
- Вы использовали легилеменсию! – выдохнула я, стараясь, чтобы голос звучал обвиняюще.
Ухмылка профессора стала шире. Настоящий Чеширский Кот.
- Теперь, мисс Дэшвуд, мне не так страшно переодеться в женщину, - сообщил он глумливо.
Мое лицо приняло ожесточенное выражение.
- Думаю, кудри вам пойдут, - бросила я, и снова приблизилась к нему, чтобы продолжить, - Закройте глаза, - зло приказала я, и профессор послушался, продолжая, однако, довольно улыбаться.
Закончив красить глаза, я взглянула на результат.
- У вас удивительно красивые глаза, - прокомментировала я, не в силах молчать, - Длинные ресницы и такая форма… и тени так подчеркивают цвет…
- Еще слово, и я уйду отсюда, - предупредил профессор.
- Нет, они и без косметики неплохо смотрятся…
- Мисс Дэшвуд…
- Хорошо, хорошо... Теперь губы.
Я взглянула на тонкие губы профессора и сердце, кажется, забилось быстрее. Почему-то прикосновение к его губам казалось жестом особенно интимным, но мне очень хотелось это сделать. Я обмакнула палец в бальзам и провела им по нижней губе Снейпа. На мгновение закрыв глаза, я тут же их открыла и увидела, что профессор смотрит на меня. Я едва заметно вздрогнула и принялась красить его губы более грубо, не позволяя себе получать от этого удовольствие.
В любом случае, нанесение макияжа никогда не было таким завораживающим и интересным занятием.
Когда с лицом профессора было покончено, я взялась за его волосы. Намазав их фиксирующим средством, я намотала локоны на самодельные бигуди – с моими волосами у меня не было в них нужды. Затем я подсушила их и, пока бигуди делали свое дело, взялась за подбор гардероба.
- Я думаю, вот эта мантия подойдет идеально.
- Она БОРДОВАЯ, - произнес профессор, как если бы он сказал «она ДЫРЯВАЯ» или что-нибудь в этом роде.
- Вот именно! Если кто-то вдруг подумает, что вы – профессор Снейп, что вряд ли, он сразу решит, что ошибся, как только увидит бордовую мантию, да еще с золотым орнаментом.
- Нет. Я не соглашусь надеть это ни за какие сокровища мира, - сообщил профессор и, сложив руки на груди, гордо поднял подбородок.
Я рассмеялась.
- Извините, но с бигудями на голове и покрытыми розовым блеском надутыми губками, вы выглядите очень комично.
Профессор метнул на меня злобный взгляд из под длинных густых ресниц.
- Где вы научились ТАК стрелять глазками? – продолжала глумиться я.
- Еще один комментарий в этом духе, и вы останетесь без палочки, - заметил Снейп.
- Молчу. Но мантию на вашем месте я бы надела именно эту. Золотая нить на бордовом бархате выглядит очень эффектно. И что самое главное, вам не придется надевать под неё ничего слишком короткого или открытого. Эта юбка вполне подойдет.
Я продемонстрировала профессору длинную свободную юбку в красно-зеленую клетку. Уж не знаю, откуда она у меня взялась.
- А я не могу надеть брюки? – недовольно спросил Снейп.
- Нет. Уважающие себя ведьмы не носят брюки. Вы ведь уважающая себя ведьма?
Профессор лишь что-то прорычал в ответ.

***
Наконец, мы были готовы. Хотя на каблуках профессор перемещался все еще, мягко говоря, не уверенно, он, по крайней мере, уже мог на них стоять не шатаясь. Я решила, что этого достаточно, чтобы отправляться в Валькирии.
Нам несказанно повезло, и через служебный вход мы вошли почти без проблем. В клуб как раз прислали товар, и работники ходили туда сюда, левитируя коробки с заднего двора. Незаметно с ними вошли и мы.
Быстро войдя в паб, мы уселись за один из столиков. Я снова взглянула на профессора. Выглядел он довольно нелепо, но на женщину вполне походил. На не очень красивую, неуклюжую гигантскую женщину. Ну что ж, не всем же красавицами рождаться, ведь так?
- Вам нужно немного расслабить мышцы лица, - сказала я, - Иначе можно подумать, что вы сидите на еже.
- Катитесь к черту, мисс Дэшвуд, - бросил Снейп и принялся рассматривать посетителей.
Спустя несколько минут, когда мы уже заказали напитки, а Морена так и не была замечена, я попыталась еще раз:
- Ну хотя бы попробуйте улыбнуться. Ведь охрана может подумать, что вы замышляете убийство.
Профессор зло взглянул на меня, улыбнулся, чем по-настоящему напугал меня, и вернул себе прежнее выражение лица.
- Я сказала улыбнуться, а не оскалиться, - пробормотала я, но Снейпа в покое оставила.
- Вот она! – вдруг шёпотом воскликнул профессор, и я оглянулась, следя за его взглядом.
В зал вошла высокая рыжая женщина в ярко-бирюзовой мантии.
- Вы сказали, у неё черные волосы, - заметила я.
Профессор не удостоил меня ответом.
- Мне кажется, я видела её здесь вчера. Не удивительно, что я её не узнала.
- Подойдите к ней, - скомандовал Снейп.
Я вздохнула и направилась к барной стойке, где расположилась Морена, которая представилась как Элизабет.
Мне на удивление легко удалось завязать с ней беседу. Мы поговорили о клубе и еще како-то ерунде, и я, как бы вскользь, упомянула профессора Снейпа.
- Да, я знала его когда-то. Мрачный тип, но довольно интересный, - заметила Морена.
- Да уж, с ним не соскучишься, - ответила я, - Но зато иногда он может помочь в таком деле, в каком не может помочь никто. Например, сейчас у меня нет волшебной палочки, и нет никакой возможности купить новую у Олливандера. И что вы думаете? Профессор Снейп любезно согласился помочь мне найти новую. Сам он, конечно, достать её не может, но сказал, что у него есть одна знакомая, которая может это сделать.
- В самом деле? – взгляд Морены стал более цепким. Она окинула взглядом бар, на секунду задержала его на Снейпе, но отрицательно покачала головой своим мыслям, и снова взглянула на меня.
- Да, её зовут Морена, - продолжила я, - Профессор сказал, что я могу найти её здесь, именно за этим я и пришла, но никто о ней здесь не знает. И теперь я совершенно не представляю, что делать. Может, вы знаете кого-то с таким именем?
- Кое-кого знаю. Но с вашей стороны довольно неосмотрительно рассказывать всё это незнакомому человеку.
- Да, это было бы неосмотрительно, - ответила я, и, склонившись к уху собеседницы, прошептала, - Если бы вы не были Мореной.
После нескольких секунд тишины, я, как ни в чем не бывало, спросила:
- Так что же, Элизабет, вы познакомите меня с ней?
- Думаю, да. Я могла бы организовать вашу встречу, скажем, завтра днем, около двух часов, в Дырявом Котле?
- Это было бы просто чудесно! – сказала я искренне, и, попрощавшись, поспешила уйти из клуба.
Профессора я дождалась на улице – я не хотела, чтобы Морена подумала, что я знакома с этой странной женщиной, так удивительно похожей на Снейпа. Конечно, ради самого Снейпа – Морена показалась мне совсем не глупой, и она могла бы понять, что к чему.
Когда, наконец, профессор вышел через служебный вход, мы сразу же аппарировали домой. Но не успели мы сказать друг другу хоть слово, как до боли знакомые голоса одновременно закричали «Привет, Гермиона!» и «Сюрприз!».
Мы с профессором застыли на месте. Затем я медленно обернулась и увидела довольные лица Гарри и Рона.
- Привет, мальчики, - ответила я, вяло улыбнувшись, - Какая приятная неожиданность.
- Решили проведать тебя, - сообщил Гарри, - Но у тебя, похоже, гости.
Я кивнула. Несколько мгновений все молчали, Гарри и Рон выжидательно смотрели на меня. Наконец, Рон, поняв, что сама я говорить не собираюсь, спросил:
- Ты не представишь нас своей подруге.
Профессор, который стоял ко мне лицом, а к мальчикам спиной, состроил страшное лицо, которое, очевидно, означало, что если я только посмею сделать это, от меня и мокрого места не останется.
- Э-э, вообще-то… Полли, она, мм, очень устала, и хотела бы пойти в свою комнату.
«Полли» активно закивала, и её кудряшки смешно запрыгали. Но проблема состояла в том, что чтобы пройти к лестнице, которая вела на второй этаж, к жилым комнатам, профессору необходимо было повернуться лицом к мальчикам.
- К черту, - вдруг прошептал Снейп и повернулся к Гарри и Рону.
Те сперва вздрогнули, потом впились в лицо профессора. Несколько секунд они удивленно смотрели на необычную женщину перед ними. Затем, почти одновременно, на их лицах появилось странное выражение – они узнали Снейпа, но не могли поверить. Еще какое-то время, мне показалось вечность, они смотрели на профессора со смесью ужаса и изумления, и потом вдруг совершенно неожиданно разразились хохотом.
Снейп же, всё время сохранявший нейтральное выражение лица, быстро достал из рукава палочку и дважды произнес короткое «обливиэйт». Пока мальчики, неожиданно прекратившие смеяться, приходили в себя, профессор улизнул из гостиной в свою комнату.
- Э, ну…как дела? – неуверенно спросил Гарри.
- Все прекрасно, - ответила я, - Пойдемте на кухню, выпьем чего-нибудь.
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.01.2008)
Просмотров: 596 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz