Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:34

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

глава 17 часть 2
***
Какое-то время я шла, но сердце билось так быстро, а все тело было так напряжено, что я, не в силах сохранять спокойный ритм шага, побежала. Бежала я до самого портрета Толстой Дамы, и лишь у неё остановилась, чтобы отдышаться. Согнувшись и уперев руки в колени, я стояла, пытаясь понять, что же меня так разволновало.
Конечно, ответ был очевиден – уж определенно не признание Харпера. Но почему мое тело выбрало именно такую реакцию на встречу со Снейпом – трясущиеся руки, быстрый пульс и неровное дыхание? Тысячу раз я представляла эту первую встречу после его отсутствия, и все они были какими угодно, но не такими.
В моих мыслях – фантазиях? – я была то мисс Холодная Уверенность, всем своим видом демонстрирующая гордость и независимость, и поражающая его своей сдержанностью и спокойствием, то мисс Солнечная Улыбка, вдруг широко и по-доброму ему улыбающаяся, и обезоруживающая этим проявлением сердечности. В других, моделируемых моим мозгом ситуациях, я входила в Большой Зал – не замечая никого и ничего вокруг – отчего-то очень красивая и невозмутимая, проходила к преподавательскому столу, чтобы сказать что-то профессору МакГонагалл, и вдруг, подойдя совсем близко, замечала Снейпа. Он тоже замечал меня в последний момент и его рука с чашкой кофе замирала на пол пути ко рту, который, к слову сказать, слегка приоткрывался. Всё выдавало то, что профессор удивлен преображению, произошедшему со мной, и рад встрече. В следующий момент он вспоминал, где находится, и что вокруг полно народу, но посылал мне такой горящий взгляд, что я знала – я полная идиотка, потому что никогда такого не произойдет!
Я всё еще пыталась убедить себя, что то, что я чувствую – желание нравится. Нормальное для девушки желание, и даже то, что я хотела нравиться совершенно определенному мужчине, а не всем вокруг, можно было назвать типичным. И то, что мне хотелось, чтобы он поскорее вернулся, вполне объяснялось этой теорией. Как же я могу нравиться ему, когда он где-то в Африке?
И да, я хотела не просто «очаровать» его. Я не хотела, чтобы он воспринимал меня как милую девушку, издеваться над которой – нехорошо. Добиться такого отношения мы пытались с профессором МакГонагалл на треклятом дне рождения. Теперь я брала выше – я мечтала, чтобы он был от меня без ума. Шутка ли, обворожить профессора Снейпа!
И вот теперь, после двух ужаснейших недель постоянных переживаний, внутренних споров, многочисленных теорий, ярких фантазий и цветных снов, эта встреча произошла. И что же?
А – он увидел меня, обнимающейся с Харпером.
B – я не была ни красива, ни спокойна, ни жизнерадостна, я была всё – только не это.
C – наш разговор был менее чем содержательным и более чем нелепым
D – все мои переживания, теории и проч. остались при мне.
Из этого списка только пункт «А» можно было назвать более или менее удачным. То, что я пользуюсь успехом у мальчиков, должно было заставить его подсознательно понять, что я привлекательна. НО… больше жирное НО – этим «мальчиком» был Харпер, о симпатии ко мне которого профессор уже знал, более того, был вызван им на самую нелепую в мире дуэль. То есть, в мыслях Снейпа, вероятно, я нравилась глупому наглому парню, позорящему имя Салазара Слизерина.
«Может ли быть хуже?» – спросила я себя мысленно, и тут же заставила заткнуться, ибо каждый раз, когда ты задаешь себе такой вопрос, непременно случается что-то, что позволяет тебе твердо и уверенно ответить: «ДА».
…Может быть, это такая попытка Судьбы заставить тебя быть оптимистом? Ведь помогает! Сто раз ты задашь себе этот проклятый вопрос, столько же раз убедишься, что, вообще-то, раньше всё было не так плохо по сравнению со сложившейся ситуацией, и уже в сто первый раз ты сам скажешь себе «Могло быть и хуже», не дозволяя Судьбе совершить очередную шутку.
***
- Гермиона! Гермиона! Проснись! Гермиона, вставай! – шептал кто-то мне в ухо.
- Драко, я еще посплю, - проворчала я, переворачиваясь на другой бок.
- Ой, хорошо, что кроме меня, этого никто не слышит, - произнес голос Джинни, - А то тебя могли бы не так понять.
Я с трудом разлепила глаза. Сев на кровати я уставилась на довольную подругу. Она была уже накрашена и одета лучшим образом.
- Боже, сколько времени? – прогнусавила я, потирая глаза.
- Пол шестого.
- И чего тебе не спится?
- Вставай скорее. Мне надо тебе что-то показать!
- А до утра это не подождет? – спросила я, зевая.
- Уже утро, глупая! Вставай же!
Зная, что если Джинни что-то взбрело в голову, она не отступится, пока не добьётся желаемого, я сладко потянулась, и слезла с кровати.
Наспех собравшись, я пошла за подругой. Спустившись по лестнице, мы вышли в Гриффиндорскую гостиную. На диване у камина сидел Гарри.
- Так, я решительно отказываюсь понимать, что происходит, - сказала я, недовольно, - Если вам обоим не спится, зачем было будить меня? И что такого срочного случилось, что я не могла проспать до звонка будильника?
Джинни нетерпеливо вздохнула и подвела меня ближе к Гарри. Тот смотрел на меня немного рассеянно.
- Ну? Ничего не замечаешь?
Я посмотрела на Джинни, затем снова на Гарри.
- О боги! – проговорила я, наконец, поняв, в чем дело, - Ты повзрослел!
Гарри кивнул.
- И сколько тебе сейчас? – спросила я, рассматривая новое лицо друга.
Оно как будто бы осталось прежним, но погрубело и стало более мужественным. В тусклом свете факелов разглядеть это было непросто, но вот при свете дня, должно быть, Гарри выглядел совершенно иначе, чем двенадцать часов назад.
- Тридцать один, - ответил он знакомым, но чуть хрипловатым голосом.
Я села в кресло напротив него. Джинни же устроилась рядом с ним, любуясь как новой метлой.
- Какой он сексуальный, правда? – спросила она с придыханием.
Гарри усмехнулся – знакомая смущенная улыбка смешалась с уверенной ухмылкой. Я предпочла не отвечать на вопрос, хотя должна была признать, что в нем действительно появилось что-то новое, что-то интригующее.
Но довольно быстро мои мысли сфокусировались на проблеме.
- Гарри, что ты помнишь? – задала я уже приевшийся вопрос.
- Да в принципе всё, - ответил он, на лице его появилось сосредоточенное выражение.
- Пока ты был ребенком, у тебя были воспоминания Гарри того возраста, в каком ты был. То есть, когда ты превратился в семилетнего, ты помнил, что живешь у Дурслей, когда тебе стало пятнадцать, ты помнил только то, что произошло с тобой до пятого курса. Сейчас у тебя должны быть все воспоминания, которые были у Гарри до инцидента, и затем, начиная от смутных воспоминаний проведенного у меня дома Рождества, и кончая, что логично, воспоминаниями до настоящего момента.
Я замолчала на мгновение.
- Я понимаю, что все это звучит несколько запутанно, но английский язык вдруг кажется слишком бедным, чтобы описать всю ситуацию более доступно.
- Не беспокойся, я понял тебя, - ответил Гарри, задумчиво потирая подбородок, - Все именно так, как ты описала.
- Но откуда ты знаешь, сколько тебе лет?
Он просто пожал плечами.
- Не знаю. Просто знаю. Меня, честно говоря, волнует другое, - сказал Гарри, – почему сначала я взрослел медленно, а теперь совершаются такие большие скачки?
- Думаю, дело в том, что зелье как бы моделирует человеческую жизнь. Знаешь, есть поговорка: в детстве время ползет, в юности – идет, в старости – бежит?
Гарри кивнул.
- То есть дальше он будет взрослеть еще быстрее и скоро состарится? – спросила испуганно Джинни.
- Вот именно, так что наслаждайся, пока есть возможность, - насмешливо произнес Гарри, за что получил шутливый толчок.
- Кажется, скачки идут почти с математической точностью. Сперва вам с Драко было совсем мало, лишь несколько месяцев, а затем вы превратились в годовалых детей. Следующий скачок – три года. То есть на два больше, чем было. Дальше – семь лет. На четыре больше, чем было. Следующий – пятнадцать лет, на восемь больше, и теперь тридцать один – на шестнадцать больше.
Гарри и Джинни одинаково нахмурили брови.
- Сколько же это выходит… - бормотала Джинни, - В следующий раз ему будет… будет…
- Шестьдесят три, если моя логика верна.
Джинни испуганно распахнула глаза.
- Надо, чтобы Снейп срочно приготовил антидот! – воскликнула она.
- Он делает все, что возможно.
- А нужно делать невозможное!
- Всё будет в порядке, не волнуйся, - сказал Гарри, обнимая разволновавшуюся девушку, и она притихла, пряча лицо у него на груди.
У меня в груди что-то ёкнуло при виде этой сцены, но я поспешила сосредоточиться на вопросе о взрослении Гарри.
- Предположим, что в следующий раз тебе, как и Драко, станет шестьдесят три. Тогда после следующего скачка вам исполнится сто…двадцать…семь? Да, верно. Что ж, этот возраст для волшебников вполне нормален. Думаю, еще два скачка вы переживете. А вот следующий – уже маловероятно, - добавила я, нахмурившись.
- Снейп приготовит нужно зелье, я уверен, - сказал Гарри, - Может быть, прямо сейчас он добавляет последние компоненты.
Мы с Джинни грустно взглянули друг на друга.
- Эй, не кисните. Кстати, надо еще Рону сказать. А то он опять обидится, что узнал последним.
- И так обидится, - сказала я, вздохнув.
Поразмыслив, я решила, что Гарри не стоит идти на завтрак в Большой Зал и правильнее всего будет отправить его в Больничное Крыло. Не стоит ему появляться в своем новом обличии на глазах у всех. И не только чтобы избежать лишних расспросов. Вряд ли Джинни захочется, чтобы у неё появилось пару десятков лишних соперниц, а это вполне могло бы произойти…
Мы решили идти в Больничное Крыло немедля, чтобы избежать возможных свидетелей. Дружно посетовав на то, что теперь Рон точно рассердиться – ведь мы пустились в запрещенную прогулку по Хогвартсу без него. Всё, что мы могли сказать в свою защиту – до дозволенного времени подъема, то есть до шести утра, оставалось всего десять минут. Так что наше путешествие в Больничное Крыло едва ли было так увлекательно, как могло бы, пустись мы в него глубокой ночью.
Открывая дверь во владения мадам Помфри, я ожидала увидеть там тусклый свет факелов, возможно, спящих на кроватях учеников и услышать тишину. Но, к моему удивлению, в Больничном Крыле было светло, как днем, мадам Помфри стояла в центре зала, громко споря о чем-то с профессором Снейпом, директором и неким высоким статным блондином с длинными волосами.
Услышав звук открывающейся двери, спорщики обернулись на нас, и я удивленно уставилась на лицо блондина.
- Мистер Малфой? – вырвалось у меня, но в следующее мгновение, когда я встретилась со взглядом смеющихся голубых – таких молодых и задорных – глаз, я воскликнула, - Драко! Какая же я глупая.
Драко, улыбаясь, подошел к нам, внимательно посмотрел на Гарри. Они обменялись рукопожатиями, затем он снова взглянул на меня.
Я, честно говоря, была несколько растеряна. Если Гарри стал просто казаться более уверенным в себе и спокойным, то Драко… у меня не было слов описать это. Гордая осанка, уже не такие тонкие, но по-прежнему красивые черты лица, и что-то в его ауре… он словно источал сексуальность.
- А вот и твой младший братик, - насмешливо произнес он, заставив меня смутиться.
- Да, действительно, - вот и всё, что смогла пробормотать я.
Затем нас посвятили в суть спора. Оказалось, что профессор Снейп почти приготовил антидот – оставалось сделать совсем немного. Но была небольшая проблема – чтобы сделать это, нужно было два человека. А Снейп категорически отказывался работать с кем-либо еще. Он настаивал, что справится сам, и что ему потребуется не намного больше времени, чем если у него под ногами будет путаться какой-нибудь «помощник». Профессор МакГонагалл настаивала, чтобы зельевар перестал упрямиться и взял ассистента. Драко предлагал собственную кандидатуру, а мадам Помфри просила всех перестать шуметь в Больничном Крыле.
Я в свою очередь рассказала о своих подсчетах, касающихся следующих трансфигураций.
- Совершенно очевидно, что нужно торопиться, - сказала профессор МакГонагалл, - Нельзя терять и минуты.
- Именно поэтому я предлагаю завершить этот бессмысленный спор и позволить мне отправиться в лабораторию и заняться делом, - ответил Снейп, сложив руки на груди.
- Северус, ты сам сказал, что завершить зелье в одиночку практически невозможно, - не сдавалась директриса.
- Верно. А пятью минутами позже я же заметил, что вполне в состоянии преодолеть подобные трудности и завершить начатое без постороннего вмешательства. Почему же, в таком случае, ты доверяешь одним моим словам, и не доверяешь другим?
- Потому что первые ты сказал честно, а вторые – из гордости и упрямства.
- Ты так уверена, что знаешь меня, Минерва…
- Такова обязанность директоров Хогвартса, - тут же отозвалась профессор МакГонагалл.
Снейп стал мрачнее тучи. Он смотрел куда-то в пространство и теперь упрямо молчал, игнорируя все доводы директрисы.
- Почему вы не хотите, чтобы я вам помог? – спросил Драко, кажется, уже не в первый раз.
И Снейп, наконец, снизошел до ответа:
- Потому что, во-первых, не смотря на определенные способности в зельеварении, ты не достаточно внимателен к мелочам, которые в данном случае могут быть смертельно опасными. Поверхностный подход здесь может убить и тебя, и Поттера. Мерлин с тобой, но убийство спасителя волшебного мира мне точно не простят, - тон профессора был саркастичен, и я приоткрыла рот от возмущения.
Но внезапно Драко рассмеялся, а за ним и Гарри. Губы профессора чуть дрогнули в некоем подобии улыбки, но тут же он снова стал сосредоточенным и недовольным.
Какое-то время профессор МакГонагалл продолжала толочь воду в ступе, как вдруг Джинни тихо произнесла:
- Тогда, может быть, Гермиона вам поможет?
Внезапная тишина воцарилась в помещении. Все взгляды устремились на меня, и сам Снейп впервые посмотрел мне в глаза за все время моего пребывания в Больничном Крыле. Я почувствовала, как сердце бешено заколотилось где-то в горле. Проклиная себя за нервозность, я молча смотрела на профессора, сверлившего меня взглядом.
- Это прекрасная идея, - произнесла, наконец, МакГонагалл, - Как мне самой это в голову не пришло, ума не приложу… Северус?
- Исключено, - выплюнул он, едва директриса произнесла его имя.
- Но поче…
- Я не подпущу её к… лаборатории ни на шаг.
- Почему?
- Для неё туда вход закрыт.
- Почему? – не сдавалась профессор МакГонагалл.
Снейп уже не смотрел на меня, упрямо сжав губы, он снова устремил взор вникуда.
- Северус, объясни. Если ты приведешь весомые доводы, я перестану тебя убеждать, и ты сможешь отправиться в свои подземелья, варить зелье в гордом одиночестве.
Снейп продолжал молчать. Затем он, наконец, снизошел до ответа:
- Я не думаю, что мисс Грейнджер также способна справиться с заданием. Её успехи в зельеварении также посредственны, как и успехи всех других студентов.
- Но это не правда, дядя Северус! – возмутился Драко.
- Я тебе не дядя, - процедил Снейп.
Но Драко это, кажется, только позабавило.
- Все здесь прекрасно знают, что Гермиона – лучшая в классе Зелий, и она легко справится с любым заданием. Так зачем же вы говорите неправду? Почему вы НА САМОМ ДЕЛЕ не хотите, чтобы она вам ассистировала?
- Я уже сказал, что не хочу, чтобы кто-то путался у меня под ногами. Особенно мисс Грейнджер.
- Чем она тебе не угодила? – спросила профессор МакГонагалл, недовольно поджав губы.
- А чем она мне угодила? – отозвался Снейп, - Давайте посмотрим… - он изобразил задумчивость, словно подсчитывал что-то в уме, - она считает, что имеет право не выполнять мои указания, что является недопустимым качеством для ассистента, обязанного делать всё, что скажет Мастер; она считает нужным спорить со мной каждый раз при любых возможных обстоятельствах, что выведет из себя и святого, коим я не являюсь и даже в младенчестве не мог приблизиться к этому образу; она считает, что достаточно взрослая, чтобы вести себя со мной невежливо и грубо, что совершенно не соответствует действительности, и даже будь она старше меня, я бы не позволил ей обращаться со мной таким образом; НАКОНЕЦ, она считает допустимым оскорблять меня, более того, оскорблять на глазах у других. И ты, Минерва, спускаешь все это ей с рук.
- Ради твоего же блага, - тихо произнесла профессор МакГонагалл.
- Профессор Снейп, я прошу прощения за то, что вела себя подобным образом, - громко сказала я, и все снова удивленно уставились на меня.
Я же избегала смотреть на кого-либо, избрав предметом внимательнейшего изучения каменный пол. На самом деле, я не совсем чувствовала себя виноватой, и на эту длинную тираду профессора могла много чего возразить. Но мне подумалось, что я уже достаточно наговорила, и уж если я не могла взять свои слова обратно – я могу за них извиниться. Подобное публичное унижение – я хотела сказать извинение – вполне могло искупить мое прошлое поведение. Ну и, в конце концов, как бы я обворожила его, если бы он злился на меня?
- Мне действительно стыдно за то, что я наговорила вам на вашем дне рождения, и тогда в коридоре, и на уроке… - я определенно должна научиться держать язык за зубами! – Эта ситуация с Гарри и Драко, постоянная ответственность расшатали мои нервы, и я не совсем владела собой.
Я и теперь не владею.
- Очень проникновенно, мисс Грейнджер, - сухо ответил Снейп, его глаза изучали мое лицо, - Извинения приняты.
Я прикусила губу, чтобы не выдать собственного разочарования. Нет, конечно, я не ожидала, что он снизойдет до того, чтобы извиниться в ответ, хотя он был ни чуть не более вежливым со мной, чем я с ним! Но он мог бы хотя бы не сообщать мне о том, что я прощена с таким надменным видом. Словно от этого зависела моя жизнь.
- Прекрасно, Северус, прекрасно, - сказала профессор МакГонагалл с довольным блеском в глазах, - теперь ты можешь позволить мисс Грейнджер ассистировать тебе.
- Абсолютно нет, - тут же ответил Снейп, слегка закатив глаза, когда директриса начала убеждать его с еще большим энтузиазмом.
Драко подхватил МакГонагалл, аккомпанируя ей по мере возможностей. Иногда помогал Гарри.
Это было как небольшое соревнование: кто упрямей – профессор Снейп или трое его уговаривающих. Наконец, спор мне порядком наскучил, и я, вспомнив, кстати, о богатом выборе моделей поведения, которые я для себя придумала, решила побыть мисс Солнечная Улыбка.
- Профессор Снейп, позвольте мне вам ассистировать. Это была бы честь для меня, - сказав это, я мягко улыбнулась.
Снейп медленно перевел взгляд с разъяренного лица профессора МакГонагалл на мое. Его брови удивленно поползли вверх.
- Простите? – произнес он.
- Я действительно хотела бы помочь вам закончить это зелье, сэр. Позвольте мне сделать это.
Я старалась смотреть на него невинным взглядом, улыбаясь, возможно, слегка идиотской улыбкой. Он, со свойственной ему подозрительностью, сузил глаза, пытаясь понять, во что я играю. Но я была сама честность и простота.
- Позволь ей, Северус, - произнесла профессор МакГонагалл.
- Вы же знаете, что вам пригодится её помощь, - поддержал её Драко.
- Не будьте же таким упрямым, - подал голос Гарри.
- Иначе мальчики состарятся и умрут, - едва не плача, сказала Джинни.
Снейп молчал, неотрывно глядя на меня.
- Ну же, Северус, - прошептала мадам Помфри.
Профессор продолжал сверлить меня взглядом.
- Нет, - громко сказал, наконец, он, и, эффектно взмахнув мантией, направился к выходу из Больничного Крыла, - в этом месте совершенно невозможно работать. Вы идите или нет, мисс Грейнджер? Я по сто раз вас звать не буду.
Все просияли. Профессор МакГонагалл облегченно вздохнула.
- Уу, я главный Бука Британии, - прошептала Джинни, и я, усмехнувшись, поспешила догнать профессора, уже покинувшего Больничное Крыло.

***
Жизнь начала налаживаться – вот что я решила после четырех дней ассистирования профессору Снейпу.
Во-первых, я занималась любимым делом – всё свое свободное, а иногда и несвободное, время я тратила на зелье. О, это было поистине прекрасно! Я так погружалась в процесс, что порой не замечала, как проходило несколько часов. И профессор давал мне столько новых знаний, сколько я, наверное, не получила за все семь лет обучения. Я чувствовала, что оказалась в своей колее, что это именно то, чем я хотела бы заниматься, что моя жизнь теперь станет пустой и бессмысленной, если в ней не будет места этой науке.
Во-вторых, Гарри и Драко, снова поселившиеся в комнату, в которой провели свои «детские недели», больше не доставляли мне хлопот. Теперь мне не надо было бояться, каждый раз открывая дверь их обиталища, что сейчас обнаружу двух уток вместо мальчиков, или потоп в комнате, или что они случайно аппарировали в другую страну, или что они создали собственных клонов, или еще что-нибудь в этом роде.
Нет, теперь мы с Джинни и Роном приходили к Гарри и Драко, болтали, пили чай или сливочное пиво, играли во взрывного дурака или шахматы, в общем, общались. Я, правда, проводила с ними не так много времени, поскольку постоянно была занята зельем, но часа – или сорока минут – в день мне вполне хватало, чтобы отдохнуть, расслабиться и получить удовольствие от дружеской беседы.
В-третьих, Харпер перестал навязывать свою компанию так активно. Мы все еще иногда беседовали, но он всеми силами старался не проявлять чувств и не говорить лишнего. Когда мы встретились в последний раз, он предложил на выходных как друзья сходить вместе в Хогсмид. Я согласилась, предупредив, правда, что с нами еще пойдут Рон, Джинни и Стульчик.
Ну, и в-четвертых, хотя это, пожалуй, было самым главным для меня. Ну или таким же главным, как первый пункт. Я, кажется, наладила отношения с профессором Снейпом. Всегда вежливая, я не получила от него за эти четыре дня ни одного настоящего оскорбления. Конечно, он, как всегда, ворчал что-нибудь, выражая недовольство то моей нерасторопностью, то тем, что я слишком много говорю, то еще чем-нибудь в этом роде. Но большую часть времени он просто угрюмо молчал, и я могла назвать это настоящим прогрессом.
Ах, а один раз он даже похвалил меня!
- Вы нарезали эти стебли так, словно пользовались линейкой, мисс Грейнджер, - сказал он, - Кубики вышли идеально *кубическими*. Ваше бы усердие да в правильные руки…
- Ну, ваши руки кажутся мне достаточно *правильными*, сэр, - ответила я тогда, стараясь избежать фривольных ноток в голосе.
Профессор промолчал в ответ и вновь вернулся к работе.
На пятый день такой жизни, после утомительной работы в подземельях, я, как всегда пришла в комнату Гарри и Драко. Джинни и Рон уже были там, первая сидела на коленях Гарри, второй играл с Драко в шахматы.
- Наконец-то ты пришла! – воскликнул Драко, когда я вошла.
- Мы уже не надеялись тебя дождаться, - поддакнул Рон, - Снейп тебя скоро совсем замурует в своих подземельях.
- А что, - удивилась я, - у нас что-то намечается?
- О дааа, еще как! – довольно ответила Джинни.
Я тут же подобралась и посмотрела на подругу недобрым взглядом.
- Если это была ТВОЯ идея, то я отказываюсь, что бы это ни…
- Вообще-то, это моя идея, - перебил меня Драко.
- Шах и Мат! – возвестил Рон, но Драко даже ухом не повел, поднимаясь из-за игрового столика и подходя ко мне.
Я вопросительно подняла бровь.
- Гермиона, ты умеешь плавать? – спросил блондин, откидывая за плечо длинную светлую прядь.
Я лишь ухмыльнулась на подобное манерное поведение. Я, как истинный ценитель кошачьей грации, как и всего кошачьего вообще, конечно, не могла не любоваться Драко, но воспоминания о том, как меняла ему пеленки и видела его самозабвенно плачущим, как-то мешали мне поддаться его очарованию.
- Умею, - ответила я, всем своим видом показываю, что ожидаю объяснений.
- Тогда сегодня ночью ты это продемонстрируешь, - заявил он.
Я сложила руки на груди и родительским тоном спросила:
- Что вы задумали?
- Просто немного искупнуться. Ничего более, - был невозмутимый ответ.
- Где, простите? В ванной?
- Ванной тоже неплохо, - заметил Гарри, - особенно когда у тебя есть хвост.
- Мальчики предложили пойти на озеро, - прояснила, наконец, ситуацию Джинни.
- На какое озеро? – спросила я, тон мой означал только одно: я считала их полными кретинами.
- На хогвартское озеро, какое еще, - отозвался Рон.
Я закатила глаза, даже не думая задавать вопросы, которые у меня, безусловно были. Я просто сказала, что более глупой и нелепой идеи не слышала с тех пор, как Джинни предложила шутки ради сварить зелье.
- Но ведь это действительно очень… разнообразило нашу жизнь, разве нет? – сказала подруга.
Я одарила её взглядом, заключающим в себе многословный ответ с непечатными выражениями.
- Это будет весело, Гермиона, соглашайся! – высказался Рон.
- Нет, хорошо, - сказала я, якобы принимая их предложение, - Но только после того, как вы ответите мне на пару вопросов. Во-первых, подумали ли вы о том, что будет, если нас поймают? После этого эпизода с зельем за такое нарушение нас просто выгонят из школы – это как пить дать.
- Нас не поймают, - твердо заявил Драко, - потому что я знаю одно место, где нас никто не заметит.
- Пойдем дальше. Что насчет существ, которые обитают в озере? По-моему, в нем купаться просто опасно.
- Мы поставим магический щит, - тут же ответил блондин, явно обо всём подумавший.
- И, наконец, как быть с тем фактом, что на дворе ЗИМА?
Драко насмешливо посмотрел на меня сверху вниз.
- Мы волшебники, или кто?
Я, сердито насупившись, недовольная тем, что все мои аргументы были разбиты, прошла внутрь комнаты, села на одну из кроватей, и уставилась в пространство.
- Мерлин, как же она похожа на Снейпа! – воскликнула Джинни, и я, оскорбившись, сложила руки на груди и уставилась на неё возмущенным взглядом, - Он выглядел в точности так же, когда мы просили взять тебя в ассистентки.
- То, что они похожи, давно известный факт, - заметил Гарри, - Оба упрямые до невозможности и любят, чтобы их уговаривали.
- Я не люблю, чтобы меня уговаривали! – тут же возмутилась я.
- А еще оба любят командовать, - заметил в свою очередь Рон, - и заумно говорить.
- Идите к черту, - рыкнула я.
- Мерлин, и вправду похожа! – воскликнул Драко с явной насмешкой в голосе.
Все, кроме меня, рассмеялись.
- Ладно, - вдруг сказал Гарри, - если Гермиона не хочет идти, пусть не идет.
Джинни хотела возразить, но Гарри прижал палец к её губам.
- Нет-нет, это её дело. Если она не хочет рисковать – это вполне понятно. Для одних самое важное в жизни веселье, для других учеба. Одни готовы совершать бесшабашные поступки, другие нет. Мы не можем заставить Гермиону пойти против своей натуры и вдруг стать душой компании.
- Да, Поттер абсолютно прав, - согласился Драко, тяжело вздыхая, - с нашей стороны это просто некрасиво, заставлять её вести себя как если бы она была какой-нибудь легкомысленной девушкой, легкой на подъем и тому подобное. Она серьезный, уравновешенный человек. Логичный и всегда продумывающий все наперед. Такие внезапные немного глупые поступки – не для неё.
В комнате повисла тишина, а я вспомнила, совсем не к месту, как на первом курсе Гарри и Рон не хотели со мной дружить, считая меня занудой и заучкой, как на третьем курсе Трелони назвала меня «безнадежно приземленным человеком», как множество раз меня называли скучной и закатывали глаза, стоило мне сказать что-нибудь.
Но я была не настолько глупа, чтобы купиться на этот психологический трюк. Я твердо стояла на своем, и не собиралась сдавать позиций.
***
Три часа мы сидели в комнате Гарри и Драко. Ребята собирались отправиться в предстоящее приключение в полночь. Я бы, наверное, уже сотню раз отговорила их от затеи, если бы вдруг не выяснилось, что у мальчиков – не ясно откуда, возможно это как-то связано с Тонкс – к шкафу хранятся две бутылки вина.
Сперва я согласилась выпить лишь один бокал, чтобы расслабиться. Но Драко так ловко подливал мне еще и еще, что я, сама того не заметив, выпила достаточно много. Я не опьянела настолько, чтобы у меня заплетался язык или я не могла подняться из кресла, но определенные, сдерживающие меня тормоза, испарились, а здравый рассудок был временно подавлен Бесшабашной Гермионой, которая решила пуститься во все тяжкие.
- А почему бы мне не пойти с вами! – заявила я, когда все засобирались.
Радостный гул моих друзей заставил меня широко улыбнуться, и мы с Джинни скрылись в ванной, чтобы преобразовать свое нижнее белье в купальники.
Вскоре мы уже бежали по коридорам Хогвартса, тихо перешептываясь и хихикая. Карта Мародеров, которую Рон всегда носил с собой, помогла нам избежать и Филча, и Снейпа, и уже через несколько минут мы стояли у закрытых дверей школы.
- Черт, стоило догадаться, что её не оставляют открытой на всю ночь, - прошептала я.
- Она закрыта для студентов. Но изнутри любой взрослый, я так полагаю, может открыть её, - проговорил Драко, толкнул массивную дверь, и та легко открылась.
- Потрясающе! – взвизгнула Джинни, и мы оказались на улице.
Жуткий холод заставил меня немного протрезветь – ровно настолько, чтобы земля перестала качаться у меня под ногами – но настроение ничуть не ухудшилось, и мы бегом добрались до озера, а затем обогнули его и примерно через двадцать минут оказались на противоположной от Хогвартса стороне.
- Надо пройти вот туда, там среди деревьев что-то вроде маленькой бухты, - сказал Драко, показывая направление, - Ни из Хогвартса, ни с дороги её не видно. Мы уже купались там однажды.
Осознание того, что мы нарушали правила, приятно щекотало нервы, но вот желание купаться немного поубавилось – зимой ночью в Шотландии действительно чертовски холодно.
И вот мы оказались в той самой бухте. Драко деловито прошелся по местности, затем направил палочку на озеро и отгородил бухту от всего озера магическим щитом.
- Сейчас Поттер, помоги мне, - сказал он, и Гарри тоже достал свою палочку.
Они вместе произнесли неизвестное мне заклинание, и начали поворачиваться вокруг своей оси, держа палочки на вытянутой руке. Когда палочка Драко оказалась направленной на меня, я почувствовала приятное тепло, и уже через несколько секунд, оглядевшись, я увидела, что в радиусе метров пятнадцати не было и следа снега.
Почувствовав, что мне стало жарко в зимней мантии, я начала раздеваться. Начали и мои друзья.
Весело переговариваясь, смеясь и шутя, мы готовились окунуться в прохладу.
Первыми пошли Гарри и Джинни. Они подошли к кромке воды, и Джинни протянула ножку, чтобы кончиком большого пальца узнать температуру. Довольно вскрикнув, она с разбегу нырнула в воду. Вынырнув, она крикнула:
- Вода теплая, как парное молоко! Так здорово! Гарри, скорей иди сюда!
Дважды уговаривать его не пришлось.
Драко и Рон уже освободились от одежды, оставшись в боксерах, и ждали, пока я стяну с себя остатки наряда. Оставшись в одном нежно-голубом купальнике, я предложила ребятам тоже пройти к воде. Рон тут же поспешил вперед, а Драко же немного отстал.
- Хватит на меня пялиться, - шутливо сказала я ему, ударив по накачанному животу.
- Я не пялюсь, - притворно возмутился он.
- Тогда иди впереди меня, - сказала я.
- Чтобы ты могла на меня пялиться? – спросил он, - Без проблем.
Сказав это, он довольно обогнал меня, спеша к озеру. Я лишь покачала головой.
Рон, чуть замедлив ход, кинул на меня критический взгляд, и заметил:
- Ты как-то похудела. С этими твоими зельями, скоро ты совсем исчезнешь.
- Ты прямо как миссис Уизли, - ответила я.
- Да? Разве мама поступила бы так…? – он вдруг подхватил меня на руки, бегом добежал до озера, зашел в него по пояс, и бросил меня в воду.
Побарахтавшись в действительно теплой воде, я вынырнула, и начала брызгать в Рона водой, заставляя его уворачиваться и убегать.
Вскоре к игре присоединились и все остальные. Сколько времени мы так провели, веселясь и купаясь, я не знаю, но вдруг кто-то случайно зацепился за мой купальник, и сильно дернул за лямочку. Та оторвалась.
Держа её так, чтобы это было не заметно, я вылезла из воды, направляясь к своим вещам.
- Гермиона, ты куда? – крикнул Драко.
Я обернулась и ответила:
- Сейчас приду, я на минуту.
Блондин кивнул, и скрылся под водой, а я еще не успела повернуться обратно, чтобы смотреть, куда иду, как врезалась во что-то твердое и сухое.
Застыв, словно изваяние, я даже перестала дышать. Затем медленно – очень медленно – я стала поворачивать голову, чтобы упереться взглядом в ряд черных пуговиц на черном сюртуке. Так же медленно я подняла глаза и увидела бледное лицо профессора Снейпа.
Его губы были плотно сжаты, подбородок чуть выдвинут вперед, словно он стискивал зубы, но взгляд, вместо того, чтобы прожигать меня, заставляя сгореть со стыда или умереть от страха, блуждал по моему телу. Я нервно сглотнула.
- Мисс Грейнджер, - процедил Снейп, смотря куда-то в район моего живота.
Больше всего на свете в тот момент мне хотелось провалиться сквозь землю, или хотя бы добраться до мантии.
- Сэр… это… не то, что вы думаете, - прошептала я, совершенно не понимая, что говорю.
Я обняла себя, чуть ли не со слезами на глазах глядя на профессора. Его взгляд медленно поднялся от моего живота к лицу, заставляя все внутри сжаться то ли от ужаса, то ли от чего-то другого.
Несколько секунд он смотрел мне в глаза, затем быстро взглянул на плещущихся в воде друзей. Те, кажется, не заметили нежданного гостя.
Никто не ожидал испанскую инквизицию.
- Следуйте за мной, - бросил вдруг Снейп, и, развернувшись, пошагал к ближайшему толстому дереву.
Я, дрожа, последовала за ним, но в последний момент решила сперва взять свою мантию и палочку. Снейп, словно почувствовав мое намерение немного изменить траекторию, зло сказал:
- Я сказал «за мной».
Обнаруженная в такой компрометирующей ситуации, я не смела ослушаться. Мы обогнули дерево, встав так, что ребята с озера не могли нас видеть. Меня немного трясло. Чтобы как-то объяснить это, я произнесла:
- Мне холодно, сэр. Могу я взять свою палочку и высушить себя?
Снейп некоторое время смотрел на меня, затем достал из кармана идеально белый носовой платок и легким жестом превратил его в небольшое полотенце.
- А вы не могли бы просто произнести высушивающее заклятие, профессор? – спросила я, с удивлением глядя на то, что протягивал мне Снейп.
Он лишь пожал плечами, продолжая держать полотенце. Мне ничего не оставалось, как принять его. Одной рукой все еще держа оторвавшуюся лямочку, я пыталась вытереть мокрую кожу.
- А купальник вы мне не почините, профессор Снейп? Или, может быть, вы все же позволите мне взять пало…
Снейп взмахнул волшебной палочкой, и купальник стал как новый.
Наконец, вытерев тело и немного просушив волосы, я обратила любопытный взгляд на профессора. Он снова смотрел на мое почти обнаженное тело, но едва заметив, что я наблюдаю за ним, отвел взгляд в сторону.
Моя дрожь прекратилась, но я всё еще нервничала – отчасти от того, как Снейп смотрел на меня, отчасти от того, что я не знала, что у него на уме.
Я подумала о том, что можно было бы обернуть бедра этим небольшим полотенцем, потому что стоять в одном купальнике перед полностью экипированным профессором было неуютно. Но стоило подобной мысли придти ко мне в голову, как Снейп взмахнул палочкой, и полотенце исчезло.
Я закусила губу, и, сложив руки на груди, выжидательно уставилась на него. Он молчал, задумчиво глядя на меня. Я тоже молчала, краснея от смущения.
- Сэр? - произнесла я вопросительно, а затем вдруг поток слов полился из моего рта, выдавая внутренне волнение, - Я понимаю, что мы нарушили правила, и уже в который раз. Я осознаю, что наше поведение совершенно не лезет ни в какие рамки, и это просто ужасно, действительно ужасно, что мы совершили то, что совершили, и мне просто нечего сказать в наше оправдание, кроме того, что мы молоды и нам хочется развлекаться. И, я знаю, это наглость высшей степени, но я прошу вас… не выдавайте нас! Я понимаю, я всё понимаю, но профессор, наша судьба в ваших руках, и… ох, вы, конечно, с удовольствием выгнали бы нас из школы, и теперь это точно произойдет, если только вы не сжалитесь над нами. Пожалуйста, профессор, - я сложила руки в молитвенном жесте, - пожалуйста, будьте… совершите этот добрый поступок, и я буду вечно вам благодарна. И я обещаю, что мы никогда не сделаем ничего подобного опять! Я обещаю!
Снейп продолжал смотреть на меня изучающим взглядом. Оттолкнувшись от ствола дерева, на который он опирался, он подошел чуть ближе ко мне.
- Вы действительно думаете, что я укрою ваш проступок от директора? – спросил он.
Я смотрела в его глаза точно запуганная лань.
- Я не знаю, сэр. Это вам решать, - прошептала я, и его взгляд отчего-то стал подозрительным и удивленным в одно время.
Он вдруг коснулся пальцами моего подбородка и чуть склонился к моему лицу, шумная вдыхая.
- Вы употребляли алкоголь! – произнес он строго, чуть отходя.
Я тут же винов
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.05.2008)
Просмотров: 644 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz