Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:34

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

глава 14
Следующий день, наверное, не принес бы ничего нового, если бы не моя вчерашняя выходка. Стоило мне утром показаться в Большом Зале, как все тут же затихли и уставились на меня, словно я обзавелась головой Волдеморта. А затем они начали громко шептаться, и у меня не было никаких сомнений, что новость о моем поведении с профессором Снейпом облетела все факультеты.
Приняв гордый, независимый вид, и стараясь не смотреть на учительский стол, дабы избежать убийственного взгляда вышеобозначенного профессора, я села между Роном и Джинни и принялась невозмутимо поглощать завтрак. Когда шепот поутих, я, было, приободрилась и почувствовала себя более непринужденно. Но тут в зал влетели более сотни сов. Одна из них – Клавдия, новая почтальонша Уизли – подлетела к Рону и бросила прямо ему в тарелку письмо, в котором мы без труда узнали вопиллер. Красный конверт привлек не только наши взгляды, и скоро уже весь гриффиндорский стол смотрел на нас с опасением и легкой насмешкой.
Рон нервно сглотнул, а Джинни заботливо положила руку ему на плечо.
- Лучше открой, - прошептала она.
На лице Рона появилось страдальческое выражение, но он всё же разорвал конверт.
И в следующее мгновение зал заполнил громовой голос миссис Уизли:
- РОНАЛЬД И ДЖИНЕВРА УИЗЛИ! КАК ВЫ ПОСМЕЛИ СОТВОРИТЬ ТАКОЕ? И НЕ ОБМОЛВИЛИСЬ И СЛОВОМ! ЕСЛИ БЫ Я ТОЛЬКО УЗНАЛА, ЧТО ВЫ ПОСМЕЛИ СДЕЛАТЬ, ВАМ БЫ НЕ ПОЗДОРОВИЛОСЬ!
- В таком случае, её не должно удивлять, что мы промолчали, - пробормотал покрасневший до кончиков ушей Рон.
Щеки Джинни тоже порозовели, и она несчастным взглядом смотрела то на брата, то на меня. Передать мое собственное смущение я не в силах.
- Я УДИВЛЕНА, ЧТО ВАС НЕ ВЫГНАЛИ ЗА ПОДОБНОЕ ИЗ ШКОЛЫ! БУДЬ Я ДИРЕКТОРОМ, НОГИ БЫ ВАШЕЙ ТАМ НЕ БЫЛО! ОХ, Я ДО ВАС ДОБЕРУСЬ!
Более позорной сцены, казалось бы, вообразить нельзя, но тут миссис Уизли обратила свой гнев и на меня, чего я уж никак не ожидала.
- ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР! – прокричала она, - ОТ ТЕБЯ Я ПОДОБНОГО НЕ ОЖИДАЛА! ГДЕ ТВОЕ БЛАГОРАЗУМИЕ? ТВОИ РОДИТЕЛИ ВСЕ МНЕ РАССКАЗАЛИ, И Я НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ, ЧТО ТЫ ЭТОГО НЕ ПРЕДОТВРАТИЛА!
От изумления и возмущения я приоткрыла рот, но тут же его закрыла, понимая, что мои оправдания не достигнут цели.
- ЕСЛИ ВЫ ПРОВИНИТЕСЬ ОПЯТЬ, Я ЗАБЕРУ ВАС ИЗ ШКОЛЫ!
Письмо уже сгорело и превратилось в пепел, а мы с Джинни и Роном всё еще сидели, понурив головы, каждый размышляя о своем.
Другие ученики тихо обсуждали, за что же нам так досталось, и что же мы опять наделали, но к нам, к счастью, с расспросами никто не лез.
- С маминой стороны это просто ужасно, так нас опозорить, - подала, наконец, голос Джинни.
- Вот именно, как будто нам все еще двенадцать лет, - согласился Рон.
- Как будто бы так и есть, - недовольно откликнулась я, - Если бы в ваши взрослые головы не пришел тот глупый, нелепый, совершенно бессмысленный план с зельем, ничего бы не произошло, и мы бы сейчас спокойно готовились к Т.Р.И.Т.О.Нам, которые, между прочим, уже на носу.
- Какое зелье? – спросила Натали МакДональд, оказавшаяся рядом, и я едва не подпрыгнула от испуга – так неожиданно было её появление.
- Не важно, ты что-то хотела?
- Да, я… миссис Уизли была так зла, что я подумала… с Драко Малфоем и Гарри Поттером действительно все в порядке?
Мое лицо, должно быть, выражало такое неудовольствие и раздражение, вызванные её вопросом, что она тут же залилась краской и смущенно опустила глаза, но продолжала стоять рядом, ожидая ответа.
- Они чувствуют себя прекрасно. - Ответила я, подавляя эмоции. - Единственная причина, по которой они остаются в Больничном Крыле, это то, что им нравится там быть, и они успешно дурачат всех вокруг, притворяясь больными.
Натали понимающе кивнула и удалилась, а я взглянула на Джинни. Та проводила девушку взглядом, полным любопытства, но затем, очевидно вспомнив о нашем общем позоре, серьезно уставилась в тарелку.
- Может быть, мы уже пойдем на занятия? – предложила я, - У меня совершенно нет аппетита.
Друзья поддержали меня, и мы поспешили покинуть Большой Зал, провождаемые сотнями взглядов.
- Зачем твоя мама рассказала все нашей? – задал Рон мучавший нас всех вопрос, когда мы были у класса Защиты от Темных Искусств.
Я не видела Тонкс уже сотню лет, и еще пару дней назад я думала о том, с каким удовольствием поболтаю с ней после занятий. Но теперь мое настроение было испорчено, и радость предстоящей встречи омрачалась событиями утра.
- Я не имею не малейшего понятия, Рон, - ответила я другу, - Но и сильного удивления у меня это не вызывает. По правде говоря, это всё глупости по сравнению с тем, что было бы, если бы МОЯ мама умела посылать вопиллеры. Они приходили бы мне по сто раз на дню.
- Ты её переоцениваешь, - ответила Джинни шутливо, - На самом деле, как бы там ни было, сейчас главное сохранить всё в тайне. Потому что, я уверена, интерес к нашим…эм, «делам» возрос после завтрака многократно.
- Такая вероятность есть, - не могла не согласиться я, - И вся тяжесть устранения этого обстоятельства ложится на ваши плечи, друзья мои. Мне же предстоит нелегкая участь няньки.
Рон и Джинни фыркнули.
- Раньше тебе было правда хуже, чем нам,- сказал Рон, - но теперь Гарри и Малфой не такие мелкие, и за ними почти не надо присматривать.
- Ах да, я же не рассказала вам о том, что случилось вчера вечером…
Завершив историю, которая вызвала у друзей множество охов и вздохов, а также возмущений поведением профессора Снейпа и высокой оценки способностей Драко, я увидела, как к нам по коридору приближается Тонкс.
Радостно поприветствовав меня, она предложила нам троим пройти в класс, пока остальные ученики находились на завтраке.
Расспросив меня о Драко и Гарри – а она, конечно, была в курсе событий – она выразила свое мнение по поводу моего поведения на вчерашнем уроке Зелий.
- Ну ты даешь, настоящая гриффиндорка! Другой бы никогда не решился на такую шутку со Снейпом. Потрясающе!
Её восхищение приободрило меня. Я застенчиво улыбнулась и спросила, видела ли она, как профессор отреагировал на утреннее представление.
- Честно говоря, я была увлечена речью Молли, - ответила Тонкс, смахивая ненароком пергамент со своего стола, и тут же ловко ловя его, - но так как за завтракам Снейп сидел рядом со мной, я слышала, как он пару раз презрительно фыркнул, а когда Молли сказала, что, будь она директором, давно выгнала бы вас из школы, буркнул что-то вроде «Не она одна». В общем, как всегда – Снейп он и на Ямайке Снейп.
Мы кивнули, соглашаясь.
- А еще было смешно, когда Молли упомянула твою маму, Гермиона. В этот самый момент он делал глоток кофе, и закашлялся, чуть не выплюнув всё на стол. Ладно, может быть, я преувеличиваю, - тут же произнесла она, садясь за свой учительский стол, - Но он действительно подавился. Я заметила, потому что со Снейпом такие случайности обычно не случаются.
С этими словами она привстала, чтобы поправить стул, и уронила его. С грохотом тот упал на пол, и в этот же момент в класс вошел первый ученик – Чосер Харпер из Слизерина. Он пришел один, но наш разговор все равно был окончен, так как мы избегали дружеских разговоров с Тонкс на глазах у остальных студентов.
Я, Рон и Джинни расселись по своим местам и стали ждать начала занятия. Харпер сидел позади меня, и нервно покашливал. Обычно это весьма уверенный в себе мальчик, без обычной для многих слизеринцев заносчивости, но всё же знающий себе цену. Более того, он был вполне приятным внешне, и, насколько можно судить из рассказов Джинни, встречался с девушкой из Хаффлпаффа, что, на самом деле, многое говорит о его характере. Иной слизеринец просто постеснялся бы заводить отношения с представительницей этого факультета, боясь, что его засмеют. Но Харпер не скрывал своих чувств и своей горделивой уверенностью и умом заставлял злоязычников находить другой предмет для насмешек.
И вот этот уверенный в себе молодой человек сейчас был определенно взвинчен – его нервозность наполняла воздух вокруг напряженностью и почти осязаемой тревогой.
- Гермиона, - произнес, наконец, он, и я вздрогнула.
Обернувшись к нему, я вопросительно взглянула в его ясные голубые глаза.
- Я хотел сказать, что… сожалею по поводу вопиллера. Это всегда очень неприятно.
- О! Спасибо. Ничего страшного, это не самая большая неприятность в моей жизни.
- Да уж... Наверное, тебе досталось вчера от профессора Снейпа? Не знаю, что значил тот разговор между вами на занятии, но профессор был определенно зол. Я бы даже сказал, взбешен.
- Взбешен – подходящее слово, - согласилась я. – Но на самом-то деле взыскание не состоялось. Потому что…мм, Гарри почувствовал себя нехорошо и я не смогла оставить его. Поэтому вечер в компании профессора Снейпа состоится сегодня.
Харпер ободряюще улыбнулся.
- В таком случае, тебе не стоит волноваться. К сегодняшнему вечеру он успокоится, и наказание не будет таким страшным, как могло бы быть.
- Весьма оптимистично, но он представляется мне достаточно злопамятным человеком, не привыкшим прощать оскорбления, каковым он и считает мое вчерашнее поведение.
Харпер хотел ответить, но тут в класс вошли ученики. Двое слизеринцев презрительно взглянули на моего собеседника и демонстративно сели подальше.
- В чем дело? – шепнула я, - Кажется, ты чем-то разозлил своих друзей.
- Не бери в голову, - отмахнулся он, хотя было очевидно, что что-то терзает его.
Но мы не были настолько близки, чтобы я могла начать расспрашивать его, и поэтому поспешила закончить беседу. Урок начался, и я была полностью увлечена рассказом Тонкс о пусть и известных мне, но крайне интересных защитных чарах.
Лишь после последующих Трансфигурации и обеда, я снова увидела Харпера. Он выглядел подавленным, и часто бросал взгляды в мою сторону. Это меня встревожило. Но я решила не придавать этому большого значения прямо сейчас, так как множество других проблем терзало мои мысли и чувства.
После Нумерологии я поспешила в свою комнату, чтобы проверить, в порядке ли Драко и Гарри. Точнее, в порядке ли сама комната. К моей радости, жилище выглядело в точности таким, каким я видела его утром, уходя на завтрак. Но вместо мирно играющих мальчиков я обнаружила на полу клубок из двух дерущихся детей. Они катались по комнате и с таким остервенением и самозабвением лупили друг друга, что я сперва побоялась вмешиваться. Но, собравшись духом, я прочистила горло и громко произнесла:
- Гарри Джеймс Поттер и Драко Люциус Малфой! Какого дьявола вы здесь устроили?
Но должного эффекта мои слова не произвели. Тогда мне пришлось достать палочку и заставить драчунов отлепиться друг от друга.
Когда Гарри и Драко предстали передо мной во всей красе, вися в воздухе, похожие на двух воробышков, я едва сдержала смех. Оба они были в ссадинах и весьма вероятно готовящихся налиться синяках. Волосы их были взъерошены, одежда наполовину порвана, наполовину стянута или надета самым невообразимым образом.
- Сейчас я опущу вас на пол, и вы, как хорошие мальчики, не будете пытаться убить друг друга, а объясните мне, что произошло.
Но стоило мне поставить их на пол, как Драко тут же кинулся к торжествующему Гарри.
- Я первый его поймал! – заорал он, пытаясь отобрать что-то у своего друга.
Я подошла, и схватив обоих за шиворот, оттащила подальше друг от друга. Только тогда я заметила, что Гарри крепко сжимает в руке золотой снитч.
- О Небеса! Вы неподражаемы. Неужели вы подрались из-за снитча?
- Я первый его поймал, а этот идиот отобрал его у меня, - зло ответил Драко.
- Такие правила. Ты сам сказал, что у кого снитч, тот и выиграл, - отозвался Гарри, крепко сжимая трофей.
- Выиграл тот, кто его первый поймал, придурок! А поймал его…
- Довольно!
Я была зла, да и день выдался тяжелый. А ведь еще предстояло идти на взыскание к профессору Снейпу. Я была совершенно не настроена на выяснение отношений между этими двумя.
- Драко, прекрати обзываться. Гарри, ты действительно неправильно понял правила. Но поскольку вполне очевидно, что вы оба не умеете играть в подобного рода игры, я забираю снитч.
Я отпустила мальчиков и протянула руку. Гарри колебался, не желая отдавать игрушку.
- Гермиона! – тут же воскликнул Драко и, подойдя ко мне, нежно обнял, - Не забирай снитч, пожалуйста, мы будем хорошо себя вести. Честно!
Сказав это, он чуть отстранился, чтобы я могла видеть его чистые светлые глаза, полные искреннего желания вести себя как примерный ребенок. Но я была непоколебима.
- Вы получите его, когда я вернусь от профессора Снейпа. Если действительно будете хорошими мальчиками и докажете, что я могу оставлять вас без присмотра.
Драко недовольно поджал губы, но затем кивнул. Гарри плюхнулся на мою кровать и уставился в потолок. Я сочла это знаком согласия и поспешила переодеться для взыскания.
Профессор Снейп сидел за письменным столом в своем кабинете, когда я вошла. Он мельком взглянул на меня и приказал сесть и подождать, пока он закончит с делами.
Я послушно выполнила его указания, и, пока он делал какие-то пометки в большой книге, принялась размышлять, как бы сделать так, чтобы я могла контролировать поведение мальчиков, сохраняя при этом возможность посещать уроки. Было очевидно, что они все еще нуждались в присмотре, но я не собиралась говорить кому-либо об этом, поскольку это означало бы новое заключение, до тех пор, пока они снова не повзрослеют.
- Итак, мисс Грейнджер, - прервал мои мысли голос профессора.
- Да, сэр, - откликнулась я.
- Мы с вами говорили о том, насколько этичным можно считать мое поведение в отношении ваших родителей.
Я поджала губы, но затем, набравшись храбрости, ответила:
- Мне кажется, здесь больше нечего обсуждать. Я поняла вашу точку зрения, согласно которой ваше лживое поведение относительно моих родителей было ничем иным, как простая вежливость, и я не имею никакого права злиться на вас по этому поводу.
Снейп открыл было рот, чтобы прокомментировать мой выпад, но неконтролируемый поток слов, изливавшихся из моего рта было не остановить:
- Вот только вы не подумали о том, - продолжала я, - какие последствия может принести эта ваша вежливость. То, что я сказала насчет желания тети Роузи посетить нас на пасху – не было шуткой. И мама ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ждет вас на чай и просит передать горячие приветы. Я уже слышу звон свадебных колокольчиков, профессор Снейп, и вы напрасно думаете, что сможете так легко отделаться от моей мамы.
Очередная попытка профессора прервать меня вновь не увенчалась успехом:
- Да вы и сами стали жертвой своего поведения, когда профессор МакГонагалл обвинила вас в… - тут я немного смущенно замолчала, и неловко завершила предложение, - в том, в чем она вас обвинила. В глазах директора вы заслуживаете порицания, и пока что она – единственный судья ваших поступков. Но что, если этот нелепый слух – о наших воображаемых «отношениях» - распространится по школе. Люди могут быть глупыми и жестокими, и никто не станет искать правды. Я понимаю, вам это кажется невозможным, но сегодня утром вы были свидетелем одной примечательной сцены. Вообразите, если бы моя мама рассказала миссис Уизли больше, чем просто о детях! Хотя, я уверена, она и так поделилась с ней своими впечатлениями о том, какой вы во всех отношениях приятный человек. А миссис Уизли могла бы упомянуть это в своем послании, и вся школа сочла бы её слова правдой. А если вспомнить мое поведение, и ставшее причиной моего пребывания здесь, вся Хогвартская общественность уверилась бы в том, что между нами завязались недостойная связь.
Закончив свою пылкую речь, я, тяжело дыша, откинулась на спинку стула, стараясь избегать взгляда профессора.
- Весьма проникновенно, - прокомментировал он, спустя несколько мгновений, - Но я не вижу во всем, что вы описали своей вины. Если бы ваша мать не испытывала столь сильного желания выдать вас замуж, если бы Молли Уизли не понимала, что посылать вопиллеры взрослым детям, унижая их на глазах всей школы, не очень достойно, если бы, наконец, вы вели себя соответственно моему и вашему положению, и не позволяли себе столь дерзких выходок, мы бы с вами не оказались в подобной ситуации.
Я выразительно фыркнула.
- Естественно, вы не признаете своей вины.
- Мисс Грейнджер!
- Сэррр, - добавила я, выказывая полное неуважение.
- Что ж, - произнес профессор после некоторой паузы, - Я вижу лишь два пути выйти из сложившейся ситуации. Первое – вы в срочном порядке найдете достойного молодого человека и представите его своей матушке.
- Вздор! Я не сделаю ничего подобного, профессор! – тут же перебила я, но Снейп, кажется, не обращал на меня внимания.
- Второе – и это в большей степени зависит от меня, чем от вас – необходимо заняться вашим воспитанием. Хотя, боюсь, мы с этим несколько запоздали, но кто же знал, что за ликом примерной отличницы скрывается такая заносчивая дерзкая девчонка.
Я вспыхнула от негодования. Да как он смеет!
- И кто же, позвольте узнать, займется этим моим воспитанием? Уж не вы ли?
- Безусловно, я бы не стал браться за такое занятие. У меня и без вас масса дел. Но, я подозреваю, никто другой не видит в этом необходимости, и потому я буду так любезен, что возложу на себя еще и эту обязанность.
Во мне все трепетало от гнева. Если не брать в расчет мою своенравную натуру, мою гордость и моё отвратительное настроение, достаточно хотя бы упомянуть то, что мне было девятнадцать, и я привыкла ожидать соответствующего к себе отношения. В конце концов, он разговаривал с молодой женщиной, и подобное неуважительное, оскорбительное отношение… у меня не было слов, чтобы описать свое возмущение.
- Не стоит утруждать себя, сэр. Поверьте, вы не получите должной благодарности, - сказала я со всем возможным спокойствием.
- Я привык к этому, мисс Грейнджер, - был невозмутимый ответ.
Профессор с интересом рассматривал меня, очевидно, забавляясь моей реакцией. Конечно, от него не укрылось мое недовольство.
- Это не стоящая привычка, вам бы лучше от неё избавиться, профессор Снейп, - произнесла я, усмиряя собственный гнев, - Кроме того, ваша задумка кажется мне тщетной. Мне слишком много лет, чтобы какие-либо воспитательные меры могли изменить мой характер.
Снейп усмехнулся. Сложив руки домиком, он чуть прищурился, и ответил:
- Я не намереваюсь менять ваш характер, моя цель – научить вас хорошим манерам.
- Мои манеры кажутся мне весьма сносными, сэр.
- Сносность – не то качество, которое я привык ожидать от вас. Поскольку вы во всем стремитесь к безупречности, я льщу себя надеждой, что и в том, что касается вашего поведения, мы добьемся совершенства, которое свойственно вам в любом начинании.
- Я принимаю эти слова за комплимент, - ответила я без тени кокетства, - но все же настаиваю на том, что ваши старания ни к чему не приведут. Я слишком упряма, чтобы поддаться благостному воздействию вашего воспитания. И теперь, зная о ваших намерениях, буду целенаправленно демонстрировать вам полное неповиновение.
Стоило мне сказать это, как профессор поднялся из-за стола и подошел ближе.
- Я вижу, вы стали чувствовать себя в моем обществе несколько раскованнее, чем раньше, раз позволяете себе подобные выступления?
Я тут же напряглась, интуитивно чувствуя опасность. По мере приближения профессора, моя уверенность, равно как и красноречие, испарялись.
- Ну что же вы, мисс Грейнджер, замолчали? Когда я желаю, чтобы вы не произносили ни звука, вы безостановочно говорите, но стоит мне обратиться с вопросом, и вы тут же замолкаете.
- Дело не в вопросе, сэр, - ответила я несмело, - Вам и самому должно быть прекрасно известно, что нарушение личного пространства заставляет человека чувствовать себя не в своей тарелке.
- О, простите, мисс Грейнджер! – притворно воскликнул Снейп, - Я вовсе не намеревался нарушать ваше «личное пространство». Но видите ли – границы его никак не обозначены, и я не имею возможности знать, когда же совершаю этот тяжкий грех и нарушаю территориальную целостность вашего раздувшегося эго.
Завершена речь была злым голосом, и я сжалась в комочек от этого рассерженного тона.
Профессор уже нависал надо мной, как туча, и я сочла лучшим встать, чтобы не находиться в столь уязвимом положении. Не смотря на то, что Снейп был на голову выше меня, всё же я почувствовала себя увереннее.
Моя собственная злость придала мне и сил, и смелости, и я дерзко ответила, глядя ему прямо в глаза:
- Вы можете представить эти границы, это не составит вам никакого труда. Просто вообразите собственное эго, а затем поделите его вдвое.
- Нахальная девчонка! – возмутился профессор, делая однако, шаг назад – ему, так же, как и мне было некомфортно, когда мы находились так близко друг от друга.
- Не более нахальная, чем вы от меня ожидаете, сэр.
Разговор зашел в тупик, и, возможно, вечер завершился бы без кровопролитий, но что-то заставило меня сказать последнюю фразу:
- Вы не можете ожидать от меня проявления большего уважения, чем я испытываю. А поскольку вы делаете всё возможное, чтобы меня от этого обременительного чувства избавить, вполне возможно, что скоро я потеряю к вам последние его капли.
- В самом деле? - Лениво протянул профессор, но я еще не замечала поджидающей меня опасности.
- Я всегда защищала вас перед Роном и Гарри…
- Какое благородство.
- …Но всему есть пределы. И даже то, что вы – мой преподаватель, не дает вам права обращаться со мной так, как вам заблагорассудится. Если вы просите уважения, проявите в ответ свое.
- Непременно…
Только в этот момент я заметила, что профессор снова подошел ко мне непозволительно близко, а в следующий момент он одним легким, почти незаметным движением достал из рукава волшебную палочку. В следующую секунду я почувствовала, как её сухой теплый кончик упирается мне в шею.
- А теперь послушайте, что я вам скажу, - прорычал он, кажется, едва сдерживая эмоции, - Я буду вести себя по отношению к вам так, как мне заблагорассудиться, ибо пока вы в стенах этой школы, я остаюсь вашим профессором, а, следовательно, выше вас по положению. Более того, я сильнее вас как маг, и вынуди вы меня прибегнуть к силе, вы бы непременно оказались в проигрыше. Я, смею вас заверить, знаю такие заклинания, которые не обнаружит ни один детектор, но способные сделать вашу жизнь невыносимой. И, в завершение, хочу напомнить, что, как вам прекрасно известно, директор проиграла мне возможность безнаказанно снимать баллы с факультетов, поэтому я с удовольствием и без зазрений совести снимаю с Гриффиндора пятьдесят баллов.
Я приоткрыла рот от возмущения, но когда Снейп со злой насмешкой опустил взгляд на мои губы, изображавшие букву «о», я тут же упрямо сжала их.
- Далее, что касается вашего поведения. Вы уверяете меня, словно очень упрямы, и не поддаетесь дрессировке. Что ж, я докажу вам обратное. И поверьте, я не постесняюсь в средствах, достигая своей цели.
Я смотрела в глаза преподавателю, и не смогла не вспомнить о том, как часто нам приходилось сталкиваться с ним за последний месяц. И каждый раз при новых обстоятельствах. Всё это было так странно, и вызывало во мне столько смешанных чувств, что разобраться в них по сложности было бы равносильно созданию философского камня.
Как я могла испытывать перед ним благоговейный страх и трепет, вместе с постоянным желанием отвечать на каждый его язвительный комментарий очередной колкостью, демонстрируя всю дерзость, на которую только способна? Профессор всегда был для меня человеком-загадкой, и чувства и эмоции, которые он вызывал во мне, были не более понятными, чем его натура.
Не зная, что ответить на его речь, да и не полагая разумным искать ответа, когда в горло упирается палочка одного из сильнейших волшебников Британии, я просто молчала, должно быть, несколько испуганно глядя ему в глаза.
Только много позже, я подумала о том, что это было моей ошибкой. Не владея окклюменцией, я была перед ним как на блюдечке. Он, без сомненья, мог видеть вся мои чувства и волнения, а давать ему такое преимущество было крайне глупо с моей стороны. В голову тогда невольно пришло сравнение профессора с собакой, которой ни за что нельзя смотреть в глаза, и нельзя испытывать в её присутствии страх, иначе она непременно воспользуется этим.
Но там, в кабинете профессора, я не могла совладать с собой, и только когда он отошел от меня на почтительное расстояние, я обрела способность ясно думать.
- Сейчас, мисс Грейнджер, если мы разобрались с претензиями в адрес друг друга, я думаю, вы можете приступить к выполнению вашего задания на сегодняшний вечер.
Голос Снейпа был невозмутимым, словно не он сейчас угрожал превратить мою жизнь в ад.
- Что же за задание, сэр? – спросила я ядовито, желая показать, что на меня его угрозы никак не подействовали, что, конечно же, было совершенно не так.
- Верхние полки с заспиртованными гадами нуждаются в уборке. Необходимо стереть пыль и очистить банки от осевших на них осадков от зелий, которые варились в этом кабинете. Чистящие средства и тряпки вы найдете у шкафа.
Я молча кивнула и принялась за уборку. Существа в банках выглядели премерзко. Более отвратительных созданий мне, пожалуй, видеть не приходилось. Но, сжав зубы, и стараясь не смотреть на содержимое, я тщательно протирала каждую банку, в надежде оттереть несмываемые коричневые разводы и пятна.
Уверена, Снейп знал, что очистить эти банки практически невозможно, но я, с упорством, достойным лучшего применения, терла их, уверенная, что когда-нибудь ему надоест издеваться надо мной и он отправит меня к себе.
Так и произошло, но руки к тому моменту болели нещадно, а профессор перед моим уходом проинспектировал полки, и заявил, что я не справилась с заданием, а потому он ждет меня на следующий день, в это же время.
Я не стала спорить, слишком уставшая для этого, и поспешила к себе в комнаты.
Идя по коридору, я представляла, как сейчас упаду на кровать и засну сладким сном, но моим мечтам не суждено было сбыться.
Только спустя пару минут после того, как я оказалась у себя, я заметила отсутствие одного важного элемента. Точнее двух элементов.
Гарри и Драко пропали.
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.05.2008)
Просмотров: 693 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz