Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:29

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

глава 10
- Можно я хотя бы раскрою конверт? - спросила я, пока три пары глаз сверлили меня напряженными взглядами, - Как я сказала, я не умею гадать по чаинкам.
Снейп резким движением неизвестно откуда достал свою волшебную палочку и пару раз взмахнул над письмом.
- Можно, - сказал он после своих манипуляций.
Открывая письмо, я чувствовала, как дрожат руки. Когда сложенный в несколько раз серый пергамент был извлечен из конверта, мой взгляд впился в подпись в самом низу.
Профессор нетерпеливо кашлянул.
- Оно от Люциуса Малфоя, - сказала я, уже поглощенная содержанием письма.
- С какой стати Малфой пишет вам письма? – спросил Снейп, пока мои глаза бегали по строчкам.
Увлеченная чтением, я ничего не ответила.
- Мисс Грейнджер!
- Может, я сначала прочитаю письмо, а потом отвечу на вопросы по поводу его содержания? Предполагается, что я не знаю, о чем оно, раз мистер Малфой прислал мне его. В противном случае не было бы смысла утруждать сову.
- Гермиона, не ёрничай, - сделала мне замечание мама, - если профессор Снейп переживает, значит это действительно серьезно.
Я уверена, что профессору не понравилось, что мама использовала слово «переживает» и «Снейп» в одном предложении, но решил проигнорировать эту маленькую деталь и сказал:
- Вам стоит чаще прислушиваться к вашим родителям.
Я согласно промычала в ответ, всё еще изучая послание Малфоя.
- Ничего такого, что вам нужно было бы знать, - заключила я, дочитав письмо.
Профессор Снейп сузил глаза.
- Мисс Грейнджер… - прорычал он, - Могу я поговорить с вами один на один?
Я нервно сглотнула. Мне совсем не понравилось подобное предложение.
- Вы не против? – обратился тем временем Снейп к моим родителям.
Те отрицательно покачали головами.
- Вы можете пройти в гостиную, - сказала мама, всё еще настороженно глядя на пергамент в моих руках.
- Я не думаю, что есть необхо… - начала было я, но профессор быстро покинул комнату, и возражение не было озвучено до конца.
Догадываясь, что не стоит заставлять его ждать слишком долго, я последовала в гостиную.
- Вы собираетесь на меня орать? – спросила я, наблюдая, как Снейп накладывает заглушающие чары.
- Скажите, мисс, я когда-нибудь на вас «орал»? – спросил профессор, поворачиваясь ко мне.
Яне слишком выразительно покачала головой, в то же время пожимая плечами.
- Язык проглотили?
Я повторила движение.
- Может быть вы, наконец, соизволите проявить должное уважение и начнете отвечать как подобает? – спросил Снейп так, что у меня задрожали колени, благо я успела сесть на кресло, и это было не слишком очевидно, - Если вы забыли, как это делается, я напомню, что отвечая на поставленный вопрос вы должны произносить ответ вслух, обращаясь ко мне «сэр» или «профессор Снейп». Ясно?
Не смотря на страх, во мне всё еще звучал тоненький голосок бунтаря, периодически просыпавшегося во мне. К тому же, я чувствовала, что моя гордость уязвлена подобным обращением с моей персоной. Но воспитание, природная вежливость и необходимость хотя бы иногда сохранять субординацию в присутствии Снейпа, заставили меня ответить:
- Да, сэр.
И пусть это было процежено сквозь зубы, пусть тон мой не выражал и капли того уважения, о котором просил профессор, он, кажется, остался удовлетворен.
- А теперь к письму. Объясните, какого черта Малфой написал вам?
Я принялась с любопытством разглядывать кончики пальцев. Затем сложила руки на коленях и посмотрела куда-то в сторону. Потом, стряхнув с коленей несуществующие пылинки, я осмелилась взглянуть на профессора.
- Потому что я написала ему.
Думаю, Снейп ничего не сказал на этот счет потому, что опасался, что стоит ему открыть рот, и из него польются непристойные оскорбления в мой адрес.
Поэтому я поспешила продолжить.
- Я написала ему из-за Драко, еще после того инцидента… вы должно быть помните, мы поругались с Драко у вас на занятии. Когда он разозлился из-за интервью Гарри и…
- Это происшествие задержалось в моей памяти, не утруждайтесь.
- …и Драко тогда сказал, что его отец не разговаривает с ним. Что Драко хотел навестить его в Азкабане, но Люциус Малфой отказался видеть сына.
Снейп принялся нервно расхаживать по комнате. Я сглотнула.
- Я просто хотела рассказать мистеру Малфою, как Драко переживает из-за этого, как ему тяжело и что, несмотря ни на что, он его сын.
Снейп кивнул, совершая всё большие круги.
- Я написала, что он мог бы хотя бы выслушать Драко, дать ему возможность всё объяснить.
- И что же ответил Малфой? – спросил Снейп резко.
- Он ответил, что я глупая девчонка и ничего не понимаю в этой жизни, - я пожала плечами, разглядывая письмо, - Что раз у Драко есть такие прекрасные друзья как я, ему не нужен отец.
- В самом деле?
- Ну, если быть точной, он написал: «Поскольку теперь Драко считает для себя необходимым поддерживать дружеские отношения с такими, как вы, мисс, моё общество для него тем более недостижимо».
Снейп хмыкнул.
- Видите, не стоило так переживать, - тихо проговорила я.
Профессор прошелся вдоль комнаты, потом обратно.
- Сэр? – неуверенно позвала я, но он поднял руку в жесте, означавшим «лучше помолчите».
Я опустила плечи, только сейчас поняв, как была напряжена всё это время, и принялась разглядывать послание Малфоя. Спустя несколько томительных секунд, показавшихся мне вечностью, я повторила попытку достучаться до Снейпа.
- Мисс Грейнджер, если вы не хотите испытать на себе всю силу моего гнева, подождите, пока я приду в более уравновешенное состояние, - ответил он, и если бы не пылающие глаза и сжатые в кулаки руки, я бы никогда не подумала, что профессор испытывает какие-либо яркие эмоции.
Терпеливо прождав еще с минуту, я тяжело вздохнула.
- Не надо вздыхать, мисс Грейнджер, - сказал профессор, садясь напротив меня, - Я повторю вам в сотый, если не в тысячный раз: «думайте, прежде чем совершать поступки». Но вы упорно продолжаете игнорировать мой совет, удивляя окружающих очередными глупостями.
Я оскорбилась и уже высоко подняла подбородок, чтобы начать спор, но меня грубо прервали очередным взмахом руки.
- Позвольте узнать, на что вы рассчитывали, когда писали письмо Люциусу Малфою, осужденному Упивающемуся Смертью?
- Драко его сын, - ответила я вяло - прежний запал быстро пропал, - Не может быть, чтобы у старшего Малфоя не было никаких чувств.
- Но почему вы решили, что именно ваше письмо все изменит? Хочу напомнить, что Малфой ненавидит маглорожденных. А в Азкабан он вообще попал по вашей милости.
- Нет, он – не по моей, - возразила я.
- Не думайте, что в сознании Люциуса вы, Уизли и Поттер являетесь отдельными личностями. Для него ваша троица – олицетворение причин всех его бед и несчастий. И вы думаете, что ваше мнение будет важно для него?
Я пожала плечами.
- Я просто хотела помочь.
- Я не буду повторять в тысяча первый раз то, что уже говорил.
Профессор сложил руки на груди и откинулся в кресле. Взгляд его при этом не оставлял моего лица.
- Как вы думаете, как Люциус относится к Драко? – спросил он внезапно.
Я растерялась.
- Н-не знаю… теперь не знаю…
- Вы сами многократно отмечали, что он его отец.
Я кивнула.
- И что из этого следует? – спросил профессор.
Я подняла на него мятежный взгляд. Мне было совершенно не ясно, к чему шла беседа, но было ясно, что Снейп хочет от меня определенных ответов. Ответов, которых я дать не могла, так как не знала, чего же ему было нужно.
- Из этого следует, что Люциус всегда делал и будет делать всё, чтобы его сын ни в чем не нуждался, и был способен продолжить род Малфоев, сохранив все его богатства. А знаете, что является одним из основных богатств Малфоев?
Профессор не стал дожидаться от меня ответа, и сказал:
- Честь семьи. С детства в их умы закладывается мысль о том, что они, Малфои, потомки одного из древнейших магических родов в Британии, что в их крови течет чистейшая кровь, что их знают и уважают все волшебники в Англии.
Я вопросительно подняла бровь, всё еще не видя большого смысла в словах профессора.
- А теперь подумайте, как факт заточения главы семейства в Азкабане может сказаться на репутации семьи в целом и отдельных её членов в частности.
Я задумалась.
- То есть, вы хотите сказать, что Малфой… специально отталкивает Драко, чтобы это не повлияло на его репутацию? – удивлению моему не было предела, - Но это так… неправильно!
- Мисс Грейнджер, - Снейп покачал головой, - У вас и у Малфоев очень разные понятия о семье, и о чести. И то, что сын может отвечать за отца, кажется вам вселенской несправедливостью. Не пытайтесь понять их, просто примите… Кроме того, это лишь вершина айсберга. Жизнь Драко Малфоя во многом зависит от поведения Люциуса еще и в связи с тем, что на суде Драко был оправдан лишь потому, что официально дал показания против отца. Да, Драко действительно не хотел становиться Пожирателем Смерти, не хотел убивать Дамблдора, и вынужден был совершать многие поступки просто потому, что Темный Лорд угрожал ему. Но, не смотря на это, у многих были сомнения на его счет. Визенгамот хотел упрятать в Азкабан всех потенциально опасных магов, и мне остается только удивляться, каким образом участи старшего Малфоя удалось избежать мне. Люциус же, даже находясь в своем положении, сумел во время процесса разыграть всё так, словно Драко давно был на стороне Дамблдора, и если иногда и действовал по приказу отца, то всё равно пытался любыми возможными способами испортить задание. Устроив этот спектакль с отречением от сына, он дал Драко путевку в жизнь. Все стали считать Малфоя младшего чуть ли не героем.
Я не могла поверить тому, что слышала. Это шло в разрез с моими представлениями о Люциусе Малфое.
- Конечно, Люциус не поступил бы так, не осознавая, что у самого шансов нет… но как бы то ни было, в глазах всех Драко стал невинной жертвой сурового отца. А теперь представьте, что бы вызвало известие о том, что Драко и Люциус прекрасно ладят? Не забывайте, что в Азкабане за всеми заключенными пристально следят. Даже почта, - Снейп кивнул на письмо на моих коленях, - проверяется.
- Но Драко должен знать об этом! – сказала я, подумав, - Если вам все давно известно, почему вы не скажете ему?
- А почему вы думаете, что я не сказал? Сразу после достопамятного происшествия в моем кабинете я позвал Драко и поговорил с ним.
- Ох… - мне было нечего добавить.
Я почувствовала себя самым глупым созданием на свете. Глаза защипало от непрошенных слез. Вообще-то, я никогда не была плаксой, но вся эта ситуация отчего-то вывела меня из равновесия.
- Но теперь вы всё знаете, и больше не повторите подобной глупости, - голос профессора прозвучал отчего-то неуверенно.
Я кивнула, и слезы покатились по щекам. Я зло их смахнула и сжала письмо Малфоя в руках.
- Мисс Грейнджер… Я думаю, нам стоит вернуться к вашим родителям, пока они не решили, что я вас убил.
Я нервно рассмеялась.
- Скорее уж наоборот, они решат, что я убила вас. По какой-то неизвестной мне причине они прониклись к вам искренней симпатией.
Снейп издал смешок.
- Ничего странного, мисс Грейнджер, я слизеринец, а значит, умею нравиться людям, когда этого хочу.
Я встала из кресла и направилась в столовую.
- Интересно, зачем вам хотеть нравится моим маме и папе? – задала я мучавший весь вечер вопрос.
Но ответа не последовало, а я уже оказалась в столовой, где мама набросилась на меня с расспросами.
- Всё в порядке, серьезно, - отмахивалась я, но она не успокоилась, пока вернувшийся в комнату Снейп не подтвердил отсутствие опасности.
Затем профессор распрощался с родителями и поспешил ретироваться.
- На доме антиаппарационные чары, - сообщила я ему, когда он вздумал исчезнуть прямо из столовой, - Пойдемте, я провожу вас до двери.
Снейп кивнул, и мы проследовали к прихожей. Уже в дверях он обернулся и странным тоном сказал:
- Благодарю, мисс Грейнджер, это был самый сносный сочельник за многие годы.
Я отчего-то покраснела. Надеюсь, в плохо освещенной прихожей этого не было видно.
- Не стоит благодарности. Вам спасибо, за то, что приняли приглашение. Я… это было очень… любопытно.
Снейп кивнул. Я почувствовала себя дико неловко. Взглянув на профессора, я поняла, что он тоже ощущал себя не в своей тарелке.
- Что ж, до свидания, - сказал он, выходя на морозный воздух.
- До свидания, - ответила я, наблюдая, как его фигура растворяется в ночной темноте.
Еще немного постояв на пороге, я вернулась в дом. И почувствовав себя дико уставшей, уже через пятнадцать минут отправилась спать.
***
Следующий день не принес мне долгожданного праздного валяния в кровати после пробуждения. Я не проспала и до девяти утра, когда в мою комнату буквально ворвалась мама.
- Гермиона, там дети! – сказала она тоном «Гермиона, все дома на нашей улице снесло торнадо, а на кухне начался пожар, гостиную затопило, электричества нет, и вообще, судя по всему, настает конец света».
С трудом разлепив глаза, я промычала что-то нечленораздельное, но мама была непреклонна и принялась стаскивать с меня одеяло. Такого не делал даже Драко…
Не знаю, можете ли вы вообразить, как это раздражает, когда с вас, спящего, более того, имеющего на сон все права и основания, стягивают теплое и уютное одеяло, оставляя лежать на кровати скрючившись от холода... если вам приходилось переживать подобное, то можете. И мой резкий ответ, заключавший в себе несколько экспрессивных выражений, не покажется вам не соответствующим обстоятельствам.
- Там ДРУГИЕ дети! – крикнула, наконец, мама, и сон как рукой сняло.
Я села на кровати и несколько секунд растерянно смотрела в пустоту. Надев халатик, я поспешила в детскую. Мама бежала рядом, сообщая, что дети не дают к ним подойти.
Открыв дверь в комнату Гарри и Драко, я увидела, что те сидят на диване и испуганно, а в случае Драко еще и агрессивно, смотрят на меня.
- Привет, мальчики, - поздоровалась я, внимательно рассматривая детей.
Они действительно изменились. Теперь они выглядели как ученики младшей школы.
- Кто ты? – спросил Драко, - И где мы?
Его дикция была все еще детской, но тон выдавал в нем любителя покомандовать.
- Я Гермиона. Вы сейчас у меня дома, - ответила я, пытаясь подойти ближе к мальчикам, но почувствовала мягкую преграду.
Словно воздух вокруг них стал плотнее и не позволял приблизиться.
- Кто?
- Вы не помните меня?
- Нет, - резко ответил Драко.
Вдруг из-за его спины высунулся Гарри.
- А я помню, - сказал он, - Ты… ты…
- Ага, помнишь, - язвительно отозвался Драко.
- Ну чего, я же помню, я не помню откуда просто, - оправдываясь ответил Гарри, и снова спрятался за спину Драко.
- Понимаете… - поразмыслив, я решила, что они достаточно большие, чтобы понять ситуацию, - Мы с вами друзья. Вы были моими сверстниками, но потом на вас пролилось зелье, и вы превратились в детей. Еще вчера вам было около трех лет. А сегодня вам сколько?
- Семь, - гордо ответил Драко.
- И мне семь! – послышался восхищенный голос Гарри.
- Ну слава Богу! – сказала я, - Наконец, вы стали совсем большими и с вами не надо будет столько нянчится!
Отчасти я говорила это, чтобы расположить их к себе, но не могу не признать, что радость не была такой уж притворной.
- То есть мы, на самом деле, вообще взрослые, но из-за тебя стали маленькими? – уточнил Драко.
- Нет, маленькими вы стали из-за вас. Вы сами пролили зелье.
Драко кивнул, расчетливое выражение его лица заставило меня подозрительно сузить глаза.
Помолчав мгновение, он слез с дивана, и, прошагав мимо меня, укутанный в простыню, попытался покинуть комнату. Но в дверях стояла мама, и выйти он не смог.
- Ты далеко собрался? – спросила я, опомнившись.
- Я взрослый, поэтому могу теперь делать, что захочу, - заявил наглый мальчишка, повернувшись ко мне.
- Нет, Драко, тебе семь, и на данный момент я и моя мама – твои няньки. Ты будешь слушаться нас, или тебе не поздоровится.
- Как ты смеешь мне угрожать! – выкрикнул вдруг Драко, и глаза мои удивленно расширились.
- Я смею делать все, что хочу, потому что, как ты верно отметил, взрослые могут это себе позволить. А ты, пока что, ребенок, и должен делать то, что тебе скажу я. Это понятно?
Сказав эти слова, я достала из кармана халата палочку, и повертела ею в воздухе.
- Ты не имеешь права держать меня здесь! Быстро отправь меня домой!
- Я не могу, извини.
Драко стоял передо мной, сжав ручки в кулачки, громко сопя и сверля взглядом очаровательных голубых глаз.
- Я пожалуюсь папе! Он тебя так заколдует, ты в жизни не расколдуешься! Навсегда-навсегда станешь каменной, как гора!
- Послушай, Драко, - смягчилась я, понимая вдруг, что ребенок просто напуган, - я тебя не обижу. Серьезно. Но отправить домой тоже не могу.
- Ага, испугалась! – возликовал он.
- Нет, я просто хочу наладить отношения, - ответила я.
- Свяжись с моим папой! – потребовал Драко снова.
- Я не могу.
- Я хочу домой!
Мальчик сердито топнул ножкой, но я видела, что в его глазах появляются слезы.
- А я не хочу домой, - вдруг подал голос Гарри.
Я обернулась к темноволосому мальчику. Тот смутился и отвернулся.
- Ты дурак что ли? – спросил Драко у него.
- Нет, просто мне нравится Гермиона, - прошептал Гарри, подняв на меня глаза, похожие на два изумруда.
- Ты ее даже не знаешь, - фыркнул Драко.
- Я же сказал, знаю! – ответил Гарри.
Я задумалась. Возможно, их память работает по тому же принципу, что и у обычных людей. То, что было с ними в возрасте трех лет, они помнят очень отрывочно, и у Гарри отложилось в голове больше, чем у Драко.
Я повернулась к белобрысому чуду, и тихо спросила:
- Неужели ты меня не помнишь, Драко? – нежно улыбнувшись ребенку, я наклонилась и протянула к нему руку.
Мальчик был растерян. Несколько секунд он молча смотрел мне в глаза, но, наконец, сделал шаг в мою сторону, хотя предложенную ладонь проигнорировал.
- Ты кажешься мне знакомой.
Я облегченно вздохнула.
- Вот и славно. А сейчас, давайте переоденемся и пойдем завтракать.
Я выпрямилась и предложила Драко пройти к дивану. Он, гордо прошествовав мимо меня, забавно шлепая голыми ногами по полу, сел рядом с Гарри, и они принялись терпеливо ждать, пока я увеличивала их одежду.

***
Давно завтрак не был таким приятным и спокойным занятием. Мальчики, видимо, все еще стесняясь, вели себя тихо и съели все шоколадные шарики с молоком, которые сделала для них мама.
Драко почти все время молчал, Гарри же иногда рассказывал короткие истории, не несущие в себе почти никакого смысла. Я, однако, пыталась поддерживать беседу, чувствуя себя довольно глупо.
После завтрака я предложила детям погулять. После инцидента с зельем, они еще ни разу не были на воздухе. «Как и я», вдруг дошло до моего сознания.
Воздух был свежим, слега морозным, и я радостно вдохнула полной грудью. Мы молча дошли до ближайшей детской площадки и Гарри тут же завладел качелями, а Драко увлекся сложной железной конструкцией, стоявшей здесь, очевидно для того, чтобы дети могли иметь возможность сломать при падении как можно больше костей. Я села на скамейку и попыталась получить удовольствие от момента.
Получилось.
Наблюдая за детьми из-под полуопущенных ресниц, я вдруг представила, что это, на самом деле, мои дети. Что я уже совсем взрослая, у меня есть муж, собственный дом и двое очаровательных сорванцов. До настоящего момента всё это представлялось мне занудной жизнью, которую ведут миллионы женщин. Моё будущее всегда представлялось мне иначе.
Но вдруг этот обычный сценарий, с мужем и детьми, показался мне невероятно заманчивым, таким простым и красивым... Реальным.
Ведь можно работать, заниматься магией, достигать успехов – и иметь при этом семью, размышляла я. Дело оставалось за малым – найти мужа.
После этой мысли меня словно ударило током. Мамины внушения не прошли даром, поняла я, и сосредоточилась на наблюдении за Гарри и Драко. Те, как раз, с разным успехом, пытались свернуть себе шею.
Спустя пару часов, когда прогулка мне наскучила, мы пошли домой.
***
- Мисс Грейнджер, с рождеством.
Услышав это, я едва не подпрыгнула от испуга. Я успела войти в дом, снять теплое пальто и пройти в гостиную, ведя за собой Гарри и Драко, как эта фраза раздалась у меня за спиной.
Я резко обернулась и увидела в кресле профессора Снейпа.
- Что вы тут делаете? – удивленно спросила я, а затем, опомнившись, добавила, - Сэр.
- Ваша матушка вызвала меня, - ответил Снейп издевающимся тоном.
На его губах играла легкая улыбка, в уголках глаз появились маленькие морщинки.
- Я не понимаю…
- Виктория, - ответил профессор, - Она позволила мне так её называть, - добавил он, - Написала мне тревожное письмо, в котором сообщалось, что у вас произошло нечто ужасное, и что требуется мое срочное присутствие. Вы можете представить, что я вообразил себе – самые ужасные картины проигрывались в моем сознании, пока я не оказался здесь. И вот, когда я аппарировал к вашему дому, и Виктория впустила меня внутрь, я выяснил, что вы, как ни в чем не бывало, гуляете с детьми на площадке. А произошло ни что иное, как неожиданное взросление мистера Малфоя и мистера Поттера.
Снейп перевел взгляд с моего ошарашенного лица на Гарри и Драко.
Гарри спрятался за мои ноги, Драко же окинул гостя удивленным взглядом.
- Но зачем…как?
- Прошу прощения за скудость моего ума, но я не совсем понял вопрос, - произнес Снейп, и для меня стало очевидно, что он находится в прекрасном расположении духа.
- Как она написала вам? Где взяла сову?
- Хм, сова была моя, - ответил профессор, скривив рот, - Я прислал вам открытку. Не лично вам, - поспешно добавил он, - А вашей семье. В знак благодарности за вчерашний ужин.
Только силой воли мне удалось избежать выпадения глаз из орбит в знак удивления. Профессор поправил воротничок мантии, и воспринять это иначе, чем жест неуверенности в себе, я не могла.
- Очень мило с вашей стороны, спасибо, - сказала я, словно получала открытки от Снейпа по крайней мере раз в месяц.
- Ваша матушка воспользовалась тем, что моя сова оказалась вашей гостьей, и отправила мне письмо. Уходить мне строго запрещено, пока я не осмотрю детей.
В голосе Снейпа снова послышались нотки веселья, и я поняла, что ситуация его очень забавляет.
- О, прекрасно, тогда, они все ваши. Вы не возражаете, если пока вы их осматриваете, я пойду в свою комнату и переоденусь?
Губы профессора скривились, но он согласно кивнул.
- Гермиона? – жалобно протянул Гарри, всё еще не отпуская мою ногу, - Можно мне с тобой?
- Нет, Гарри, ты должен остаться с профессором Снейпом. Не бойся, он тебя не обидит.
Мальчик вцепился в мои джинсы и не желал отпускать. Мне все же удалось отцепить его ручки и сесть рядом с ним на корточки.
- Послушай, с профессором тебе нечего бояться. Честно-честно. Он всегда помогал тебе и сейчас тоже хочет помочь. Ты ведь хочешь стать большим?
Гарри печально смотрел в мои глаза, и мне жутко захотелось его обнять. Но почему-то при Снейпе я постеснялась это делать.
- А когда я буду большим, можно мне будет уехать от дяди Вернона и тети Петуньи и жить с тобой?
- У большого Гарри есть собственный дом, и ему точно не нужно будет возвращаться к дяде и тете, - был ответ.
Мальчик просиял.
- И к тебе в гости будем приходить я, и твой друг Рон, и твоя подружка Джинни.
- И Драко? – спросил Гарри.
- И Драко, - ответила я, кивнув.
- И он? – Гарри указал на профессора Снейпа, который со скучающим выражением лица наблюдал за нашим диалогом.
- Ээ, ну я не знаю…
- Он что, не друг? - тут же насторожился ребенок.
- Друг, конечно, но… в общем да, профессор Снейп тоже будет приходить к тебе в гости. Обязательно.
- Не меньше двух раз в неделю, - подтвердил Снейп саркастично.
- Ну, хорошо, я останусь, - согласился Гарри, и я, наконец, смогла уйти в свою комнату.
Поднявшись к себе, я переоделась в платье, так как у нас намечался обед с тетушкой Роузи, которая должна была прибыть к полудню вместе со своим сыном, моим кузеном Дереком. Затем взмахом палочки заправила кровать и принялась аккуратно расставлять баночки и коробочки с косметикой на туалетном столике. Тетя Роузи имела ненавистную привычку прогуливаться по дому и делать замечания по поводу беспорядка, царившего, по её мнению, в каждой комнате.
Быстро покончив с этим, я поспешила в гостиную дабы убедиться, что и дети, и профессор все еще находятся в добром здравии.
Войдя в комнату, я опешила. Драко сидел на колене Снейпа, увлеченно что-то ему рассказывая. Гарри висел в воздухе вверх ногами и задорно смеялся. Профессор уже привычным жестом помахивал палочкой, и Гарри то подлетал выше, то опускался почти до самого пола.
Заметив меня, Снейп кивнул на Гарри и сказал:
- Мистер Поттер с возрастом совершенно не меняется. Не удивлюсь, если, вернувшись в свой истинный возраст, он будет всё также счастливо хохотать, подними я его в воздух.
- Если только вы поставите перед собой цель доставить Гарри удовольствие, обратитесь ко мне, я подскажу вам несколько способов, - ответила я, садясь на диван.
- Думаю, не стоит. Оставим это для вас и мисс Уизли.
Я вспыхнула.
- Я имела в виду…
- Собственно говоря, я уже выяснил всё, что мне было нужно, вы не будете так любезны, и не позовете вашу мать?
Я сжала зубы и вылетела из гостиной. Спустя пять минут я вернулась туда в полной растерянности.
- Я не знаю, где мама, - проговорила я, - и папы нет. И машины.
Профессор удивленно взглянул на меня.
- У вас странная семья, мисс Грейнджер.
Я пожала плечами.
- Не более странная, чем любая другая.
- Я думаю, я подожду, пока вернется Виктория, чтобы успокоить её. Не горю желанием получить от неё еще одно паникующее письмо… остается только быть благодарным, что она не может посылать вопиллеры.
- Это точно, - согласилась я.
Гарри попросил опустить его на пол, и только его ноги коснулись твердой поверхности, он тут же подошел ко мне и залез на колени. Драко удобно расположился в объятиях профессора, и комната погрузилась в тишину.
Тишина тяготила.
- Вы не против, если я включу музыку? – спросила я.
- Вы здесь хозяйка, - ответил Снейп безразлично.
Я взмахнула палочкой, один из дисков взлетел в воздух и подлетел к музыкальному центру. Проигрыватель открылся и поглотил диск в своих недрах. Через мгновение заиграла негромкая музыка.
Сперва не придав значения тому, какая композиция зазвучала, я вдруг покраснела, услышав слова. Отругав себя за неумение сдерживать румянец, я попыталась сделать вид, что ничего не заметила, но чем дальше играла песня, тем горячее становилось мое лицо.
- Интересная песня, - внезапно заметил профессор Снейп, и я невольно взглянула на него.
Издевающаяся ухмылка и раздражающий до зубного скрежета понимающий взгляд помогли мне обрести уверенность в себе и принять беззаботный вид.
- Исполняет группа Police. Она довольно старая. Альбом с этой песней вышел в восьмидесятом году, и она была признана самым продаваемым синглом в Великобритании в тот год… Люблю ретро.
- Ясно.
Всё то время, что играла песня «Don’t stand so close to me», я невольно прислушивалась к словам – словам о том, как школьница была влюблена в своего учителя, а учителю нравилась эта девушка, но чувства у обоих вызывали лишь проблемы. У ученицы были друзья, которые её не понимали, а у учителя – коллеги и начальство. Кроме того, между ними стояла преграда в возрасте, он был старше её в два раза.*
И я, сама того не желая, представляла себя на месте этой несчастной ученицы.
Интересно, что бы сказали Гарри и Рон, влюбись я в профессора? Ведь всё в этом мире возможно. В конце концов, Снейп может быть довольно приятным. Я и раньше относилась к нему с большим уважением, а теперь и вовсе могла бы сказать, что он мне симпатичен. Как человек, безусловно. И если не считать того, что мы сидели вдвоем в гостиной и не знали, о чем поговорить, он мог бы быть интересным собеседником. А эту таинственность и замкнутость можно было бы назвать… хм, манящей, притягательной, возможно даже, сексуальной?
Я улыбнулась, представив реакцию Рона, скажи я такое вслух. Нет, есть мысли, которые лучше не озвучивать никогда. Лучше даже, не думать их дважды.
…А Снейп был как раз старше меня в два раза. Ровно в два…
Гарри наскучило сидеть у меня на коленях и он спустился на пол, чтобы начать строительство башни из деревянных кубиков. Драко, несколько мгновений наблюдавший за воздвижением сооружения, присоединился к другу.
А, песня, тем временем, закончилась, и включился следующий трек. Поскольку на музыкальном центре была включена функция беспорядочного воспроизведения композиций, я не знала, что будет дальше, но того коварства, которое сотворил проигрыватель, я никак не ожидала.
Не доверяя своему голосу, я прокашлялась, и сказала:
- А это очень популярная в семидесятые группа ABBA… Песня «When I kissed the teacher»* вышла в семьдесят шестом. Хотя самой популярной композицией с того альбома была песня Dancing queen, ставшая настоящим хитом.
Я видела, что профессор прислушивался к словам, и на строчке, сообщавшей о том, что учитель, после того, как его поцеловала ученица, выглядел, как дурак, а все вокруг пялились на него, Снейп скривился так, словно съел лимон. Я хихикнула и заметила:
- Наверное, если бы кто-то посмел поцеловать вас на глазах у всех, вы бы применили к нему Аваду Кедавру.
Снейп не улыбнулся, и я почувствовала себя неловко. Не стоило этого говорить.
- Во-первых, мисс Грейнджер, я использую Аваду Кедавру только в экстренных случаях, и поцелуй студентки к этому разряду не относится. Во-вторых, вероятность попадания в подобную ситуацию крайне мала. Она ближе к нулю, даже чем вероятность того, что Лонгботтом смог бы хоть раз в своей жизни сварить хорошее зелье.
- Зачем вы так… - упоминание о Невилле заставило мое сердце болезненно сжаться.
- Вы не правы, если считаете, что проживи он больше, ему бы это удалось.
- Как вы можете быть таким циничным, профессор Снейп? – удивилась я.
- Если бы я не был циником, то давно бы покончил с собой, мисс Грейнджер.
Я нахмурилась, но приняла объяснения. Не желая больше говорить на жизненные темы, я вернулась к песне и ситуации с поцелуем.
- Но всё же, если бы какая-нибудь ученица поцеловала вас, уверена, вы бы наслали на неё какое-нибудь ужасное проклятие…
- Я думаю, я поступил бы иначе. Видите ли, я считаю, что решая проблему, необходимо искоренить её причины. Причиной подобного поведения молодой девушки может быть либо умственное помешательство, либо пари. Следовательно, я бы либо отправил её в Святого Мунго, либо выяснил, кто еще в этом замешан и потребовал их исключения из школы. Затем директор отклонил бы моё требование, и я бы назначил этим бездельникам несколько утомительных взысканий со мной или Филчем – я до сих пор не смог определить, что для студентов является худшим наказанием.
- Мне кажется, вы к себе слишком суровы, - ответила я, - Почему вы не рассматриваете вариант, когда студентка в вас влюблена?
Спросив это, я мысленно отругала себя – еще немного, и он подумает, что это Я в него влюблена, и рассматриваю возможность поцеловать его на виду у всех!
- А вам самой это кажется правдоподобным?
Я пожала плечами и постаралась открыто посмотреть Снейпу в глаза, демонстрируя, что никаких тайных умыслов не имею. Но стоило нашим взглядам встретиться, как я тут же смутилась и обратила своё внимание к сидящим на полу детях.
- Но я всё же отвечу на ваш вопрос: если всё дело во влюбленности, я, как уже сказал, сделаю все возможное, чтобы причина исчезла. Поверьте, это не сложно. Вы должны помнить, как сильно мой язык может ужалить.
- Простите? – растерянно спросила я, мое воображение уже принялось рисовать разные ситуации, когда я могла узнать о способностях языка профессора.
Вспомнился эпизод с моим отравлением, Снейпом в образе Принца Чарминга и нашим поцелуем. Но я была не в здравом уме, а потому никаких деталей не помнила… Но серьезно, это не могло быть так ужасно.
- Я имею в виду, мои язвительные замечания, мисс Грейнджер, - с насмешкой в голосе сказал Снейп, и я, в который раз, густо покраснела.
- Да, ваш комментарий о моих зубах я, пожалуй, не забуду никогда. Это был один из самых унизительных моментов в моей жизни, - согласилась я, - Хотя, если взглянуть на это с другой стороны, если бы не вы, я, возможно, никогда бы не решилась исправить зубы магическим путем. Выходит, я должна сказать вам спасибо.
Снейп скривился.
- О, ненавижу эти неожиданные благодарности, когда ты, вроде бы, совсем не намеревался сделать что-то хорошее…
- Вам так неприятно думать о том, что вы совершили хороший поступок?
- Мне неприятно думать о том, что все мои труды по защите глупых студентов остаются напрасными, никто этого не видит, или не хочет видеть. Но за какие-то глупости меня благодарят от всей души.
Я вопросительно подняла бровь:
- То есть, ко всем вашим недостаткам, стоит причислить еще и тщеславие, - насмешка отчетливо слышалась в моем голосе.
- Пожалуй, - в тон мне ответил профессор.
Разговор зашел в тупик, и мы снова прислушались к музыке.

--------------------------------
* тексты упоминаемых в главе песен, переводы, а также сами композиции вы можете найти по адресу http://caitsith.ucoz.ru/index/0-17
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.05.2008)
Просмотров: 647 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz