Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:42

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Глава 9

     Когда вся наша дружная компания вошла в гостиную, где в своем любимом кресле сидел мой папа, тишина снова повисла в воздухе. Я дала папе пару секунд опомниться, и заговорила:
- Папа, у нас гости. Это профессор Снейп, он преподает Зелья в Хогвартсе. Профессор, это мой папа Джордж Грейнджер.
Папа поднялся на ноги, и они со Снейпом обменялись кивками в знак приветствия.
- А это Гарри, его ты уже знаешь, и Драко Малфой, наш друг.
Папа вопросительно поднял бровь, и спросил:
- Неудачные эксперименты? Я же говорил тебе, не используй в качестве учебного материала живых людей.
Я усмехнулась.
- Я всегда тебя слушаю, пап. Это был не эксперимент, а вопиющее нарушение школьных правил.
- Очень трогательно, что вы так этим гордитесь, - заметил профессор Снейп за мой спиной.
Я повернулась к нему и пожала плечами.
- Гермиона, пойдем, поможешь мне накрыть на стол, - сказала мама, - Профессор Снейп, располагайтесь. Джордж, развлеки гостя.
- И присмотрите за Гарри и Драко, - бросила я, уходя на кухню.
На кухне мама засыпала меня градом вопросов, и за полчаса я выложила ей всю историю с зельем, опустив лишь некоторые подробности. Наконец, стол был накрыт, и я вошла в гостиную, чтобы пригласить всех в столовую.
- …что нормально для любого общества, - вещал папа, пока Драко прыгал на его колене, - это политика.
Профессор Снейп тем временем небрежно помахивал палочкой, заставляя Гарри барахтаться в воздухе и звонко смеяться.
- Согласен, но вопрос о том, кто будет стоять у власти не должен решаться подобным образом, - ответил он.
- Поэтому есть демократия, а есть… Гермиона, ты что-то хотела? – вдруг заметил меня папа.
- Да, ужин на столе, - ответила я.
- Отлично, я уже давно проголодался, но Вики не разрешает мне есть до ужина, - папа рассмеялся и, взяв на руки Драко, направился в столовую.
Профессор Снейп встал из кресла, взмахнул палочкой, и Гарри полетел за папой. Я дождалась, пока профессор молча прошел мимо меня, и, замыкая процессию, пошла следом.
За столом Гарри и Драко вели себя безобразно. Если бы Гарри был один, уверена, всё было бы в порядке, но он всегда смотрел на Драко, и если тот баловался, начинал повторять за ним.
- Драко, если ты не хочешь есть, выйди из-за стола, - строго сказала я безобразнику, но тот ехидно улыбнулся и покачал головой.
- Тогда веди себя хорошо, - сказала я, но Драко продолжил кривляться и дразнить Гарри.
Я взглянула на маму несчастным взглядом, но получила лишь улыбку в ответ.
- Какие негодяи, - ласково сказала она, наблюдая за мальчиками.
- Спасибо за помощь, мам.
Дети на время угомонились, когда папа начал торжественное разрезание индейки, но потом снова начали шуметь, и я видела, что дело идет к бросанию едой. Этого допустить я не могла.
- Всё, подарки вы не получите, - сказала я мальчикам.
Они замерли.
- Почему? – спросил Гарри жалобно.
- Потому что вы плохо себя ведете. А дети, которые себя плохо ведут подарков не заслуживают.
- Заслуживают, - упрямо сказал Драко и сложил ручки на груди.
- Нет.
- Да.
- Нет, я сказала. Можешь сам себе сделать подарок, если хочешь.
Личико Драко скривилось, глаза наполнились влагой, и все присутствующее в комнате были оглушены громким плачем.
- Громче плачь, громче, - сказала я, отрезая кусочек индейки, - Что так тихо-то?
- Я не тихо, - сквозь слезы ответил Драко, размазывая слезы по покрасневшему лицу.
- Не знаю, не знаю. Мне кажется, тихо. Плачь громче, пожалуйста.
- Не буду, - буркнул Драко.
- Нет, плачь, - настаивала я.
- Не буду! – выкрикнул Драко и замолчал, продолжая лишь тихо всхлипывать.
Я счастливо улыбнулась. Всё-таки чему-то я научилась
- Значит, вы преподаете Зелья, - обратилась моя мама к профессору Снейпу, - Я помню, у Гермионы были проблемы с этим предметом…
- В самом деле? – на лице профессора было написано неподдельное удивление, - Я не помню, чтобы у мисс Грейнджер были проблемы с каким-либо предметом вообще. Поведение её, конечно, оставляет желать лучшего, но что касается способностей и знаний, здесь не многие смогут с ней сравниться.
Я зарделась и сделала очередной глоток вина, стараясь скрыть смущение.
- Ох, действительно? Я думала, что Гермиона примерная ученица, - сказала мама, с укором глядя на меня.
- О да, она действительно пример, - ответил профессор саркастично, - Пример остроумия и хамства.
Глаза мамы округлились. Едва ли она ожидала услышать что-то подобное о её «хорошей девочке». Я продолжала молчать, изображая ангела во плоти.
- Не могу поверить! – воскликнула тем временем мама, - Гермиона никогда раньше не хамила и всегда вела себя почтительно в отношении старших. У нас никогда не было с ней проблем.
Я с трудом сдержала себя от того, чтобы закатить глаза и принялась еще с большим усердием отрезать кусочек индейки.
- Раньше она действительно демонстрировала хорошие манеры. Но в этом году и она, и её друзья чувствуют некоторую безнаказанность, - ответил Снейп, излучая самодовольство.
Мама покачала головой, а я сжала губы, не желая подтверждать слова профессора каким-нибудь язвительным выпадом.
- Ябеда-ко’ябеда, - произнес вдруг Гарри.
Профессор вопросительно поднял бровь и взглянул на ребенка. Тот сразу же взял меня за руку и попытался спрятаться за мою спину. Я же не смогла сдержать смешок.
- Устами младенца глаголет истина, - сказала я, улыбаясь.
Теперь тяжелым взглядом Снейп сверлил меня. Мама же возмущенно вздохнула, и сказала:
- Гермиона! Как ты себя ведешь?
- А что я сказа…
- Это твой преподаватель, - сказала она сквозь зубы – она очень не любит устраивать семейные сцены на людях.
Я закатила глаза, раздраженно вздохнула и потянулась к бокалу.
- И по-моему, тебе уже хватит вина, - добавила она, видимо желая окончательно унизить меня перед профессором Снейпом.
- Мне уже есть восемнадцать, - напомнила я, и нахально сделала большой глоток.
Я, конечно, понимала, что веду себя как капризный подросток, но и она тоже была хороша. Она бы еще показала ему мои детские фотографии!
- А где же Рон и его сестра? – спросил папа, чтобы разрядить обстановку.
- Они празднуют рождество со своей семьей, - ответила я, радуясь смене темы, - Мы надеемся скрыть ото всех инцидент, - я указала на мирно жующих детей, - и поэтому мы не могли поехать в Нору…. К тому же, я соскучилась по вам, и очень хотела домой.
С этими словами я выразительно посмотрела на маму. Мы видимся не настолько часто, чтобы при встрече она читала мне нотации.
- Жаль, - сказала мама, как ни в чем не бывало, - Рон такой хороший мальчик.
О нет!...
- Как у вас с ним дела?
Я почувствовала, как мои щеки порозовели.
- Никак. Пап, передай соль, пожалуйста. Профессор Снейп, обязательно попробуйте этот салат. У мамы есть свой секрет в его приготовлении.
- Благодарю, - сдержанно ответил Снейп и последовал моему совету.
- Вы еще не думали о свадьбе? – спросила мама, не желая менять тему, и я разъяренно уставилась на неё.
- Нет, и не будем.
На лице мамы было написано удивление.
- Но мне казалось…
- Мы просто друзья, давай закроем эту тему.
Мама пожала плечами, и начала беседовать со Снейпом о его работе.
- Ну как вам салат? – спросила, наконец, она, когда её собеседник выдохся и перестал отвечать на вопросы более чем одним словом.
Лицо профессора сделалось каменным, словно ответ на поставленный вопрос мог стоить ему жизни, но он перешагнул через себя и ответил:
- Вполне. Если я не ошибаюсь, к традиционному рецепту вы добавили лимонный сок, оливковое масло и… имбирь?
- Да, - шокировано ответила мама, а Снейп самодовольно улыбнулся.
Я лишь покачала головой.
- Хороший нюх, должно быть, необходимый элемент вашей профессии? – спросил папа.
- Можно сказать и так, - ответил профессор.
Драко оживился, услышав смешное незнакомое слово:
- А что такое «нюх»?
- Способность чувствовать запахи, - ответила я.
- Носом?
Я утвердительно промычала в ответ. На пару секунд Драко задумался, а затем обратился к профессору Снейпу:
- Поэтому у вас такой большой нос, потому что у вас холоший нюх?
Я едва не подавилась едой. Папа «закашлялся». Мама же укоризненно покачала головой, и улыбнулась извиняющейся улыбкой.
- Дети, - сказала она, словно это всё объясняло.
Но профессор Снейп, к моему огромному удивлению, не казался рассерженным. Напротив, я могла бы сказать, что на его лице была легкая улыбка. Встретившись со мной взглядом, он изобразил немой вопрос. Мол, чему я удивляюсь. Я отвела глаза, и мой взгляд упал на фотографию на камине. К моему огромному счастью, я смогла сдержать возмущенное «Кто это сюда поставил?», рвущееся наружу, и сделала вид, что ничего не заметила.
Но от внимательного взгляда моей мамы не укроется ничего.
- Ах, нашла эту фотографию в коробке на чердаке, - сказала она, обращая всеобщее внимание к дурацкой картинке.
- Гермионе здесь пять лет. Она изображала невесту, видите, у неё там фата, и мои туфли на ногах…
- И больше ничего. Мам, я же просила не выставлять в гостиной фотографии, где я не одета, - выпалила я, не сумев скрыть недовольство.
- Ну Гермиона, ты тут такая хорошенькая, - ласково улыбнулась мама.
- Готова поклясться, если бы я сейчас сфотографировалась в таком виде, ты бы не стала радостно демонстрировать фотографию каждому приходящему в дом, - ответила я, заработав еще один неодобрительный взгляд от мамы.
- Против свадебных фотографий я ничего против не имею, - сказала она, подчеркнув слово «свадебных», - А уж в чем ты на свадьбу придешь – твое дело. Главное внуков мне принеси.
Мне захотелось несколько раз удариться головой о стол. Меня просто выводит из себя, когда мама заводит разговоры о свадьбе и внуках. Как будто мне не меньше тридцати пяти, и есть опасность остаться старой девой.
- Мама, мне двадцать лет, - напомнила я сдержанно.
- Я вышла за твоего папу, когда мне было ровно столько же.
Поздравляю.
- Вот вы, профессор Снейп, как считаете, какой оптимальный возраст для вступления в брак? – обратилась мама к нашему молчаливому гостю, а я на мгновение ощутила облегчение.
- Не могу знать, я никогда не был женат.
- Да что вы! – удивленно воскликнула мама, - Почему?
Господи, сама тактичность! И эта женщина делает замечания МНЕ.
Тем не менее, вопрос повис в воздухе. На лице профессора было написано красноречивое нежелание отвечать, но раз уж он взялся изображать «хорошего парня», ему было просто жизненно необходимо придумать вежливый ответ, быстро и без мата.
Но мама сама поняла свою оплошность, и ситуацию, в которую поставила Снейпа, поэтому тут же затараторила:
- Впрочем, это дело каждого, не так ли? Я просто хочу, чтобы Гермиона удачно вышла замуж и родила мне очаровательного карапуза.
- Я привезла тебе детей, мама, сразу двоих. У тебя будет целая неделя, чтобы с ними как следует понянчиться. И папа тебе с удовольствием поможет.
Не могу сказать, что я увидела радость на лицах моих родителей. Не знаю, по-моему, мои мальчики очень милые.
- Это совсем другое, ты же понимаешь.
- Мама, мне рано замуж, я не хочу замуж, мне не за кого выходить замуж, хватит говорить об этом, пожалуйста, - монотонно ответила я, стараясь скрыть раздражение.
- Господи, да мне-то что. Это твоя жизнь, в конце концов.
Я кивнула, словно ставя точку в этом разговоре, и на мгновение в столовой воцарилась тишина.
- И никакого мальчика нет…? – начала мама, но папа её прервал:
- Виктория!
Мама недоуменно посмотрела на моего спасителя.
- Расскажи лучше о твоем новом увлечении, - сказал он.
- Ох, это действительно замечательно! – мама вдруг расцвела, - Я вступила в комитет по защите животных.
Снейп фыркнул, но затем довольно правдоподобно скрыл это за кашлем. Однако его насмешливый взгляд сопровождал меня еще некоторое время.
- Одна из моих пациенток, миссис Бартон, пригласила меня на их субботнюю встречу. Я сначала не хотела идти, но она так уговаривала, убеждала меня, что они не только обсуждают животных, но устраивают кулинарные конкурсы, различные чтения, совместные чаепития и тому подобные мероприятия.
- Дамский клуб по интересам? – заключила я, скептически взглянув на маму.
- Вовсе нет! – оскорбилась та. – Они… мы занимаемся защитой животных, следим, как хозяева обращаются со своими любимцами, и если замечаем жестокое обращение по отношению к ним, звоним в соответствующее учреждение. Еще собираем бездомных собак и кошек и отвозим в специальные приемники.
- Их же там убивают! – сказала я возмущенно.
- Глупости какие, Гермиона. Конечно, их там не убивают, иначе стали бы мы отвозить их туда?
Я пожала плечами, всё еще не готовая поверить, что зверюшкам ничего не угрожает.
- На следующей неделе мы устраиваем митинг у здания городского совета. А еще мы все носим вот такие значки.
Мама указала на грудь, и только тогда я заметила маленький зеленый значок, пристегнутый к её бежевой рубашке. Боковым зрением я видела, что Снейп не сводит с меня насмешливого взгляда, но запрещала себе давать ему повод думать, что замечаю эту издевку.
- Мисс Грейнджер, я только сейчас заметил, как вы удивительно похожи на миссис Грейнджер, - заметил профессор, понимая, что я никак не собираюсь реагировать на его ужимки и давать ему повод съязвить.
- О да, профессор, - ответила мама, - вы совершенно правы. Гермиона очень похожа на меня. Хотя я никогда не была так усердна в учебе, это у неё от отца. Голова у неё от Джорджа. Но внешность и упрямый характер – это всё моё.
- Иногда меня это пугает, - пошутила я.
- У тебя голова дяди Джожа? – вдруг встрял Гарри, - А у дяди Джожа тогда чья? Твоя?
- Ага, моя, - ответила я, не желая ввязываться в долгие объяснения.
- А почему у твоей головы усы, ты же девочка? – поинтересовался Драко.
Нет, так легко мне не отделаться.
- Потому что дядя Джордж, пока носил мою голову, их не брил. Зачем ему следить за чужой головой?
Драко задумался.
- А когда он тебе её вейнёт? – спросил Гарри.
- Не знаю. Не скоро, наверное.
- Мм, - многозначительно протянул мальчик.
Тем временем мама издала какой-то нечленораздельный звук. Я взглянула на неё.
- Это такая трогательная картина, ты так с ними управляешься - сказала она, едва не плача, - Когда же я дождусь, когда у тебя будут такие же ребятишки?
- Ну, положим таких же не будет, - ответила я, - А будут они у меня не меньше, чем через четыре года и три месяца, если мои подсчеты верны, и им действительно по три с половиной. Ну, и если ты не настаиваешь на том, чтобы я начала искать отца моих будущих детей прямо сейчас, то еще чуть позже.
- Какая же ты язва! – сказала мама, качая головой, и накладывая добавку в тарелку молчаливо наблюдавшего за ней Снейпа, - Это тоже от отца.
- Безусловно. Для остроумных замечаний нужен остр… - папа осекся, увидев выражение маминого лица, - ос…обенный склад характера.
- Ты, по крайней мере, умеешь вовремя остановиться, - вздохнув, сказала я.
- Действительно, этому вам мисс Грейнджер только предстоит научиться, - заметил Снейп, - Мой вам совет сделать это как можно скорее.
Я сжала губы.
- Большое вам человеческое спасибо, профессор, я непременно приму его к сведению, - мой голос сочился ядом.
- Если ты так и с мальчиками общаешься, у тебя никогда не будет молодого человека, - заметила мама.
Не знаю, поняла ли она, что широко распахнутыми глазами и возмущенно приоткрытым ртом я пыталась убедить её не развивать тему, тем не менее, она продолжила:
- С мужчинами нужно обращаться нежно, обходительно. А не грубить на каждом шагу. В женщине мужчина ценит не острый язычок, а доброту и нежность.
Я наградила маму своим самым страшным взглядом, но её это лишь раззадорило.
- И глазками надо стрелять не так, словно хочешь застрелить на месте, а…
- Мама, пожалуйста, - взмолилась я.
В течение всего этого диалога мне очень хотелось сказать, что я так общаюсь только с профессором Снейпом, а он как потенциальный жених не рассматривается. Но, к счастью, я вовремя сообразила, что подобный разговор может поставить меня в неловкое положение (если еще более неловкое положение только возможно), и прикусила язычок. Но когда она начала читать лекции по обольщению, я посчитала, что просто обязана её остановить.
- Еще немного, и я подумаю, что ты хочешь, чтобы я пыталась обворожить профессора Снейпа, так настойчиво ты учишь меня соблазнять мужчин на его примере.
Черт-черт-черт, наложить на всех обливиэйт и сделать вид, что ничего не было?
Мама посмотрела на меня с укором, и я поняла, что ей было стыдно за меня. Папа покачал головой, что пристыдило меня еще больше. Застывший как изваяние Снейп, глядящий в свою тарелку напугал меня до чертиков.
Я начала судорожно соображать, как бы взять слова обратно, но не придумала ничего лучше, чем сказать:
- Извините. Я иногда ляпну не подумав.
Вовсе я так не делаю, это просто этот дурацкий рождественский вечер поставил всё с ног на голову!
- Виктория, - сказал папа, явно желая спасти ситуацию, - когда мы уже отведаем твой знаменитый пудинг?
И мама тут же умчалась на кухню.
- Извините Викторию, она действительно несколько… озабочена личной жизнью нашей дочери, - обратился папа к профессору, на что тот сдержанно кивнул.
- Я всё понимаю. Моя мать тоже начала волноваться по этому поводу пугающе рано. И, как оказалось, не напрасно.
Сказав это, Снейп издал смешок, а я снова выпучила глаза, удивляясь поведению профессора.
- Какие ваши годы, - отмахнулся папа, - Вам, должно быть, нет еще и сорока.
- Мне тридцать восемь, - кивнул Снейп, чувствуя себя явно не комфортно теперь, когда речь зашла о нем.
- Ну! Время еще есть. Я женился на Вики когда мне было тридцать четыре. Вообще-то я был её преподавателем. Она училась на третьем курсе медицинского, а я вел у них стоматологию…
На какое-то время папа замолчал, предаваясь воспоминаниям – на его губах блуждала легкая улыбка.
- Потом мы решили вместе начать врачебную практику. Открыли частную клинику… затем родилась Гермиона… эх…
- Это любопытно, но в нашей школе романтические отношения между профессорами и студентами категорически запрещены, - заметил профессор.
- А я читала в… - начала я, но тут же замолчала, -в… одной книжке, что лет шестьдесят назад одна студентка Гриффиндора вышла замуж за профессора.
Профессор усмехнулся и взглянул на меня. Чувство стыда за недавнее высказывание снова вернулось, но я попыталась отогнать его, как назойливую муху.
- Того профессора едва не уволили, если вам интересно, - сказал Снейп, - Если бы не ряд обстоятельств, так бы и произошло.
- Так вы знаете, о ком идет речь? Он еще работает? – чисто женское любопытство загорелось во мне, оттесняя другие чувства.
- Профессор – нет, а вот студентка – да, - явно веселясь ответил Снейп.
Мои глаза расширились. Выбор был не велик. Ну, МакГонагалл это быть, конечно, не могла…
- Профессор Спраут?
- Нет, - скривился Снейп.
- Профессор Вектор?
Снейп отрицательно покачал головой.
- Мадам Хуч?
- Мерлин, мисс Грейнджер, всё гораздо проще… Вам доподлинно известно, что она гриффиндорка, - дал он подсказку, и мой рот непроизвольно приоткрылся.
- Не может быть… неужели профессор МакГонагалл? – спросила я.
- Не я вам сказал, - ухмыляясь, ответил Снейп.
- Но она же… Она же… Такая… правильная…
Профессор пожал плечами. В этот момент пришла мама с пудингом.
- Кто правильная? – спросила она.
- Мой декан.
- Так и должно быть, - радостно ответила мама, ставя произведение кулинарного творчества на стол.
За пудингом все вели себя крайне вежливо, стараясь не касаться щекотливых тем, и разговор потек в мирном русле.
Гарри и Драко, уже давно притихшие, начали клевать носом, и я решила уложить их спать. Снейп попытался тоже ретироваться, но мама не позволила ему, сказав, что он едва притронулся к пудингу, а пока он не съест хотя бы четверть, никуда не уйдет.
- Сами подумайте, мы втроем не сможем съесть все целиком, а завтра он уже не будет таким вкусным, - уговаривала мама, пока я поднималась с мальчиками на второй этаж.
Оказавшись в комнате для гостей, я быстро распаковала детские вещи, увеличила захваченные с собой кроватки, переодела ребят и уложила спать.
- Почитай! – потребовал Драко.
- Хорошо попроси, - ответила я.
- Пожалуйста, - буркнул ребенок, отчего-то очень не любивший вежливое общение.
- Вот теперь почитаю.
Я достала их любимую книжку, села на стул и начала негромко читать. Дойдя до конца страницы я остановилась, и, убедившись, что уставшие после насыщенного дня дети спят сладким сном, вернулась в гостиную.
Там как раз разворачивались споры между моим отцом и Снейпом по поводу возможности использования магловских технологий в волшебном мире.
- О, Гермиона, наконец-то, - обрадовалась моя мама, которую разговор явно не заинтересовал, - Как мальчики?
- Всё в порядке. Только знаешь, они просыпаются в семь утра, а мне так хотелось бы, наконец, выспаться! Ты не могла бы завтра с ними поводиться? Ты ведь все равно рано встаешь.
Мама согласно кивнула.
Я села за стол и, увлеченно разглядывая чаинки в чашке, задумалась над происходящим. Первой загадкой, которую я пыталась разгадать, было отношение моих родителей к Снейпу. По-моему, он был не из тех людей, в которых можно влюбиться с первого взгляда, но мама и папа вцепились в него, словно он был сам Бог. Ладно, папа, предположим, нашел в нем достойного по уровню интеллекта собеседника, хотя я бы никогда не подумала, что они найдут общие темы для общения. Но мама-то?
Вторая загадка – поведение самого профессора. Мало того, что принял приглашение на ужин (сопротивлялся он, прямо скажем, вяло), так еще и весь день был тих и почти не саркастичен. Что для Снейпа означает то же, что для простых людей «мил и обходителен».
Ну и, наконец, третья загадка – моё поведение. На то, что смогу понять, почему мне все время хочется хамить профессору Снейпу, я надеяться перестала, но в остальном, постоянное смущение в его присутствии, и, как следствие, некоторая грубость в отношении мамы были тревожным знаком…
- Что видите? – вывел меня из размышлений проникновенный голос профессора.
- Простите?
- Вы ведь гадаете по чаинкам? – насмешливо спросил он, - Что видите?
Я как раз допила чай, и с долей любопытства взглянула на дно чашки. Я, конечно, во всю эту ерунду не верю, но природное любопытство дало о себе знать.
- Хм… это похоже на… - я повертела чашку в руках и нашла положение, при котором рисунок напоминал хоть что-то, - на цветок, или что-то в этом роде. Да, пожалуй, это роза.
- И что это значит? – спросила мама заинтересованно.
- Не знаю, я отказалась от Предсказаний. Это полная ерунда.
- Роза означает успех в любовных делах. Вас ждут перемены в личной жизни и… позвольте…
Снейп протянул руку, и я передала ему чашку – на моем лице застыло удивление.
- Да, довольно скоро, - заключил профессор, внимательна рассматривая чаинки.
- Откуда вы знаете? – спросила я, - Я готова поверить, что вы разносторонне образованный человек, но даже предсказания?...
- Я всегда блестяще учился и у меня хорошая память, - ответил Снейп равнодушно, а затем добавил, - Помните об этом, когда придумываете очередной «остроумный» ответ.
Внезапно я услышала тихий звук – как будто кто-то поскребся в окно.
- Ой, там сова, - мама быстро встала и впустила черную птицу в комнату.
Та, к моему удивлению, подлетела ко мне и бросила на колени письмо в темно-синем конверте с серой окантовкой.
Громко ухнув, она покинула комнату, а я поспешила распечатать письмо, чтобы узнать от кого оно.
- Мисс Грейнджер? – произнес профессор, и в его голосе мне послышались угрожающее нотки.
Я подняла голову и посмотрела на него. В его глазах читался неподдельный гнев.
- От кого это письмо? – спросил он в своей учительской манере.
- При всём уважении, сэр, - ответила я без иронии, - это мое дело. К тому же, я сама еще не знаю.
- Это письмо из Акабана. И я еще раз спрашиваю, от кого оно?
Я удивленно взглянула на конверт. Неужели?... Я уже не надеялась получить его!
- Мисс Грейнджер, я требую, чтобы вы сказали, кто прислал вам это письмо!
Я взглянула на родителей. Те испуганно взирали на конверт, словно в том была бомба. Поведение Снейпа определенно заставило их думать, что письмо опасно.
- Я…
- Мисс Грейнджер!
- Гермиона! – требовательно произнесла мама.
Ну вот. Теперь точно придется всё рассказывать.
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (29.01.2008)
Просмотров: 1305 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz