Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:31

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Глава 8
Вообще, чем старше становятся дети, тем интереснее с ними водиться. И тем тяжелее. Они отказываются есть, спать, вести себя тихо, вместо чего носятся по комнате как сумасшедшие, и вообще, кажется, делают все наперекор. Но, смотря на их милые мордашки нельзя не умилиться и не сказать что-нибудь вроде:
- Они такие хорошенькие!
- Да, Джинни, они очень хорошенькие, особенно когда ты видишь их пятнадцать минут в сутки.
- Извини, но нас просто заваливают домашней работой, правда Рон?
- Ага… нет, ну, серьёзно, Гермиона, ты же не думаешь, что мы намеренно избегаем тебя и Гарри с Малфоем?
Я скептически взглянула на рыжеволосую парочку. Вообще-то, именно так я и думала.
- Слушай, в первой половине дня у нас уроки, потом квиддич, нужно было найти нового ловца, и теперь, без Гарри, нам нужно тренироваться еще сильнее, потому что он был нашим козырем…
- Хотя у Слизерина теперь тоже нет Драко, - встряла в речь брата Джинни.
- …потом нам нужно выполнять задания, больше, чем раньше мы выполняли за год. И к тому же, я заработал две отработки у Филча.
- Как? Один? Без Гарри? – удивилась я.
- Думаешь, он обидится? – шутливо ответил Рон.
- Что ты наделал?
- Ну…вообще-то, их назначил Снейп. Я на зельях подрался с двумя слизеринцами.
Я оторвалась от созерцания в кои-то веки мирно играющих Драко и Гарри и удивленно взглянула на Рона.
- Лучше не спрашивай, - отмахнулся он.
- И всё же?
- Я же сказал, забудь.
Я перевела вопросительный взгляд на Джинни.
- Ээ, ну…
- Не смей! – воскликнул Рон и даже подскочил к сестре, чтобы зажать ей рот рукой.
- Ну ладно, ладно, - ответила я.
Всё равно потом узнаю.
Вдруг со стороны детей раздалась какая-то возня. Мы одновременно повернули головы к сидящим на полу мальчикам. Те пытались укусить друг друга.
- Как мило, - протянула Джинни.
- Черт возьми, - буркнула я.
- Гарри, давай! – воскликнул Рон, за что был вознагражден двумя укоризненными взглядами.
Я подошла к Гарри и Драко, села рядом по-турецки и, как учила моя новая книга по воспитанию детей, спокойно спросила:
- Гарри, зачем ты пытаешься укусить Драко?
- Он пеыйвый начал.
Ага.
- Драко, зачем ты пытаешься укусить Гарри?
- Он пелвый начал, - ответил Драко и уставился на меня невинными голубыми глазками.
Ой, ну до чего же хорошенький, настоящий ангелочек! Так бы и съела его. Рррр.
- Кто-то из вас говорит неправду, - заключила я.
- Кто? – спросил Драко.
- Вы мне скажите.
Оба пожали плечами.
- Мне кажется, ваши методы, мисс Грейнджер, не действенны, - вдруг раздалось у меня за спиной.
Я обернулась. Посередине комнаты стоял профессор Снейп.
- Дверь была не заперта, - виновато сказал Рон из-за его спины.
Я махнула рукой и снова обратила свой взгляд на детей.
- Уверена, у вас богатый опыт общения с трех… или четырех годовалыми детьми, сэр, - обратилась я к профессору, пытаясь попутно отцепить ручку Драко от волос Гарри, - Но вы решили, что в данной ситуации это не ваше дело, а моё – дело человека, который до этого видел детей только на картинках, а если вдруг поблизости от него появлялся маленький ребенок, старался не приближаться к нему ближе, чем на три метра. Ах нет, простите, я вру, потому что мне приходилось иметь дело с трехлетними детьми: когда мне самой было три!
- Очень проникновенно, мисс, - заметил профессор Снейп, - А теперь, Драко СЕЙЧАС ЖЕ ОТПУСТИ ГАРРИ!
Я надеюсь, никто не услышал, как я вскрикнула.
- И имейте в виду, - профессор Снейп нагнулся к мальчикам, испуганно взирающим на него, - Если вы снова будете драться или доставлять мисс Грейнджер неприятности, я заберу вас к себе.
Глаза Гарри и Драко стали еще шире. Кажется, я даже увидела заблестевшие в них слезы.
- А вы знаете, что я делаю с маленькими детишками? – зловеще продолжал профессор.
Мальчики дружно покачали головами.
- Я варю из них зелья.
- Потрясающе, - с неподдельным восхищением прошептал Рон.
Мне очень хотелось спросить профессора, в своем ли он уме, но это было бы слишком грубо, поэтому я продолжала молчать.
- Что ж, с этим мы разобрались. Надеюсь, теперь вы не скажете, что профессор Снейп бросил вас с двумя детьми?
Может быть, я бы и посмеялась, если бы не была так сильно удивлена.
- Они же маленькие… – пролепетала я.
- Совершенно верно. Послушные, тихие маленькие дети. Идеальные дети. Хотя они всё еще сохраняют способность капризничать, плакать и бегать, но я сделал всё, что мог. Теперь, если в следующий раз, собираясь в постель, они будут устраивать истерики, скажите, что приду я.
- Как так можно… - я всё еще не могла поверить, что он серьезно.
- А теперь, будьте любезны, отплатите мне услугой за услугу. Во-первых, объясните своему недалекому товарищу, почему на моих уроках нельзя устраивать драки, какими благородными не были бы цели.
- А какие це…
- Второе, - перебил мой вопрос профессор, - Запишите на пергаменте, когда и какие изменения произошли с мистером Поттером и мистером Малфоем, а также попытайтесь определить, помнят ли они что-либо из того, что произошло в те дни, которые они провели с вами в годовалом возрасте.
- Я сомневаюсь, что они помнят, им ведь был всего лишь год, - возразила я.
Профессор издевательски поднял бровь.
- Им было восемнадцать, мисс Грейнджер. И пока вы не выясните точно, что они помнят, а что нет, мы не можем утверждать что-либо со стопроцентной уверенностью.
Я смущенно посмотрела в сторону. Как ему удается все время заставлять меня чувствовать себя такой идиоткой?
- То есть, есть вероятность, что они вообще всё помнят, сэр? – спросила Джинни.
Профессор развернулся на каблуках, чтобы взглянуть на смутившуюся девушку.
- Ну, то есть, совсем всё, ну… что мы варили зелье, и всё прочее… ээ…
- Да, мисс Уизли, есть вероятность, что ведя себя, как дети, то есть согласно возрасту, который им дает зелье, у них сохранился их собственный разум с воспоминаниями восемнадцатилетних людей. «И всё прочее», - передразнил Снейп Джинни.
- А ваша задача, мисс Грейнджер, - он снова повернулся ко мне лицом, - выяснить, как обстоят дела на самом деле.
- Да, сэр, - ответила я, и профессор, эффектно взмахнув мантией, вышел из комнаты.
Драко и Гарри, ожидавшие этого момента затаив дыхание, в один голос заревели.
- Дяденька напугал вас, да? – запричитала Джинни, и присела рядом с ними, - Ну не плачьте, он вас не заберет…
- Не знаю, не знаю, он может. Детская кровь часто используется в черномагических ритуалах, - ответил Рон, как-то мечтательно закатив глаза.
- Заткнись, идиота кусок! – воскликнула Джинни и прижала плачущих детей к себе.
Воспользовавшись тем, что у меня на время появились помощники, решила сходить в библиотеку. Накинув мантию-невидимку, я отправилась прямиком к запретной секции. Благо, студентов было немного, так как дело близилось к ночи, и я могла беспрепятственно листать толстые книги.
Ах, как я скучала по вам, друзья мои!
Я пыталась достать с полки книгу, связанную с зельями омоложения (нет, я доверяла профессионализму профессора Снейпа, но мне было интересно самой узнать, с чем же я имею дело), когда одна тонкая, на вид довольно новая книжка, очевидно, по ошибке затесавшаяся между древними фолиантами, упала на пол. Я подняла её и прочитала заглавие: «Скандалы и сплетни столетия». Криво усмехнувшись, я поставила книгу по зельям обратно на полку, и просто ради любопытства пролистала книжечку, оказавшуюся похожей на сводку новостей из желтой прессы за прошедший век...
Спустя какое-то время в библиотеку пришел Рон.
- Гермиона, я, конечно, всё понимаю, но тебя нет уже два часа, - прошептал он, - Вообще-то, уже был отбой, и если Филч меня застукает, я получу еще одно взыскание.
Я огляделась – все свечи, кроме тех, что были рядом со мной, были потушены, и в библиотеке никого не было.
- Извини, я зачиталась, - виновато ответила я, и, пихнув книгу на первую попавшуюся полку, между книгами по истории магии, пошла вслед за Роном.
Кажется, он не успел прочитать заглавие. Уф.

Конечно, нам не повезло, и, конечно, уже почти добравшись до моей комнаты, мы столкнулись с профессором Снейпом. Точнее, Рон столкнулся, так как я была под мантией-невидимкой.
- Мистер Уизли, - довольно протянул он.
- Я просто… шел от Гермионы, сэр. Ей нужно было помочь…
- Минус двадцать баллов с Гриффиндора за прогулки в поздний час… но постойте, комнаты мисс Грейнджер в другой стороне.
Рон нервно поправил воротник рубашки.
- Я перепутал.
- Простите?
- Я перепутал и сначала пошел не в ту сторону, а потом понял, что ошибся.
Профессор насмешливо поднял бровь. Конечно, он не поверил ни одному слову, я бы тоже не поверила. Рон совершенно не умеет врать.
Но в следующий момент Рон совершил ужасную ошибку: он посмотрел профессору в глаза.
Глумливое выражение лица учителя дало мне понять, что он всё знает. Еще одно мгновение – и мантия соскользнула с меня, словно чьи-то невидимые руки стянули её.
- Прекрасно, мисс Грейнджер. И это будет еще минус двадцать баллов с вашего факультета.
Я вздохнула и подняла мантию с пола.
- Да, сэр.
- А сейчас у вас есть двадцать секунд, чтобы исчезнуть с глаз моих и отправиться в свои комнаты.
- Да, сэр, - ответили мы с Роном одновременно и помчались подальше от профессора Снейпа.
Когда мы отошли на почтительное, как нам показалось, расстояние от Снейпа, Рон процедил:
- Этот Снейп меня затрахал.
- Минус 10 баллов с Гриффиндора за ложные слухи о моей сексуальной ориентации, мистер Уизли, - бросил пронесшийся мимо нас профессор Снейп.
- Проклятье…
- Не бери в голову, - посоветовала я Рону, едва сдерживая рвущийся наружу смешок.
- Мы потеряли пятьдесят баллов! – простонал мой друг.
- И потеряем еще, если не поспешим.

***
На следующий день Рон и Джинни уехали в Нору на Рождество. Я же оставалась в своем заточении.
Проснулась от того, что кто-то теребил мое лицо, и спустя мгновение до сознания донесся писклявый голосок:
- Пора ставать, Миона, пора ставать, ставай, ставай, пора ставать, ставай, ставай, Миона, ставай, пора ставать...
Сдержав порыв ударить по нарушающему мой сон объекту, как по будильнику, разлепила глаза, и первое, что я увидела, было улыбающееся лицо белокурого мальчика, его ясные голубые глаза лучились радостью от осознания того, что его любимый предмет издевательств, наконец, проснулся.
- Драко, - прохрипела я, - поиграй пока что с Гарри.
- Я уже поиглал, - сказал мальчик, терпеливо ожидая, пока я поднимусь с постели.
Издав приглушенный вариант крика раненого гиппогрифа, я села на кровати и, протерев глаза, оглядела комнату. Каждое утро я делала это с замиранием сердца, боясь обнаружить одни руины. Или, по крайней мере, залитую чернилами комнату, как это было вчера. Но сегодня, на первый взгляд, всё было в порядке. Я отправилась в ванную, наказав Гарри и Драко тихо играть в уголке, пока меня нет. Спустя пять минут, после рекордных по скорости утренних процедур, я вернулась в комнату и застала там двух плачущих, если не сказать «орущих», детей.
Лоб Драко почему-то был в крови, а над Гарри в воздухе висели две конфеты, которые еще пять минут назад лежали на камине. Драко плакал, держась за лоб, но не спускал глаз с конфет. Гарри тянул свои маленькие ручки к сладостям, но те, дразня, только подлетали выше.
Я закатила глаза, и быстро подойдя к детям, сперва схватила конфеты и убрала их обратно на камин. Затем залечила рану Драко, и усадила мальчиков за стол.

За завтраком началась любимая игра мальчиков – Попади в Товарища Кашей. Подозреваю, что за точность броска даются дополнительные баллы, потому что каждый из них дико радовался, попади другу в глаз. Жертва радостных чувств не разделяла и делала все возможное, чтобы отомстить. Имя профессора Снейпа не прекращало слетать с моих губ, но никакие уговоры не действовали. Видимо, они пронюхали, что мои угрозы пусты и беспочвенны.
Внезапно в дверь постучали. К ужасу Драко и Гарри, это оказался профессор Снейп.
- Мне кажется, они быстрее наедятся, если будут употреблять кашу внутрь. При наружном потреблении процент усваивания пищи крайне низок, - заметил он, оглядывая вымазавшихся в каше детей.
- Благодарю за совет, сэр, - ответила я устало.
- Вы выглядите так, словно пару дней назад сбежали из Азкабана, - последовало следующее замечание.
Я начала злиться.
- Спасибо большое за ваше ценное и, главное, уместное замечание, профессор. Только сейчас я осознала, что ваши оскорбления – именно то, чего мне не хватало последние дни. Чтобы меня, наконец, отправили в Святого Мунго!
Вышло несколько более эмоционально, чем я надеялась. Но дальше – хуже. Сама того не желая, я начала ныть и жаловаться.
- Я сижу здесь в заточении вот уже который день. Мы никуда не выходим, совсем не гуляем. Драко и Гарри сходят с ума, а у меня уже нет сил с ними нянчится. Рон и Джинни вечно заняты и почти не помогают. Профессор МакГонагалл тоже не может часто с ними сидеть. Я больше так не могу, это тяжелее, чем готовиться к любому экзамену. Я буду никудышной матерью! – добавила я совсем жалким голосом.
Профессор Снейп оценивающе взглянул на меня, сложил руки на груди, и ответил:
- В таком случае, моя новость должна вас обрадовать. Мы с директором обсудили ваше положение, и пришли к выводу, что для вас будет лучшим уехать на Рождество домой.
Я не могла поверить своему счастью! Долгожданный отдых!
- С детьми, естественно...
Мои плечи поникли.
- Но ведь там будут ваши родители, они смогут вам помочь. Кроме того, смена обстановки всем вам пойдет на пользу. Что касается ваших материнских инстинктов: быть матерью и нянькой – две разные вещи. Когда у вас появится собственный ребенок, он будет восприниматься вами совершенно иначе. Поверьте, я всегда был уверен, что худшей матери, чем Нарцисса, быть не может. Однако, с появлением Драко, она стала совершенно другой женщиной. Соберите все вещи к шести вечера, я перемещу вас к вам домой.
С этими словами профессор развернулся и поспешил уйти. Я какое-то время не двигалась, переваривая информацию, но стук упавшей (к счастью пустой) чашки пробудил меня.
Я обратила свой взор к мальчикам.
- Ну что, - сказала я и подмигнула, - На рождество едем ко мне в гости!
Издав радостный крик, они оба, набрав полные ложки каши, пустили в меня два заряда. Меткость их стрельбы не могла не поразить, однако то, что мне залепило кашей оба глаза, приубавило мой восторг, и я вернулась к попытке впихнуть в этих маленьких монстров хоть немного еды.
Гарри всегда хорошо кушал, поэтому каша с его тарелки исчезла в считанные секунды. Драко же, как всегда, начал капризничать, и мне пришлось использовать всякие уловки, вроде «Не будешь есть кашу – останешься маленьким», или «Посмотри, Гарри всё съел, и теперь больше чем ты».
- Я съем, когда ты свалишь, - сказал мне Драко, и я на мгновение потеряла дар речи.
- Что ты сказал?
- Я съем, когда ты свалишь!
- Свалю? – удивленно переспросила я.
- СВА-ЛИШЬ, - громко повторил Драко, и только тогда я поняла его.
- Ааа, сварю!
Драко кивнул.
- Она сварена.
- Нет, она не свалена, она не вкусная, - сказал Драко и сложил ручки на груди.
Я тяжело вздохнула. Отправив Гарри играть с игрушками, я принялась выдумывать новые способы накормить непослушного блондинчика. Подействовало в итоге «Если не будешь есть, я отдам твою порцию Гарри». После этой фразы содержимое тарелки Драко исчезло также быстро, как каша Гарри десятью минутами раньше.
После завтрака пока еще спокойные дети уселись рисовать, и у меня появилось несколько свободных минут. Я уселась в кресло, и попыталась поучить уроки, но уже через мгновение ко мне подошел Драко и изъявил желание посидеть рядом. Я знала, что в его компании никакая учеба мне не светит, но сесть на край кресла позволила.
- А что это? – спросил Драко, ткнув пальцем в книгу.
- Буква, - ответила я сквозь зубы.
- А это? – мальчик повторил манипуляцию.
- Это тоже буква.
- А это?
- Слушай, Драко, иди порисуй с Гарри.
- Я полисовал. Я хочу посидеть с тобой.
- Но мне надо заниматься, - почти простонала я.
- Зачем?
- Чтобы получить хорошие оценки на экзамене.
- А что такое экзамен? – задал логичный вопрос Драко.
- Ну, это когда всякие дяди и тети задают тебе вопросы, а ты должен ответить. Это сложно и нужно много заниматься, чтобы отвечать правильно.
- А какие воплосы?
- Драко, иди рисуй! – не выдержала я.
Подтолкнув его, чтобы он побыстрее слез со стула, тоже встала и пересела за письменный стол. Достав пергамент, перо и чернила, я принялась выписывать из книги нужную информацию.
Через пять минут Драко подошел и попросил дать ему книжку, потому что он тоже будет заниматься. У меня уже имелась в наличии пара детских книг, которые купили Рон и Джинни, и я с удовольствием дала одну из них Драко. Тот сел за свой маленький столик, за которым они с Гарри рисовали, открыл книгу, положил её перед собой и, листая страницы, начал рисовать каракули у себя на пергаменте. Я не смогла не улыбнуться – он делал то же самое, что делала я. Лицо его при этом выражало высшую степень сосредоточенности.
Следующие десять минут прошли в тишине, пока я не услышала слова Драко:
- Не мешай, мне надо заниматься.
Я посмотрела на мальчиков: Гарри пытался взять у друга книжку.
- Я тоже хочу заниматься! – сказал он.
Вздохнув, я встала и дала Гарри вторую книжку. У меня появилось еще несколько драгоценных минут, чтобы поучиться.
***

До шести вечера мы с Драко и Гарри успели многое: разрисовали обои в комнате, сломали будильник, устроили маленький потоп в ванной, еще раз испачкали всё вокруг едой, размазали мой любимый крем по полу, разбили Гарри губу до крови, довели до слез Драко. Еще мы придумали великолепную игру: пока я складывала вещи в сундук, Гарри и Драко не без помощи магии, доставили их оттуда. Стоило мне отвернуться к шкафу, чтобы достать мантии, как книги вылетали из сундука, и вставали на полки. Вернув книги обратно, я обнаруживала мантии снова висящими в шкафу. Гарри и Драко при этом делали вид, что играют с мячом и лишь иногда бросали на меня хитрые взгляды, да хихикали, когда я всплескивала руками и говорила что-нибудь вроде «Ах, как же это так? Я ведь только что положила перья в сундук, а они снова на столе!».
Довольно быстро эта игра мне надоела, и я усадила мальчиков собирать мозаику. Конечно, я понимала, что лимит времени ограничен – они не способны не бегать и не прыгать более двадцати минут, но рассчитывать на то, что могу теперь спокойно собрать вещи я имела все основания.

И вот, наконец, дети были умыты и одеты, вещи собраны, а я полна предвкушения долгожданного отдыха. Профессор Снейп постучал в комнаты ровно в шесть. Он сообщил, что к зоне аппарации мы пройдем каким-то особым путем, чтобы никого не встретить.
- Извините, сэр, но я всё время забываю спросить: кто-нибудь сообщил миссис Малфой, что Драко не приедет на Рождество? – спросила я, пока мы шли по пустынным коридорам Хогвартса.
- Да. Мистер Малфой сделал это самостоятельно еще летом.
- А…ээ… почему? – я была в недоумении.
- Спросите его об этом сами, когда он будет в состоянии ответить.
Я кивнула, покрепче сжав ручку Драко.
- А скажите, профессор Снейп, в Азкабане разрешают писать письма?
Профессор даже обернулся, когда я задала этот вопрос, но потом снова устремил взор вперед.
- Почему вас это интересует? – спросил он.
- Женское любопытство. Так что же?
- Многим разрешают… мисс Грейнджер, если вы задумали совершить очередную глупость, и интересуетесь, сможете ли вы продолжить общение с друзьями в случае попадания в Азкабан, смею напомнить, что вам может быть назначен поцелуй дементора. А с того света письма писать не позволено совершенно точно.
Я улыбнулась.
- Очень мило с вашей стороны так беспокоиться обо мне, сэр, но я не замышляю ничего такого.
- Я беспокоюсь не о вас, а о возможных жертвах. Не хотелось бы оказаться в их числе.
- Я не настолько опасна, сэр.
- Возможно… но достаточно глупы, чтобы выкинуть что-нибудь необдуманное и нежелательное для окружающих.
Я оскорбилась.
- Я не…
- Подтверждение моих слов сейчас идет рядом с вами, - профессор указал на Драко и Гарри.
- Я еще раз повторяю, что инцидент был не моей виной! – предприняла я очередную попытку защититься.
- Но ведь именно вы вздумали варить зелье вместе с Поттером и мистером Малфоем. И если мистер Малфой действительно мог помочь вам, вмешивать Поттера было крайне неразумно.
- Гарри это придумал, а не я, и не Драко! И Драко сам к нам напросился, и если бы он этого не сделал, возможно, драки не было бы, - горячо возразила я, и, чуть смягчившись, добавила, - Хотя, я, конечно, рада, что мы смогли подружиться с ним.
- Этого я действительно никак не ожидал. Мерлин с вами, но Уизли и Поттер – я всегда считал их более твердолобыми.
- Гарри очень открытый и добрый человек, и умеет прощать, в отличие от некоторых.
На это заявление профессор резко остановился, и я едва не врезалась в него. Гарри и Драко, которых я держала за руки, едва не упали.
Снейп посмотрел на меня в упор, и я поспешила сказать:
- Но Рон, кажется, так и не смог смириться с идеей того, что мы с Драко теперь друзья.
Профессор вопросительно поднял бровь, затем развернулся и пошагал дальше.
- Если бы это было так, едва ли он стал устраивать драку в защиту мистера Малфоя прямо на моем занятии, - сказал он.
Мои глаза округлились.
- Он подрался из-за Драко?
Снейп едва заметно кивнул.
- Поверить не могу… неудивительно, что он не хотел признаваться мне в этом… но это замечательно!
- Да, всё так замечательно складывается. Война закончилась, плохих отправили в Азкабан, хороших приютили в Хогвартсе. Все дружат. Идилия.
Голос профессора Снейпа был пропитан ядом, и мне стало очень неприятно от этого.
- А вам, видимо, нравится, война, кровь, сражения и смерти. Действительно, без них так скучно! Сэррр.
Я шла совсем рядом со Снейпом, и увидела, как исказилось его лицо то ли в гримасе ярости, то ли отвращения.
- Я уже упоминал, мисс Грейнджер, что вы позволяете себе слишком много, - процедил он сквозь зубы, - Будь я на вашем месте, я бы придерживал язык за зубами.
- Ох, в самом деле? А иначе…? – издевательски спросила я, не понимая, откуда набралась такой наглости.
Хотя голос мой немного дрожал, выдавая волнение.
Вдруг профессор резко развернулся и непонятным мне образом оказался прямо передо мной, лицом ко мне. На этот раз я не успела вовремя остановиться, и врезалась в твердого как скала Снейпа.
Сделав шаг назад, вцепившись в ручки детей как в спасательный круг, я взглянула в глаза преподавателю.
- Лучше вам не знать, что иначе, - проговорил он, и сложно было не поверить.
- Я вас не боюсь, - сказала я тоном, доказывающим совсем обратное, - Вы ничего не можете мне сделать.
- Действительно? – опасным тоном спросил Снейп, делая шаг в моем направлении.
Он смотрел на меня сверху вниз, не склонив головы, а лишь опустив взгляд, и выглядел при этом особенно пугающе.
Драко и Гарри, видимо, тоже обратили на это внимание, поэтому внезапно одновременно заплакали. И тем самым спасли меня от… вероятно, страшной смерти.
- Заткните их, - выплюнул профессор и сложил руки на груди.
- Сейчас. Кляп только достану, - проговорила я себе под нос.
- Договоритесь, мисс Грейнджер, - злобно сказал Снейп, очевидно услышав мой выпад.
Я прижала мальчиков к себе и начала успокаивающе поглаживать их по спине.
- Ну тише, тише. Всё хорошо. Мы идем ко мне в гости, - приговаривала я, сидя рядом с ними на корточках, - Дядя на вас совсем не злится. Он… злится на меня.
- Прекратите называть меня «дядей», меня это раздражает, - заявил профессор Снейп, нависая над нами словно туча, - Они не настолько безмозглые, чтобы не воспринимать два не слишком длинных слова.
Я тяжело вздохнула.
- Профессор Снейп, - подчеркнуто громко сказала я, - не сделает вам ничего плохого, - продолжила я успокаивать хнычущих детей, - Он просто расстроился, потому что не получит подарков на Рождество.
Последнюю фразу я прошептала так тихо, чтобы услышали только дети. Драко отстранился и, глядя на меня заплаканными глазками, тихо спросил:
- Почему?
- Ну, он плохо вел себя весь год…
Профессор недовольно кашлянул где-то у меня над головой.
- А те, кто плохо ведут себя, подарков не получают.
- А мы получим? – спросил Гарри.
- Конечно, если сейчас мы пойдем дальше, без всяких слез доберемся до зоны аппарации и я, наконец, передам вас… познакомлю вас с моими родителями.
После этих слов мальчики воодушевились, и мы бодро пошагали дальше. С профессором Снейпом мы больше не разговаривали до самого момента аппарации.
Когда мы все, наконец, оказались у дверей моего дома, я едва не заплакала от радости. Профессор, сказав, что хочет удостовериться, что мы попали в руки моих родителей, дождался, пока мама открыла дверь. Она хотела уже было радостно обнять меня, но замерла, увидев, что я не одна, но в сопровождении взрослого мужчины и двух детей.
- Тебя не было всего полгода… - проговорила она, медленно переводя взгляд с меня на мальчиков и на профессора Снейпа.
- Ээ… это не мои дети, мам, - ответила я в замешательстве, - А это профессор Снейп, мой учитель по Зельям.
Снейп кивнул.
- Это моя мама, Виктория Грейнджер.
- Приятно познакомиться, миссис Грейнджер, - ответил профессор Снейп весьма вежливо.
- А это Гарри и Драко, - я указала на мальчиков, - Они пока что поживут у нас… это долгая история, я расскажу позже. Можно нам войти?
Всё еще удивленная мама сделала шаг в сторону, пропуская нас в дом. Но когда я уже собиралась попрощаться с профессором, она вдруг обратилась к нему:
- Проходите, будьте нашим гостем.
- Нет-нет, - мне показалось, что Снейп немного растерялся… только показалось, - у меня много дел в школе, и…
- Профессор Снейп, я настаиваю.
- Миссис Грейнджер, я дей…
- У вас уже есть какие-то планы на сочельник?
- Я, да, в какой-то степе…
- Я же вижу, что вы лукавите. Пожалуйста, проходите. Я готовлю ужин, и была бы рада, если бы кто-то, кроме мужа и дочери, смог оценить мои кулинарные способности.
- Мама, - позвала я из прихожей, намереваясь попросить её перестать уговаривать профессора, но взглянув в его ставшее вдруг неуверенным лицо, продолжила, - надеюсь, ты приготовила свой знаменитый пудинг. Профессор Снейп должен сравнить его с тем, что готовят эльфы и признать, что моя мама – лучший в мире повар.
Мама улыбнулась, и едва ли не силой втянула Снейпа в дом.
Я смогла лишь состроить удивленную рожицу своему отражению в зеркале. Можно подумать, мне не хватало проблем…
<<<предыдущая глава *** следующая глава>>>
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (27.01.2008)
Просмотров: 758 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz