Best design in 1024×768 Пятница, 24.11.2017, 23:35

Меню сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Very twee, very me
Моя способность быть лучшей во всем нашла подтверждение тем вечером, когда мы с профессором Снейпом отведали приготовленные мною блюда. После легкого салата, нас ждал нежнейший бифштекс, который просто таял во рту, молодая жареная картошечка и бобы. Всё было приправлено ароматнейшим соусом Кумберленд, придающим блюду неповторимый вкус. Затем я подала шотландские рулеты с мясом и яйцом. Это чудо кулинарного искусства далось мне особенно тяжело, но после нескольких неудавшихся экземпляров, мне удалось сотворить вполне аккуратные рулетики. Хочется отметить мое умение подбирать подходящие специи – всё, что я приготовила, было в меру пряным, в меру острым и в меру соленым. Способность работать с ингредиентами у меня просто в крови. Когда мы добрались до сконов с клюквой и шоколадного пудинга, мы с профессором были почти без сил, но отказаться от нежнейшего, сладкого пудинга, который так и просился в рот, заманчиво блестя прослойками шоколада, со снежно-белыми шариками ванильного мороженого по бокам, мы не смогли. Поэтому добросовестно справились с десертом, допивая попутно бутылку красного Бургундского вина.
- Я просто преклоняюсь перед тем, как искусно вам удавалось скрывать свои кулинарные способности, - заметил профессор, лениво вертя пальцами пустой бокал.
- Мм, - единственный ответ, на который я оказалась способна.
Но потом я сообразила, что подобная демонстрация моих умений может обернуться против меня.
- Не думайте только, что я теперь буду готовить всегда!
- Не смел надеяться…
Задумчиво посмотрев на бокал, профессор перевел взгляд на меня и сказал:
- Вот почему вы никогда не стали бы моей женой.
- Думаете, только поэтому? – фыркнула я, но Снейп не обратил на мои слова внимания, и продолжил разглагольствования.
- Вы не приспособлены к семейной жизни... Слишком своенравны, слишком упрямы, слишком требовательны и неуступчивы. Слишком беспокоитесь о равноправии между мужчиной и женщиной, не думая о том, что разумное разделение обязанностей могло бы быть гораздо более разумным и продуктивным.
- А вы консервативный зануда. И это одна из причин, почему вы никогда не станете моим мужем. Ваши представления о браке устарели, профессор. По-вашему, жена должна сидеть дома и печь пироги, или вышивать кружева, в то время как муж трудится на службе. Затем муж возвращается домой, где его преданная и послушная жена с радостным визгом встречает его, усаживает за стол, и делает всё, что он пожелает. Но в современном мире, к которому вы, однако, не принадлежите, женщина нуждается в независимости, возможности самовыражения, она может и хочет работать, самоутверждаться, а не стоять весь день у плиты.
- Зачем же весь день у плиты? – насмешливо спросил Снейп, - в доме полно других занятий: полы подмести, пыль протереть.
Уловив иронию в его голосе я тут же вспыхнула от смущения – моя пылкая речь показалась ему смешной, и я почувствовала себя глупо.
- Это было достаточно пафосно, мисс Дэшвуд, как раз в вашем стиле, - продолжал профессор, - Но вы совершенно не правы. Впрочем, у меня нет желания продолжать этот спор, как я сказал, вы слишком упрямы и в любом случае не способны на уступку. Я уже не говорю о том, чтобы принять чужое мнение.
- Я способна! – возразила я.
- Я вижу.
Я вздохнула. Почему все разговоры с этим человеком неизменно превращаются в спор, и каждый раз в итоге я чувствую себя проигравшей?
- Хорошо, я собиралась приготовить тодди. Вы не могли бы пройти в гостиную и зажечь камин? Я принесу напитки туда.
Профессор согласно кивнул и покинул столовую. Я же прошла на кухню. Заварив крепкий чай, я достала два стакана и насыпала туда немного сахара. Налив чая на две трети, я обратила взор к баночкам с пряностями. Добавив в горячий чай корицы, гвоздики и по кусочку лимонной корки в каждый стакан, я подошла к бару и достала из него бутылку рома. Вообще-то, в рецепте тодди значится виски, но я больше люблю его именно с ромом. Так научил меня один мой сокурсник, еще когда я была в университете. Налив в стаканы с чаем рома, я поставила их на поднос и, напевая песню «English tea» себе под нос, отправилась в гостиную.
Профессор уже удобно расположился в кресле у горящего камина и читал газету. Когда я пришла, он отложил чтиво и поднялся, чтобы взять у меня напитки. Дождавшись, когда я села напротив, он подал мне тодди и с явным наслаждением вдохнул аромат, исходящий из его стакана
- Would you care to sit with me
For a cup of English tea
Very twee, very me
Any sunny morning…
- Что вы там мурлычете, мисс?
- Просто так… скажите, профессор, а почему вы так не любили студентов в школе? – спросила я вдруг.
- Я не не любил их, - ответил Снейп, нисколько не удивившись моему внезапному вопросу, - Они меня просто раздражали своей тупостью, ленью, убежденностью, что знают всё лучше взрослых, а также постоянным желанием ввязывать в неприятности.
- Но ведь не все «тупые», - заметила я, несколько оскорбившись.
- Мне кажется, я назвал несколько параметров, которые для меня неприемлемы в людях.
- А какой из параметров относится к Гарри?
Я старалась выглядеть почти незаинтересованной в ответе. К теме «Гарри и Рон: что вас с ними связывает?» необходимо было подойти незаметно, чтобы в нужный момент задать нужный вопрос. Я ступала по тонкому льду – профессор не так глуп, чтобы проколоться на глупости.
- К нему все, - коротко ответил Снейп.
Я понимающе кивнула.
- Но вам не кажется, что пора что-то менять? Когда вы видели Гарри в последний раз?
Вопрос прозвучал совершенно невинно, ожидая ответа, я делала вид, что увлеченно рассматриваю стакан и плескающуюся в нем жидкость, играющую золотистыми отблесками огня в камине. Когда тишина несколько затянулась, я взглянула на профессора. Он внимательно смотрел на меня поверх стакана. Когда наши взгляды встретились, он неопределенно пожал плечами и как ни в чем не бывало ответил:
- Давно. Несколько лет назад.
- А Гарри говорил мне совершенно другое… - ответила я, снова глядя в свой стакан.
- Неужели?
- Да, - несколько ожесточенно ответила я, - Не вы ли уверяли меня, профессор, что между нами не должно быть секретов?
- Формулировка не совсем верная. У ВАС не должно быть секретов ОТ МЕНЯ.
Снейп лениво сделал очередной глоток. Я сжала стакан в руках.
- Если хотите знать, Гарри рассказал мне правду. Но я всё еще не теряю надежду, что вы сами откроете карты.
Я блефовала, да, но черт, с ним нельзя иначе.
- Я хочу доверять вам, - проникновенно добавила я.
Снейп усмехнулся.
- И что же мистер Поттер рассказал вам, не просветите? – с весельем в голосе спросил он.
- Всё. О том, что вы трое задумали за моей спиной, о том, какую роль в этом играете вы, и о том, что всё это время вы скрывали это от меня.
Я занервничала. Я не знала, как долго продержусь.
- В самом деле? Но, видите ли, я всё еще не понимаю, о чем вы говорите, - невинно ответил профессор.
И, я уверена, он намеренно не стал скрывать фальшь в голосе – хотел подразнить меня.
- Послушайте, вы должны сказать правду. Вы же понимаете, что я не оставлю этого просто так? – спросила я.
Внезапно в голове возникло одно воспоминание с прошлого уикэнда.
- Гарри! – воскликнула я, - Вот оно. Он говорил тогда, чтобы я не обижалась… Господи, я, наверное, убью вас, когда узнаю, если он решил предупредить…
- Что вы там несете? Вы уже пьяны.
- Нет, нет, нет, мой разум чист и ясен, как никогда. Я, кажется, начинаю понимать.
На прошлых выходных Гарри сказал мне, чтобы, если я узнаю ЧТО-ТО, я не сердилась на них, так как они делают это для моего же блага. Интересно знать, чего же моему благу не хватало…
- Ладно, профессор, я понимаю, вы делали это ради меня, но вам не кажется, что я могла бы обойтись без вашей помощи? – спросила я, надеясь на удачу.
Удача, похоже, оказалась на моей стороне, так как лицо Снейпа отразило внутреннюю борьбу, происходящую в нем. Он уже не мог понять, блефую ли я. Наладить зрительный контакт ему также не удавалось.
В меня же словно бес вселился (или алкоголь, наконец, ударил в голову), и меня понесло:
- Серьезно, профессор, я уже не маленькая. И проворачивать дела за моей спиной, прикрываясь тем, что это «ради моего же блага» не просто нечестно, но и в высшей степени оскорбительно для меня. Я кажусь вам такой несознательной? Беспомощной? Глупой?
- Ваши умственные способности здесь не при чем, - снизошел до ответа Снейп, и я мысленно возликовала, - А вот ваш несносный характер, невыносимое ослиное упрямство и, да, беспомощность, в определенном смысле, сыграли свою роль.
- Беспомощность? – удивленно спросила я.
- Где бы вы сейчас были, если бы вас не сопровождал некий черный кот? – язвительно спросил Снейп, - Думаю, не очень далеко от спальни Брутто. А где бы вы взяли палочку?
Я молчала.
- Очевидно, что моя помощь была незаменима, - подвел итог профессор, - И это только начало нашего пути. Всё это говорит о том, что наш с Поттером и Уизли план оказался не просто полезным, но необходимым.
- Но неужели нельзя было без обмана?
Что за план, черт возьми?!
- Не было никакого обмана. Разница лишь в том, что если бы не ваши дружки, мы бы с вами не встретились, я бы, вероятно, не предложил вам свою помощь, и вы кончили бы весьма плачевно.
Мой мозг лихорадочно заработал. Выпитое за прошедший вечер давало о себе знать, и затормаживало скорость мышления, но картина всё же начала проясняться. То есть, план заключался в том, что Гарри и Рон подослали ко мне Снейпа…
- Они послали вас шпионить за мной? – воскликнула я гневно.
Профессор на мгновение застыл, а потом устало вздохнул. Потер переносицу, взглянул на меня, и, наконец, произнес:
- Я знал, что вы блефуете, но вам всё же удалось обвести меня вокруг пальца. Это всё ваш тодди.
- Не уходите от ответа! – рыкнула я, - Гарри и Рон послали вас следить за мной? Вы специально пришли тогда к Брутто, сделали вид, что впервые увидели, навязались в помощники… действительно помогали, чтобы я потеряла бдительность, подумала, что вы в самом деле просто хотите оказать мне помощь… мерзавцы!
Я вскочила с кресла. Хотелось как-нибудь выместить злость, но Снейп помешал мне. Быстро поставив свой стакан на пол, он встал и схватил меня за плечи, пытаясь усадить обратно в кресло. Но не тут-то было. Я начала брыкаться, не желая слушаться, расплескала остатки тодди, облила и себя, и профессора, уронила стакан… Снейп всё же оказался сильнее меня, поэтому через пару минут я обнаружила себя у него на коленях, зажатой стальным захватом рук дорогого профессора, прижатой спиной к его груди.
- Отпустите меня, - сквозь зубы процедила я, пытаясь вырваться, но мой приказ не был услышан.
Не имея никакой возможности двигаться, я замерла, как изваяние, и замолчала. Молчание мое было сердитым, и профессор чувствовал это, я уверена. Но, наконец, он решил нарушить тишину.
- Именно опасаясь такой реакции, мы решили ничего не говорить вам, мисс ДЭШВУД. Если бы вы удосужились хотя бы несколько секунд подумать, прежде чем устраивать истерику и обливать меня всякой сладкой дрянью, то непременно поняли бы, что только выигрываете от этой истории. Сейчас на мгновение забудьте, что вы безбашенная гриффиндорка, и подумайте логически. Вам была необходима помощь. Принимать её от друзей вы не собирались, по крайней мере, в том объеме, в котором она была вам необходима. Да и эти двое не оказались бы для вас так полезны, как я. Итак, Потер и Уизли поняли это, а также поняли, кто лучше всего подошел бы на роль вашего…Ангела-Хранителя, - Снейп хмыкнул, но я скорее почувствовала, как смешок достиг его грудной клетки, чем услышала его, - в данной ситуации. Но для них также было очевидно, что вы отвергните их идею. Что им оставалось делать? Идти ко мне и отдавать ситуацию в мои руки.
- Да. А уж вы-то не слишком переживали по поводу того, чего я хочу, - буркнула я, - Просто взяли и поселились в моем доме.
- Если бы вы не вздумали глупо сбежать, этого бы не произошло, поверьте. Проживание с вами не доставляет мне никакого удовольствия.
Я почувствовала, что гнев, который, казалось, улегся, забурлил в крови с новой силой.
- Я от вашей компании тоже не в восторге! И теперь, когда всё выяснилось, вы можете ехать к себе.
- Вам всё еще... – начал Снейп, но я его перебила.
- Я не сбегу, можете не волноваться. Просто очевидно, что вам нет больше необходимости терпеть моё общество.
Профессор замолчал. Я начала крутиться на его коленях, желая высвободиться, но Снейп продолжал крепко держать меня.
- Может быть, вы уже позволите мне уйти? Не хотелось бы доставлять вам неудобства и надоедать.
- Прекратите вертеться, - приказал Снейп, игнорируя мои выпады в его адрес.
- Ах, извините, я вовсе не хотела досадить вам, - ядовито ответила я, - Отпустите меня, и я прекращу.
- Посидите минуту молча и не двигаясь, и я вас отпущу, - сказал Снейп, и я послушно замерла.
Спустя примерно полминуты он снова заговорил:
- Я не думаю, что будет удобно, если я вернусь в свой дом, так как мне придется перевозить всю лабораторию. Большинство процессов уже идет, и переезд может их нарушить.
Очевидно, он не доверял мне.
- Вам понадобилось не так много времени, чтобы придумать эту причину. Должна отдать вам должное, она выглядит довольно уважительной.
Я слегка повернулась, чтобы взглянуть профессору в глаза и увидела испуг на его лице, который, однако, быстро сменился бесстрастной маской, стоило ему заметить, что я наблюдаю за ним.
- Что вы имеете в виду? – спросил он сухо.
- Я имею в виду, что вы хотите продолжать следить за мной. И вам нужно остаться в моем доме, чтобы облегчить собственную жизнь.
- Ах, вот оно что, - мне показалось, что в его голосе прозвучало облегчение, - Вы неправы.
Он снова замолчал, и я начала злиться.
- Послушайте, может быть, вы всё-таки будете так невероятно любезны и разожмете свои объятия? Иначе я…
Я почувствовала, как Снейп усмехнулся, и, насколько мне позволяли его руки, развернулась к нему лицом.
- Иначе вы что? – спросил он, насмешливо подняв бровь, - Продолжайте.
- Лучше вам не знать, - прорычала я, пытаясь вырваться, - Как я вас ненавижу! – воскликнула я, чуть не плача от досады.
А Снейп лишь веселился, наблюдая за моим бессилием. Но я не сдавалась. Если он был сильнее меня, значит стоило сперва вымотать его. Я принялась яростно бороться, извиваясь, как уж. И вот я улучила момент, когда его рука соскользнула с моей талии, и мне почти удалось спастись от этого самодура. Но в последний момент, когда мои руки уже коснулись пола, Снейп схватил меня, и теперь я оказалась лежащей на животе, перекинутой через его колени.
- Так гораздо лучше, - констатировал профессор, когда я обнаружила, что снова не могу шевелиться из-за удерживающих меня рук.
Снова захотелось заплакать – на этот раз от обиды и беспомощности.
- Знаете, я сегодня весь вечер смотрю на этот бантик, - заявил вдруг Снейп, подцепив завязанные на бантик ленточки у меня на спине.
На мне было одно из моих любимых платьев – темно-серое, шелковое, запахивающееся спереди как халат, и завязывающееся сзади.
- Любопытно, платье держится только благодаря этим завязкам? – поинтересовался профессор проникновенно, и я почувствовала, как по телу пробежала дрожь.
- П-профессор, я… вы не могли бы…
Я попыталась подняться, но уверенная рука остановила меня, опустившись на спину. Несколько секунд она неподвижно лежала на моей пояснице, но потом начала выводить неуверенные круги, мягко поглаживая, заставляя меня задержать дыхание. Впрочем, дышать и так было не очень удобно – в том положении, в котором я находилась, вообще было не слишком комфортно.
- Мне неудобно, - тихо сказала я.
- Вам нечего смущаться, - послышался хриплый голос Снейп откуда-то сверху.
- Мне неудобно у вас на коленях, - ответила я, снова тщетно пытаясь изменить положение.
Рука, до этого целомудренно поглаживающая спину, начала опускаться ниже, скользя по гладкому шелку, и вызывая во мне чувства, которые я совершенно не ожидала ощутить.
- П-профессор, - снова неуверенно произнесла я, задыхаясь то ли от охвативших эмоций, то ли от того, что колени Снейпа давили на грудь.
- Если я сейчас вас просто отпущу, то мы оба будем чувствовать смущение, - сказал вдруг он, а я чувствовала, как кровь притекает к голове. Мне не нравилось это ощущение, - А если мы сейчас переместимся в чью-либо спальню, то утром тоже будем чувствовать смущение, но в то же время, получим удовольствие. Мне кажется, разумней будет поступить по второму сценарию.
- Разумней будет вернуть меня в вертикальное положение, - внесла я предложение.
- Здесь я с вами категорически не согласен, - ответил Снейп, но, помедлив, перевернул меня так, что я снова оказалась сидящей на его коленях.
Несколько секунд мне потребовалось, чтобы прийти в себя и остановить карусель в голове.
- Уф, у меня голова кружится, - пожаловалась я.
- У меня тоже, - прошептал профессор мне на ухо, и я едва заметно вздрогнула.
В комнате воцарилась тишина. На этот раз я сидела боком к Снейпу, и легко могла заглянуть ему в лицо. Но мне не хотелось, нет, теперь мне не хотелось видеть его обжигающих глаз, под взглядом которых я неизменно чувствовала себя виноватой. Даже если на то не было никаких причин.
Я не смело придвинулась к Снейпу и, отогнув воротник белой рубашки, оставила легкий поцелуй на его шее. Профессор глубоко вздохнул. Я переместила губы чуть выше, поцеловав его челюсть. Еще один невинный поцелуй в щеку, и вдруг руки профессора переместились с моей талии к моему лицу. Он взял его в ладони, и, не давая возможности отвернуться, поцеловал в губы. Я затрепетала, а когда он углубил поцелуй, кажется, совершенно потеряла голову.
До чьей-либо спальни мы так и не добрались, но диван в гостиной показался нам вполне удобным.
- Это всё равно случилось бы, рано или поздно, - шептал профессор, жадно целуя мою грудь, - Ты понимаешь это?
- Дааа! - простонала я.
- Это ни к чему не обязывает… просто одна ночь…
- Да!
- Потом всё будет, как прежде…
- Замолчи, наконец!
Слабый вдох, и выдох:
- Гермиона…
Категория: Мои статьи | Добавил: caitsith (06.01.2008)
Просмотров: 558 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz