Best design in 1024×768 Пятница, 24.11.2017, 23:34

Меню сайта
Тайны Темных Подземелий-огромнейший в рунете снейджер-портал

ЧТО-ТО ВРОДЕ ВВЕДЕНИЯ

Эта история могла произойти только пьянящей весной, когда листья на деревьях уже подали первые признаки жизни, птицы в большинстве своем вернулись с курортов, а в воздухе нестерпимо запахло любовью. Но, увы, не поддаваясь канонам и законам жанра, она произошла осенью, одним промозглым серым сентябрем, когда пахло сыростью и яблоками, а птицы как раз махали на прощанье крыльями, отправляясь в теплые края. Однако участники произошедших событий не роптали, нет. Ведь важно не то, идет за окном дождь, или нет, важно, чтобы на душе было тепло и солнечно.

- Дорогой мой Северус, вы выглядите сегодня просто потрясающе, - прожурчала миловидная дамочка в сиреневой мантии, - Этот цвет вам очень к лицу.
Все присутствовавшие в комнате, а это были самые уважаемые и горячо любимые студентами преподаватели школы Волшебства и Чародейства Хогвартс, обернулись на своего коллегу, Мастера Зелий Северуса Снейпа.
- Да уж, очень неожиданный выбор, - пробормотала себе под нос преподаватель Древних Рун профессор Гермиона Грейнджер.
Она ни к кому собственно не обращалась, и даже не рассчитывала, что её услышат, но в комнате стояла полная тишина, такая бывает, когда все одновременно удивляются, поэтому выпад молодого преподавателя был услышан каждым, даже Фоуксом, престарелым Фениксом директора школы.
- Я хочу сказать, черный действительно вам очень идет, профессор, - оправдываясь, сказала профессор Грейнджер, когда все, в том числе и сам профессор Снейп, перевели взгляды на неё.
- Ах, ну что же мы стоим у прохода, - снова включилась дамочка в сиреневом, - Пойдемте, сядем, - она подхватила профессора Снейпа под локоть и подтащила к двум свободным стульям.
Усевшись на первый, она попыталась заставить сесть на второй мрачного Зельевара, но тот довольно ловко увернулся и сделал вид, что его очень заинтересовали фотографии на камине, которые он, вообще-то, видел сотню раз.
- Что ж, все в сборе, можно начинать, - возгласил директор школы профессор Дамблдор.
Профессору Грейнджер педсовет всегда казался испытанием на прочность – сможет она не заснуть до конца, или нет? Но в последнее время она изменила свое мнение. Если раньше главным развлечением был подсчет слов «Слизерин» и «Гриффиндор», сказанных коллегами (счет всегда менялся, но чаще выигрывал Гриффиндор), то теперь это было наблюдение за профессором Снейпом и профессором Апфельбаум, той самой леди в сиреневом, которая, однако, настаивала, чтобы все называли её исключительно по имени.
- Дорогая Аннэт, я был бы вам очень признателен, если бы вы перестали пытаться попасть в профессора Снейпа кусочками печенья, - очень мягко и деликатно заметил профессор Дамблдор, прервав на мгновение профессора МакГонаглл.
Профессор Грейнджер прыснула. Вообще-то, Аннэт уже несколько раз попала в профессора Снейпа, надеясь привлечь его внимание, но последний делал вид, что не замечает потуг несчастной девушки.
- Извините, сэр, - пролепетала Аннэт, откинув назад длинные светлые волосы, пару раз невинно хлопнув глазками. Лиловыми глазками – в цвет мантии.
Её глаза всегда были в цвет мантии – это очень веселило профессора Грейнджер. Впрочем, у профессора Снейпа мантия тоже неизменно была одного цвета с глазами, но едва ли он намеренно поддерживал эту совместимость.
Когда профессор МакГонагалл снова начала читать свой доклад, Аннэт решила изыскать новый способ завладеть вниманием профессора Снейпа. Она начала медленно и незаметно пододвигать свой стул к неприступному Зельевару, и несколько мгновений расстояние действительно сокращалось. Но вскоре профессор Снейп заметил манипуляции коллеги и так же медленно и незаметно начал перемещаться вдоль камина.
Спустя пятнадцать минут профессор уже обогнул всех преподавателей и оказался рядом с профессором Грейнджер, которая даже не пыталась скрыть глумливой улыбки. Аннэт целенаправленно, и уже довольно громко, двигала свой стул, подбираясь к своей жертве.
- Может быть, Аннэт, вам с профессором Снейпом необходимо побеседовать? Тогда вы можете дождаться конца педсовета, или выйти в коридор, - предложил профессор Дамблдор, видя, что профессор Апфельбаум целиком и полностью завладела вниманием коллег. В отличие от профессора МакГонагалл.
В ответ на предложение директора, глаза Аннет бешено загорелись, но профессор Снейп в довольно экспрессивной манере объяснил, что профессор Дамблдор может сделать со своими предложениями, а точнее, где их разместить.
Следующие полчаса Аннет просидела с выражением оскорбленной добродетели, но когда педсовет закончился, она снова просияла и с надеждой взглянула на профессора Снейпа. К её разочарованию, директор попросил его задержаться.
Когда преподаватели покинули кабинет, профессор Дамблдор обратился к Зельевару:
- Северус, обуздай девочку, она ведет себя несколько неадекватно.
- Несколько неадекватно? – заорал профессор Снейп, заставив чашки на столе испуганно подпрыгнуть, - Она больная! Одержимая сумасшедшая маньячка. Я не понимаю, как вы могли взять её на работу?
- Ну-ну, успокойся, мальчик мой. Девочка просто влюбилась, дело молодое. Ты должен быть с ней очень тактичен, но настойчив, должен объяснить, что у вас не может быть никаких романтических отношений, и всё будет прекрасно.
- Я пытался, - сказал профессор Снейп тоном не-думайте-что-мне-не-пришло-это-в-голову.
- Значит, она не совсем правильно поняла тебя… - не сдавался директор.
- В самом деле, слова «отстань от меня ненормальная идиотка» действительно можно понять двояко!
- Ну зачем ты так груб с ней, Северус? Войди в её положение. Она влюблена, ты не обращаешь на неё внимания. И у неё здесь нет близких друзей, с которыми она могла бы поделиться своими переживаниями. Ей сейчас очень тяжело.
Профессор Снейп с каждым словом профессора Дамблдора закипал всё сильнее.
- Ей тяжело? ЕЙ ТЯЖЕЛО? Она не отлипает от меня ни на минуту! Скоро она и на моих уроках будет сидеть вместе со студентами! Или, что еще более вероятно, на моем столе. Я не представляю, как от неё избавиться. Я всё испробовал. Зелья эта маленькая су…
- Северус!
- …сумасшедшая дура распознает за милю. Если она не отстанет от меня в ближайшее время, я волью ей отворотное зелье силой.
- Я не позволю тебе сделать этого, мальчик мой, - с сожалением сказал директор.
- А я вас спрашивать не буду, Альбус, - парировал профессор Снейп.
- И сильно пожалеешь об этом, - сказал профессор Дамблдор, в одно мгновение превратившись из забавного старичка в опасного и сильного мага.
То есть, он таким и был, но профессору Снейпу удалось на какое-то время забыть об этом. Однако, вспомнив, он не пожелал сдаваться.
- Я избавлюсь от неё, так и знайте! – заявил он, уже выходя из кабинета.
- В твоих интересах сделать это законным путем, - донеслось ему в след.

ДОГОВОР

- Профессор Грейнджер, мне нужна ваша помощь, - заявил профессор Снейп, бесцеремонно врываясь в комнату Гермионы.
То есть, она ему открыла, но не успела пригласить войти внутрь, как того требуют приличия, а он уже ворвался. Бесцеремонно, как было замечено выше.
- Вы выбрали правильную манеру поведения, - заметила Гермиона, - Когда просишь человека о помощи, стоит вести себя как можно наглее, чтобы ему как можно сильнее захотелось помочь.
- Какого черта у вас тут валяется? – недовольно спросил профессор Снейп, не обращая внимания на слова хозяйки комнаты.
Он поддел носком ботинка разбросанные по полу нитки, лежащие рядом с непонятными палочками и журналами.
- Я учусь плести макраме, - ответила Гермиона, сгребая вещи на полу в одну кучу, и запихивая её под кресло, - Так что же вас привело ко мне, уважаемый профессор Снейп, или мне стоит называть вас «дорогой мой Северус»?
- Вы только что, с присущей вам проницательностью, обозначили мою проблему, - сахарным тоном произнес профессор Снейп, присаживаясь в кресло.
- Лесть – это уже более правильный подход, - заметила Гермиона, - То есть ваша, не побоюсь этого слова, беда, имеет какое-то отношение к любезной Аннет?
- Имеет. Непосредственное, - процедил профессор Снейп.
Он выходил из себя, стоило ему услышать её имя. Даже буквы её имени. Например, теперь его раздражало, когда студенты на какой-нибудь его вопрос отвечали: «А, нет».
- Я вся превратилась в слух, профессор, - сказала Гермиона, превратившись в слух.
Не буквально, конечно. Хотя она могла и буквально – в университете их научили такой магии, что ей и во снах не снилось…
- Мне необходимо избавиться от профессора Апфельбаум. И вы должны мне в этом помочь, - объяснил профессор Снейп, а затем, более любезно добавил, - Поможете мне – в обиде не останетесь. Я умею благодарить.
Гермиона сделала вид, что задумалась. На самом деле, она, конечно, не собиралась ввязываться в эту авантюру, помогать профессору Снейпу или иметь дело с Аннет. Нет, нет, она покончила с подобными делишками еще в школе, и рецидива себе не позволит.
- Боюсь, профессор Снейп, я вам здесь не помощник, - заявила она, наконец.
- Вы, как раз, справитесь с этой задачей, как никто другой. У вас прекрасно получается отталкивать от себя людей.
- Ну, с вами-то мне не тягаться, профессор, - холодно ответила Гермиона, уязвленная подобной характеристикой.
- Это правда, но, очевидно, моих сил не достаточно. Понимаете, вы нужны мне как женщина.
- Мне кажется, Аннет с большим удовольствием окажет вам эту услугу.
- Я имею в виду, что вы, как женщина, могли бы посоветовать мне, что сделать, чтобы оттолкнуть другую., - процедил профессор сквозь зубы.
Гермиона начала забавляться. Вот он, грозный профессор Снейп практически стоит перед ней на коленях, умоляет о помощи. Грозный профессор, тем временем, подумывал, чем он мог бы шантажировать профессора Грейнджер, чтобы она согласилась оказать ему содействие.
- Если вы откажетесь, ваши дети никогда не получат по зелью оценки выше нуля! – сообразил он.
- Пфффффррр.
- Что вы фыркаете, как больная лошадь, думаете, я шучу? Так вспомните Поттера. Я, знаете ли, злой, и на память не жалуюсь.
- Хочу напомнить, что я теперь здесь тоже преподаватель. И если вы вздумаете доставить мне неприятности, Слизерин может забыть о кубке школы.
Профессор Снейп раздосадовано вздохнул. Придется найти другой подход.
- Как насчет… что, если мы… насчет… - у профессора никак не выходило выразить мысль.
Какой-то внутренний барьер мешал, если не сказать – запрещал, произносить вслух то, что он намеревался пообещать профессору Грейнджер.
Гермиона расплылась в довольной улыбке.
- О небеса! Только не говорите, что позволите мне… - издевательски начала она.
- Позволю! Ваша заветная мечта, наконец, исполниться, и вам практически ничего не придется для этого делать, - стараясь скрыть злость, вежливо сказал профессор Снейп.
- Можно прямо сейчас? – едва не задыхаясь от счастья, спросила Гермиона, сделав несмелый шаг к профессору Снейпу.
- Нет! – рыкнул он, - Только когда вы выполните свою часть обязанностей.
Гермиона снова фыркнула.
- Ладно, по рукам.


ПОПЫТКА #1

- Первым делом вы должны запомнить вот что: практически для любой девушки замечание о её внешности будет обиднее, чем замечание об её умственных способностях.
Профессор Грейнджер стояла у доски, в то время как Северус сидел за партой и внимательно её слушал. Кое-что он записывал в свой толстый блокнот.
- Забудьте о таких оскорблениях, как «безмозглая курица», «озабоченная дура» или «тупоголовая идиотка», - сказала профессор Грейнджер, и Северус старательно вывел озвученные оскорбления своим мелким подчерком, а затем жирно их зачеркнул.
- Гораздо действеннее в нашем случае окажутся следующие слова: «Вы сегодня не выспались? Такие мешки под глазами…», или более грубо «Что за воронье гнездо у вас на голове?»… нет, постойте, это зачеркните, - поправилась профессор Грейнджер, поправляя волосы, - Лучше вот это: «Жаль, что вы не метаморфмаг, могли бы исправить свой нос картошкой».
Северус почесал свой длинный орлиный нос и записал последнюю фразу.
- Ну и, наконец, тяжелая артиллерия, - выдохнула профессор Грейнджер, - Это на крайний случай, постарайтесь к этой мере не прибегать. Кхм… «В последнее время вы разжирели».
Северус перестал писать и вопросительно взглянул на своего учителя.
- Она худая, как щепка, - заметил он.
- Поверьте мне, мой дорогой профессор Снейп, девушка уверена, что она толстая до тех пор, пока у неё не разовьется дистрофия, булимия или анорексия.
Северус кивнул и послушно вывел «раз-жи-ре-ли».
- Да, можете пройтись по её одежде. Сказать, что бежевый её полнит, а в розовом она похожа на поросенка, - продолжила лекцию профессор Грейнджер, - Или заметить, что мантия с завышенной талией делает её похожей на пятилетнюю девочку.
- Простите, но я был уверен, что талия всегда находится на одном месте, - деликатно произнес Северус.
- Если вы хотите задать вопрос, поднимайте руку! – рявкнула профессор Грейнджер, но тут же смутилась, - Извините, я забылась…
Затем она изобразила на доске схематический рисунок мантии с завышенной талией.
- Вот, что я имею в виду.
Северус зарисовал иллюстрацию на доске в свой блокнот.
- Однако все-таки старайтесь делать упор на те аспекты её внешности, которые ей будет трудно изменить. Не ждите мгновенного результата. Она может разреветься, но потом пойти и надеть что-нибудь другое, уложить иначе волосы или даже перекрасить их.
Северус кивнул.
- И еще один важный момент: не реагируйте на её слезы. Стоит вам один раз растеряться, и она затопит вас, - предупредила профессор Грейнджер.
- Об это можете не беспокоиться, - заверил её Северус.

***
В тот день жители замка были ошарашены особенно хамским поведением профессора Снейпа. Стоило Аннет приблизиться к нему ближе, чем на три метра, или сказать ему хоть одно слово, он тут же выдавал ей какой-нибудь едкий комментарий. При этом теперь его выпады заставляли несчастную Аннет краснеть, бледнеть, а потом в слезах убегать в неизвестном направлении.
Два дня все шло как по маслу. Аннет почти перестала показываться Северусу на глаза, и он был почти готов поделиться радостью с профессором Грейнджер. Но вот однажды…
Ничего не подозревающий Северус шел из своего кабинета на обед. Он прибывал в несвойственном для него хорошем расположении духа и даже тихонько бормотал сонеты Шекспира себе под нос. Как вдруг из-за угла на него буквально набросилась…набросилось нечто. Северус не сразу распознал в непонятном существе профессора Апфельбаум.
- Какого черта?! – взревел он.
- А теперь вам нравится? – спросила Аннет кокетливо.
Она была одета в зеленую мантию до пола (чтобы скрыть свои «кривые ноги»), серебряный пояс висел на бедрах, когда-то длинные светлые волосы («патлы») были коротко стрижены и перекрашены в каштановый цвет.
Глаза, конечно, были зелеными.
Северус на мгновение онемел. Мгновение продолжалось всю дорогу до Большого Зала. Аннет щебетала что-то, семеня рядом.
Северус ворвался в зал, где уже шел обед, подобно урагану. Он пролетел мимо учеников, едва не врезавшись в учительский стол, наклонился к профессору Грейнджер и прошипел:
- После обеда зайдите ко мне в кабинет.
Профессор Грейнджер лишь испуганно кивнула. Когда Северус развернулся и покинул помещение, она смогла увидеть причину столь яростного поведения. Собственно, она это предвидела, и в запасе у неё был следующий план.

ПОПЫТКА # 2

- Первый блин всегда комом, так что вы не должны расстраиваться, - сообщила профессор Грейнджер, начиная вторую лекцию.
Северус лишь недовольно вздохнул и скривил губы.
- Зато эта небольшая неудача подводит нас прямо к следующему этапу.
- В самом деле?
- Да, наш следующий шаг очевиден, - заявила профессор Грейнджер, довольно потирая ручки.
На доске возникло одно слово: «Противоположность». Северус скептически взглянул на надпись, но под строгим взглядом профессора записал её в блокнот.
- Итак, ясно, что на грубость объект реагирует вяло, а что еще более вероятно, видит её привлекательной.
Северус поднял руку и принялся трясти ею, копируя мисс Грейнджер в её бытность студенткой.
- Да, мистер Снейп, - любезно ответила профессор Грейнджер, демонстрируя Северусу, КАК нужно вести себя с желающими высказаться учениками.
- Извините, профессор Грейнджер, но я не совсем понял, как грубость может казаться привлекательной? Я оскорблял её в своих лучших традициях, я унижал её. Как это может понравиться хоть кому-то?
- Минус два балла со Слизерина за незнание женской психологии, - ответила профессор Грейнджер, - Видите ли, в сознании некоторых женщин укоренилась мысль «Бьет, значит любит». Еще в детстве мальчики, стараясь привлечь внимание девочек, дергают их за косички и обзывают. Таким образом они выражают свою симпатию. Вероятно, объект считает, что она вам не безразлична. Но еще более правдоподобной мне кажется версия о том, что объект считает вашу манеру поведения мужественной и сексуальной, приписывает вам склонность к доминированию, что подсознательно в мужчине ищет каждая женщина… не считая неформалок-лесбиянок и радикальных феминисток. А также объекту кажется интересной мысль о том, чтобы завоевать сердце такого непокабелимого, простите, непоколебимого мужчины. Каждой женщине льстит мысль о том, что она нравится недоступному для других представителю сильной половины человечества. Впрочем, это свойственно всем людям – желать недостижимого.
На последнем слове воздух в легких профессора Грейнджер кончился, и она замолчала, чтобы набрать еще.
- Моя же идея заключается в том, чтобы вы начали вести себя абсолютно противоположным образом. Предстаньте перед ней добрым и ласковым… нет, ласковым зачеркните. Мягким, да, вот более подходящее слово. Пусть она увидит, что вы не мужественный, сильный, твердый и уверенный в себе, а размазня, тряпка, нытик. Вы как моллюск – у вас твердая ракушка, но очень мягкое тельце внутри.
- Вы сейчас говорите просто отвратительные вещи, - с отвращением на лице заметил Северус.
- Вот именно! – возликовала профессор Грейнджер, - Аннет они тоже должны показаться отвратительными, и тогда она поймет, что вы не тот, кто ей нужен.
Северус с сомнением потер подбородок. В словах профессора Грейнджер была доля, ха-ха, здравого смысла.
- Но я не могу быть добрым, - сказал Северус.
- Вы потренируетесь на мне, - с энтузиазмом ответила профессор Грейнджер, - Вот смотрите, я – Аннет, вы пригласили меня на чай. Я сажусь напротив…
Профессор Грейнджер поставила свой стул рядом с Северусом и сделала вид, что держит в руках чашку.
- Что вы мне скажите? – спросила она, делая невсамделишный глоток из воображаемой чашки.
- Хм… сахару? – неуверенно спросил Северус и улыбнулся.
- Да-да! Отличная идея! Улыбайтесь – это должно её напугать.
- Так что, сахару? – уточнил Северус, - Я употребляю очень много сахара, потому что, мм, люблю все сладенькое и…и… сахарное, - он старался говорить приторным голосом, неотрывно глядя профессору Грейнджер в глаза.
Псевдо-Аннет судорожно сглотнула.
- У меня сейчас впечатление, что вы собираетесь съесть меня, - заметила она, - Не смотрите в глаза так активно. Вы скромный, стеснительный человек, должны смотреть куда угодно, но только не на собеседника. Вспомните Невилла! – придумала профессор Грейнджер, - Ведите себя, как он.
- Мерлин, за что мне всё это? – простонал Северус.
- Так-так, отлично! Начинайте жаловаться на жизнь. Расскажите о том, как вы устали от работы, как много у вас обязанностей…

-… и приходится постоянно иметь дело с детьми, а я ненавижу детей. То есть они, конечно, очень миленькие, но так утомляют, просто сил нет. Берите конфетку.
Аннет несмело взяла с подноса немного пастилы. Северус пригласил её к себе на чай на следующий же день после того, как она сменила имидж, и это вселило в неё определённые надежды. Но когда она оказалась в комнате любимого – такой долгожданный момент – он совершенно выбил её из колеи своим поведением. Он был…милым. Сначала он весьма любезно предложил ею чаю, потом набухал туда пять ложек сахару, начал настойчиво угощать конфетами… в общем вел себя как профессор Дамблдор. Затем… затем он продемонстрировал ей салфетку, которую сплел в технике макраме. После этого он начал жаловаться на свои проблемы, и не замолкал вот уже десять минут. Видимо, ему давно не удавалось выговориться.
- И я вынужден поддерживать имидж, ведь я глава дома Слизерин. Мне приходится третировать всех, грубить, хамить. А я не хочу этого, в душе я совсем другой. Я бы сказал – полная противоположность.
Северус увидел ободряющий кивок косматой головы и продолжил самозабвенно ныть.
Гермиона сидела за креслом, за спиной Аннет и периодически подавала Северусу знаки, если он делал что-то неверно, или наоборот, был на верном пути. К сожалению, она не могла видеть лица Аннет, чтобы оценить всю масштабность действа, но она была уверена, что после сегодняшнего вечера откровений девчонка будет стараться держаться от профессора Снейпа подальше.
Спустя десять минут непрерывного монолога своего ученика, Гермиона высунулась из-за кресла и провела пальцами две дорожки на щеках. Затем сделала вид, что трет кулаками глаза. По плану сейчас профессор Снейп должен был заплакать. Гермиона вспомнила, как долго они с профессором пытались придумать, как бы заставить его глаза слезиться. По признанию самого Снейпа, он не плакал с тринадцати лет, и совершенно разучился это делать. Полчаса попыток вызвать слезы усилием мысли ни к чему не привели. Болевые приемы Гермионы также не оказали должного действия. Но ответ был найден.
Неожиданно для Аннет, профессор Снейп уронил голову на ладони. Несколько секунд он сидел в таком положении, затем прогундосил:
- Дорогая Аннет, не принесете ли вы мне из соседней комнаты носовой платок? Он лежит на тумбочке рядом с кроватью.
Аннет тут же сорвалась с места, а профессор Снейп тем временем достал из вакуумной упаковки сочный лук. Уже через несколько секунд его глаза заслезились, и он быстро убрал лук обратно. Только он успел произнести освежающее воздух заклинание, как в комнату вошла Аннет. Увидев настоящие слезы в глазах любимого, она чуть не шлепнулась в обморок. Но, собрав все свои силы, она подошла к нему, погладила по голове и сказала своим тоненьким голосом:
- Дорогой мой Северус, мне так жаль. Я тебя прекрасно понимаю. Ох… я и представить не могла, какой ты на самом деле нежный и чувствительный. Это просто… потрясающе. Я полюбила тебя таким, какой ты есть, но я и представить не могла, какой ты внутри. Там глубоко, - она положила руку на грудь ошарашенного профессора, - скрыт маленький напуганный котенок, которому не хватает любви и ласки. Ты как моллюск, с твердой ракушкой, но мягким…
- Убирайся! – проорал профессор Снейп, - Убирайся, и чтоб глаза мои тебя больше не видели!
Аннет вскочила, и испуганной ланью метнулась к двери. Уже выходя, она звенящим голосом произнесла:
- Сейчас ты испуган, ведь открыл передо мной душу, но не бойся, никто более не узнает об этом. Это будет наша общая тайна!
Послав профессору Снейпу прощальный поцелуй, она упорхнула из комнаты.
- Да, случай более тяжелый, чем я думала, - подвела черту Гермиона, выползая из-за кресла. И это подводит нас к плану «в».
Профессор Снейп устало откинулся в кресле.


ПОПЫТКА #3
Следующий день Гермиона развлекалась, наблюдая за тем, как Аннет посылает профессору Снейпу тайные знаки, намекающие на их общий секрет. Профессор их мужественно игнорировал, но как только после уроков они оказались с Гермионой наедине, он решил выплеснуть свою злость.
Перевернув очередной стул в своем кабинете одним взмахом палочки, он раздраженно сказал:
- А потом она подошла ко мне и сказала, что я «очень хорошо маскируюсь», - он передразнил писклявый голос Аннет, и Гермиона рассмеялась.
- Если вы закончили разрушать свой кабинет, позвольте ознакомить вас со следующим способом ЛОСя, - сказала она.
- Лося?
- ЛОСь - Ликвидация Озабоченной Су…масшедшей, - пояснила Гермиона.
- Ага, я так и понял, - кивнул профессор Снейп, когда она расшифровала последнее слово.
- А суть заключается в следующем – вы должны познакомить её со своей мамой.
Несколько секунд профессор Снейп молчал.
- Так, во-первых, моя мать умерла много лет назад. Во-вторых, я всегда был уверен, что знакомство с родителями…
- Профессор, профессор, - перебила его Гермиона, - Вы мыслите слишком узко. Во-первых, я, конечно, очень сожалею по поводу вашей мамы, но она нам совершенно не нужна. Нам нужна другая женщина, которая будет изображать её. Во-вторых, вы правы, совершенно правы, что знакомство с родителями – очень важный этап, потому что если будущая невеста не понравится своей будущей свекрови, это может стать очень большим препятствием в дальнейшем развитии отношений. Особенно, если для будущего жениха мнение матери очень важно. Вы понимаете, к чему я клоню? – Гермиона заговорщически подвигала бровями.
Профессор Снейп в ответ лишь коварно улыбнулся.

***
- Ох, Северус, я так нервничаю, - пролепетала Аннет, когда она и её любимый подошли к порогу дома профессора Снейпа.
- Правильно делаешь.
Войдя в мрачный дом в Тупике Прядильщиков, Северус, что было мочи, проорал:
- Маааамаааа! Я дома.
Через минуту в гостиную спустилась высокая женщина лет шестидесяти. Среди её седых волос, собранных в строгий пучок, еще угадывались черные, карие глаза метали молнии, черная мантия подчеркивала бледность кожи.
- Мама, позволь тебе представить мою коллегу, профессора Апфельбаум, - подобострастно произнес профессор Снейп, указывая на девушку рядом с собой.
- Зовите меня просто Аннет, - жизнерадостно произнесла она.
- Я буду называть тебя так, как считаю нужным, - проскрипела старуха.
Аннет вздрогнула и улыбка исчезла с её лица.
- А это моя любимая мамочка, Эйлин Снейп.
- Для тебя миссис Снейп, - оповестила женщина Аннет.
- Обед уже готов? – спросил профессор Снейп, - Я очень голоден.
Это была истинная правда – он был так возбужден предстоящим спектаклем, что даже не позавтракал.
За столом началась основная часть выступления «Эйлин Принц».
- Что за странная прическа у тебя, милочка? – спросила она у Аннет, - Ты похожа на юношу. Или, может быть, ты лэсбиянка? – произнесла она со свойственным старшему поколению произношением подобных слов.
- Что вы, нет! – воскликнула Аннет и густо покраснела, - Просто Северусу так больше нравитс…
- Северус любит длинные волосы. Длинные кудрявые волосы. Но с цветом ты угадала…
Аннет вопросительно-испуганно взглянула на своего ненаглядного.
- Это чистая правда, - согласился он с матерью, чему-то усмехнувшись.
- Но… - начала было девушка, но мама Северуса снова грубо её прервала.
- Ты не ешь рагу, тебе не нравится рагу? – зло спросила она.
- Я не ем мясо. Мне кажется, это очень жестоко убивать животных и есть их. Это просто варварство!
- Варварством было бы съесть тебя, - кровожадно гаркнула миссис Снейп, - С другой стороны, общество ничего бы не потеряло.
Аннет со слезами на глазах взглянула на Северуса, но тот лишь молчаливо поглощал жареный картофель.
- А что ты умеешь готовить? – спросила мама Северуса притихшую Аннет.
- Я… я могу готовить чай. И кофе, - пролепетала та.
- Кофе? И что же, своего будущего мужа ты будешь поить одним кофе?
- Нет, но для остального есть эльфы.
- Эльфы??? – вопросила миссис Снейп, и Аннет показалось, что это прогремел раскат грома.
Профессор Снейп же опять чему-то ухмыльнулся.
- Ты считаешь, что эльфы – это бездушные существа, которые должны выполнять все прихоти магов…
Лекция о Любви к Эльфам затянулась на десять минут. Аннет с ужасом в глазах смотрела на разошедшуюся мать Северуса, который, в свою очередь, откровенно скучал. Наконец, в столовой появился эльф, который принялся убирать лишние блюда со стола.
- Но у вас же тоже работают эльфы! – пропищала Аннет.
- Ты смеешь упрекать меня, невоспитанная девчонка? – грозно спросила миссис Снейп.
- Н-нет, извините.
- К тому же, Северусу нельзя кофе, у него слабая печень, - уже более спокойно добавила хозяйка дома, и Аннет потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чем идет речь.
- Но он пьет его…
- Опять перечишь мне? – набирая громкость спросила миссис Снейп.
Аннет испуганно закачала головой.
- Н-нет, извините.
- Чем ты занимаешься? – спросила мать Северуса, когда эльф подал десерт.
- Я преподаю в Хогвартсе магловедение…
- Чушь! – тут же воскликнула миссис Снейп.
Аннет с безнадёжностью в глазах посмотрела на, очевидно, не состоявшуюся свекровь.
- Ты магла?
- Нет-нет, я родилась в чистокровной семье и…
- Что ты знаешь о маглах?
- Я… ну, я же преподаватель. Я знаю о них всё.
- Чушь! – убежденно повторила миссис Снейп, - Чтобы говорить о маглах, нужно быть маглорожденной. Нужно родиться среди них, жить с ними бок о бок…
- Но я была на стажировке в магловско…
- Не смей перебивать меня, несносное создание! Родители, очевидно, совершенно не занимались твоим воспитанием. Среди ровесников Северуса вообще практически невозможно найти благородно воспитанную леди.
- Но я младше Северуса,- почти прошептала Аннет.
- В самом деле? Мне так не показалось, - безразлично бросила миссис Снейп.
- Да, я младше него на семнадцать лет.
- Что за нравы пошли! – тут же завелась мать Снейпа, - Двадцатилетняя пигалица охмуряет взрослого мужчину!
Сжав губы в тонкую нить, она сурово взглянула на Аннет, ожидая её ответа. Девушка сперва долго пыталась сглотнуть ком, образовавшийся в горле, потом, наконец, ответила:
- Но вашему сыну сорок три. Выходит, что мне двадцать шесть.
- Выходит. Как будто это имеет значение!
Миссис Снейп взглянула на часы, потом на понурившую голову Аннет, потом на Северуса.
- А теперь выметайтесь отсюда! – гаркнула она, и уже когда двое почти покинули дом, крикнула вслед, - И, Северус, чтобы я эту нимфоманку больше не видела!

***
- Северус, это совершенно ужасная женщина, - начала Аннет, как только они с Северусом перешагнули порог не слишком гостеприимного дома.
- Не смей говорить так о моей матери, - строго приказал профессор Снейп.
- Извини… но она же настоящая тиранша. Как ты можешь общаться с ней? – Аннет содрогнулась, вспоминая колючий злобный взгляд миссис Снейп.
- Просто делаю всё, что она говорит, - ответил Северус, чему-то улыбнувшись.
- Всё? – всхлипнула Аннет.
- Абсолютно, - похлопав себя по карманам, он сказал, - Вероятно, я забыл перчатки. Возвращайся в Хогвартс одна.
С этими словами Северус развернулся и вошел в свой дом. Аннет ничего не оставалось, как аппарировать.

***
- Вытирай ноги, когда входишь с улицы, Северус, - скрипучим голосом произнесла Гермиона и звонко рассмеялась.
Северус ухмыльнулся.
- Вы были бесподобны, профессор Грейнджер. Я думаю, с Аннет покончено.
Гермиона села в одно из кресел, стоящих рядом с камином.
- Значит ли это, что я уже могу…?
- Нет, - отрезал профессор Снейп, - Только когда я буду окончательно убежден, что ненормальная отстала от меня.
Гермиона раздосадовано вздохнула.
- Хотя за сегодняшний спектакль я не могу не отблагодарить вас сверх договоренного, и присуждаю десять баллов Гриффиндору, - добавил профессор Снейп.
- Мои первые десять баллов от вас, - растроганно сказала Гермиона, - Ах, жалко Оборотное зелье действует всего час, я бы тут еще такое устроила!...

***

«Двенадцать : шесть»
- Тогда как Слизерин совершенно не прилагает никаких усилий…
«Двенадцать : семь»
- Может потому, что Гриффиндорцы постоянно лезут на рожон?...
«Тринадцать : семь»
- Не надо всё сваливать на Гриффиндор!
«Четырнадцать : семь»
- Слизеринцы тоже не невинные овечки!
«Четырнадцать : восемь»
- А вы что думаете, профессор Грейнджер? – голос профессор Снейпа прервал подсчет Гермионы.
- Я думаю, что… уже поздно, и, может быть, пора расходиться? – несмело спросила она.
- Мисс Грейнджер совершенно права, - вступил в разговор профессор Дамблдор, - Мы все устали и нам необходимо отдохнуть. Давайте выпьем чая и продолжим позже.
Гермиона едва удержалась от того, чтобы закатить глаза. Профессор Снейп заметил это и усмехнулся. Последние два дня он вообще часто ей усмехался. И совсем не издевательски, а как-то по-дружески. Сегодня он пригласил её к себе в кабинет, очевидно, чтобы разобраться со второй частью договора.
- Минерва, зачем вы всё время нападаете на Северуса? – раздался голос Аннет и Гермиона напряглась.
- Простите? - опешила профессор МакГонагалл.
- Вы так грубо с ним обращаетесь, а ведь ему и так непросто в жизни, - горячо заявила профессор Апфельбаум.
Гермиона даже привстала на стуле, опираясь руками о стоящий впереди. Краем глаза она заметила, что профессор Снейп сделал тоже самое.
- О чем вы толкуете? – всё еще удивленно спросила профессор МакГонагалл.
- Ну, у него такая сложная семейная ситуация, - с сожалением в голосе проговорила Аннет.
Она определенно очень сочувствовала несчастному Северусу. Несчастный в это время, кажется, слегка поседел. Он судорожно думал о том, как бы заткнуть чрезмерно болтливую коллегу.
- Семейная ситуация? – переспросил профессор Дамблдор, отчего-то улыбаясь.
- Да… прости Северус, но они не должны так с тобой обращаться, - сказала Аннет слегка виновато, обращаясь к профессору Снейпу, - Но когда у человека мать – настоящий диктатор, необходимо, чтобы был кто-то, кто одержит ему моральную поддержку. А вы все только усугубляете положение. Неудивительно, что он такой замкнутый и нелюдимый.
Профессор Снейп открыл было рот, чтобы как следует гаркнуть на ненавистную Аннет, но первым голос подала профессор Вектор.
- А разве ваша матушка не скончалась много лет назад, Северус?
Гермиона спрятала лицо в ладонях, в то время, как Северус глупо открывал и закрывал рот.
- В каком смысле? – не поняла Аннет, - Я видела её буквально два дня назад и имела с ней очень неприятную беседу, прости, Северус.
- Северус – круглый сирота, - оповестил профессор Дамблдор, довольно щурясь.
- Не вижу в этом поводов для веселья, Альбус, - процедил сквозь зубы профессор Снейп.
- Но постойте…
Аннет вскинула небесно-голубые глаза на Северуса. Тот стоял, сложив руки на груди и смотрел куда-то в сторону.
В комнате воцарилась абсолютная тишина, и вдруг пронзительный голос Аннет нарушил это минутное блаженство.
- Мой. Дорогой. Северус, - дрожащим от слез голосом произнесла она, - Это просто ужасно…
- Да-да, я знаю… - пробормотал Зельевар, в душе надеясь, что теперь-то всё точно будет кончено.
- Ты так скучал по своей маме, что нашел другую женщину, которая могла бы заменить её тебе. Это так трогательно! – с этими словами Аннет бросилась на шею к ошарашенному профессору Снейпу.
- Что за чепуха, - начал он.
Но Аннет громко всхлипнула, отошла от него и громко провозгласила:
- Послушайте, вы все не знаете Северуса так, как знаю его я, - профессор МакГонагалл громко фыркнула, - Вы все думаете, что он грубый, жесткий, суровый и безжалостный.
- Серьезно? – глумливо спросил профессор Снейп, обращаясь к коллегам.
Но никто ему не ответил, все с любопытством слушали профессора Апфельбаум.
- Но на самом деле он очень нежный и чуткий. Вы не представляете, какой он милый и добрый. В душе он настоящий ангел. Он роза, у которой все видят только шипы, он моллюск, который спрятался в своей твердой раковине и…
- Дались вам эти моллюски! – прорычал профессор Снейп, хватая Аннет под руку и пытаясь вытащить из кабинета.
Но не тут-то было. Аннет ловко вывернулась, и, обогнув стулья, на которых сидели преподаватели, спряталась за спиной откровенно веселящегося директора.
- И он плетет макраме! – сообщила она оттуда.
Учительскую сотряс дружный хохот.
- Я сама видела! – пискнула Аннет.
Профессор Снейп злобно зыркнул на своих коллег, перевел взгляд на профессора Грейнджер, которая сейчас с ужасом взирала на смеющихся коллег, кивнул ей, получил кивок в ответ, и ушел, громко хлопнув дверью.
На лице Гермионы на мгновение появилось виноватое выражение, но как только она увидела смазливую мордашку Аннет, в ней закипела нешуточная ярость. Профессор Апфельбаум, по заключению Гермионы, была непроходимо тупа.


ПОПЫТКА #4

- Итак, профессор Снейп, - твердым голосом произнесла профессор Грейнджер, глядя на сгорбленную фигуру своего ученика, - Никакие решающие меры не возымели на объект никакого действия.
Она расхаживала перед Северусом взад-вперед, как военоначальник, готовящий план осады крепости.
- Объект, -
Форма входа
Приветствую Вас Гость!

На главную | Зарегистрироваться | Войти
Поиск
Статистика
Хостинг от uCoz