Best design in 1024×768 Суббота, 23.09.2017, 17:32

Меню сайта
Тайны Темных Подземелий-огромнейший в рунете снейджер-портал
Глава 3
 

Неделя прошла совершенно спокойно. Мы готовили зелье, усердно учились (седьмой курс, все-таки, Т.Р.И.Т.О.Н.Ы. на носу), я проводила в библиотеке почти все свободное время, ребята бывали там значительно реже, так как у них были тренировки по квиддичу.
Через неделю должен был состояться матч между Гриффиндором и Слизерином, и я очень боялась, что шаткий мир, установленный между нами и Малфоем, может быть нарушен. Но пока что все было спокойно.
Гарри, наконец, получил письмо от главного редактора «Волшебника», с заявлением, что репортер прибудет в Хогвартс четырнадцатого декабря, и что директор МакГоннагал уже извещена об этом. За три дня до этого Гарри был уведомлен, что на пожертвования уйдет семьдесят процентов вырученных денег, и что мистер Тиссельдорф с удовольствием предоставит Гарри отчет обо всех расходах. Гарри такие условия удовлетворили, и он согласился дать интервью.
Последнее письмо пришло за завтраком. Гарри тут же потерял аппетит.
- А я так надеялся, что в Хогвартсе меня не достанут, - сетовал он.
- Ты мог бы отказаться, - сказал Рон, - Свой долг перед обществом ты выплатил. Чего им еще от тебя надо?
- Им надо интервью, - ответил Гарри.
- Могли бы просто еще раз напечатать то, что ты давал Эквивокеру.
- Его и так печатали в пяти разных журналах. Им нужно что-нибудь свеженькое, - сказала Джинни, с аппетитом поедая овсянку, - Как чувствует себя мальчик-который-выжил теперь, когда он снова выжил?
Она взяла ложку, словно это был микрофон, и произнесла в нее измененным голосом:
- Мистер Поттер, собираетесь ли вы выживать еще раз, или со смертью Волдеморта в этом отпала необходимость?
Джинни протянула ложку Гарри.
- Думаю, вам лучше спросить об этом мою девушку, - угрюмо сказал Гарри, - Она достаточно бесчувственна, чтобы отвечать на подобные вопросы.
- Эй, ну это же шутка, - Джинни обняла Гарри.
- Шутка? Знаешь, что такое видеть свое лицо в газетах с подписью «идиот»? Когда министерству было удобно, все считали меня сумасшедшим. Теперь я снова герой.
И Гарри разошелся не на шутку. Он буквально излил нам душу, он рассказал все, что накопилось у него за семь лет пристального внимания к его персоне. И, несмотря на то, что мы были свидетелями всех событий, что происходили в его жизни в магическом мире, мы все равно были потрясены тем, насколько сильно Гарри из-за всего этого переживал и переживает.
- Гарри, котенок, ну скоро все уляжется, вот увидишь, - Джинни нежно гладила Гарри по плечу.
- Как же, уляжется. Когда газетчики прознают, что я все же дал интервью, они от меня точно не отвяжутся.
- Гарри, ты победил одного из сильнейших темных магов. Что тебе эти газетчики? – успокаивающе произнес Рон.
- Мистер Поттер, могу я с вами побеседовать? – раздался голос профессора МакГоннагал за моей спиной.
Гарри кивнул, и отправился на беседу с профессором.
В этот момент к нам подошел Драко.
- Куда это Поттер отправился? У нас зелья через пять минут.
- Думаю, она хочет поговорить с ним насчет интервью, - сказала я, обращаясь скорее к Джинни и Рону, чем к Драко.
- Что за интервью? – с искренним любопытством спросил Драко.
По пути в подземелья мне пришлось объяснить ему, о чем идет речь.
- Наша знаменитость решила к рождеству порадовать фанатов, - с сарказмом в голосе сказал Драко.
- Поверь мне, Гарри совсем не хочет давать это интервью.
- О! Ну, конечно, он ведь у нас такой скромный!
- Драко, прекрати, - завелась я.
Малфой просто завидовал Гарри, это было очевидно, но скрывал зависть под язвительностью.
- Защищай его! Ты же входишь в число его приближенных. А может, ты тайно влюблена в него?
- Драко, достаточно! Я не понимаю, в чем дело? Чего ты так завелся?
- Ничего! – огрызнулся Драко.
- Это не вина Гарри, - сказала я, сама толком не понимая, к чему именно относятся эти слова. Я просто хотела, чтобы Драко успокоился.
- Вот именно! Это не его вина, и НЕ ЕГО ЗАСЛУГА, что он просто выжил. Ему был год! Он не сделал ничего, чтобы весь магический мир носил его на руках.
Мы уже были в классе Зельеделия, и все смотрели на нас с Драко, затаив дыхание.
- Он сделал! – горячо возразила я.
- Он просто влипал в неприятности, а потом судорожно пытался из них вылезти. Каждое нарушение школьных правил превращалось для него в очередную хвалебную статью в газете.
- Ты сейчас имеешь в виду тот раз, когда его чуть не убил Василиск, или тот раз, когда его чуть не убил Волдеморт, и когда на его глазах умер Седрик, или тот раз, когда умер его крестный? А может быть, ты считаешь «неприятностью» обязанность убить сильнейшего темного мага?
- Ох, бедный несчастный Поттер! – Драко картинно покачал головой и прижал руки к груди, - Только знаешь, почему-то мне казалось, что смерть Волдеморта – заслуга не только Поттера. И что же? Он получает предложения дать интервью, а другие вынуждены делать вид, что не замечают, как бывшие друзья шепчут им в спину «предатель». В него все тыкают пальцем на улице? Знаешь, в меня тоже. Только ему в след кричат «Герой!», а мне «Убирайся!». Одни потому, что я сын Упивающегося Смертью, другие – потому что я перешел на другую сторону. О! Поттер у нас сирота! Бедный мальчик! А мой отец отказался даже разговаривать со мной. Я пришел к нему в Азкабан, а он отказался говорить! – Драко уже кричал.
И в его голосе было столько боли. Мои глаза наполнились слезами.
- У тебя есть мы! – как-то жалобно сказала я.
- Вы общаетесь со мной только потому, что я вам угрожал.
- Это не так, - возразила я.
Я попыталась дотронуться до него, положить руку на плечо, но он увернулся и вылетел из класса, при этом чуть не сбив с ног профессора Снейпа.

Только сейчас я заметила, что профессор был уже в кабинете. Он стоял у входа, сложив руки на груди. Интересно, как долго он слушал нашу с Драко беседу?
- Задание на доске, - хрипло произнес профессор и, прочистив горло, продолжил, - Начинайте работать.
Я не могла сосредоточиться на задании. Мои руки дрожали, а в глазах было мутно от слез.
- Мисс Гренйджер, - услышала я холодный голос, но глаз не подняла.
Доставить профессору Снейпу удовольствие видеть меня плачущей? Ну уж нет!
- Ваши слезы испортят зелье. Идите умойтесь.
Так и не взглянув на профессора, и не проронив не слова, я вылетела из кабинета.
Ноги сами принесли меня в туалет Плаксы Миртл.

Я зашла внутрь и первое, что я увидела, был Драко, сидевший на полу и обнимающий свои колени.
- Эй, - робко позвала его я.
- Убирайся, - грубо ответил он.
- Ну, Драко, - снова позвала я таким жалостливым голосом, на который только была способна.
- Из-за тебя я выставил себя идиотом перед всеми. И перед Снейпом.
Отлично, уже что-то вроде беседы.
- Ты просто показал свои чувства. Это нормально.
- Это НЕ нормально! И если бы не ты со своим Поттером, этого бы не произошло.
Я подошла к Драко, но он демонстративно от меня отодвинулся.
- Я не собираюсь носиться с тобой, как нянька! – сказала я, - Я пришла поговорить, а он кривляется, как ребенок.
- Ну и убирайся к троллям!
- Сам иди, - сказала я и уселась неподалеку.
Спустя пять минут дверь в туалет приоткрылась и в проеме показалась рыжая голова Джинни. На лице были видны струйки слез, смешавшиеся с тушью.
- Меня профессор тоже выгнал, - словно оправдываясь, сказала она, и села между мной и Драко.
- Драко, - тихо позвала Джинни.
- Чего тебе? – грубовато ответил Малфой.
- Ты не должен злиться. Гарри не намного лучше сейчас, чем тебе. То есть, сейчас, может, и лучше, а раньше точно было хуже.
Малфой согласно промычал. По крайней мере, это можно было принять за согласие.
- Давай мы все снова помиримся? – неуверенно предложила Джинни.
- Никто и не ссорился, - заявил Драко.
- Замечательно, значит ты поможешь мне с высчитыванием формул? – спросила я.
- Помогу, - буркнул Драко.

Через пятнадцать минут нам удалось убедить Драко пойти на Зелья. Мы робко постучались в кабинет Зельеделия и вошли.
- Истерики прекратились? – спросил Снейп безо всяких эмоций.
Мы согласно кивнули.
- А теперь можете попытаться успеть приготовить зелье, - сообщил профессор, - И минус двадцать баллов с гриффиндора за неподобающее поведение на уроке.
- А у Малфоя, значит, подобающее, - услышала я бормотание Рона, когда подошла к своему месту.
Вскоре появился Гарри. С него также было снято двадцать баллов за опоздание, и он принялся за приготовление зелья, не понимая, почему на него все косятся.
Узнал он об этом только на обеде.
- И его отец не разговаривает с ним? – ужаснулся Гарри, - Я всегда знал, что Люциус Малфой бесчувственный и жестокий человек, но отречься от собственного сына!
- Тихо, он идет сюда, - прошептала Джинни, и мы все приняли беззаботный вид.

- Уизли, сегодня нам нужны твердо-водоросли. Они уже готовы? – спросил Драко.
- Да, вечером я их принесу.
- Ладно, тогда встретимся вечером, как обычно.
Все это было произнесено Драко безо всяких эмоций. «Тренируется быть бесчувственным эгоистом», - подумала я.

- Я все расскажу профессору Снейпу! – услышали мы девичий голос, направляясь к кабинету Трансфигурации.
Мы завернули за угол и увидели, как пятикурсник из Гриффиндора ломает перья девочки из Слизерина.
- Джейсон, что ты делаешь? – воскликнула я.
Джейсон Белл замер в нерешительности, но потом продолжил потрошить сумку слизеринки, кажется, первогодки. По лицу девочки текли слезы.
Гарри подскочил к Джейсону, схватил его за плечо и отобрал сумку, протянув ее слизеринке. Джейсон попытался вырваться, но, при помощи Рона, Гарри его удержал. Мы с Джинни подошли к девочке и помогли собрать разбросанные по полу свитки.
- Какого черта ты делаешь? – строго спросил Гарри у Джейсона.
Мальчик молчал.
- Ты понимаешь, что мы вынуждены отвести тебя к профессору МакГоннагал? – спросила я.
Джейсон не нарушал тишину даже дыханием.
- Отведите его к профессору Снейпу! – мстительно произнесла девочка из Слизерина.
- Я не пойду к этому убийце! – сообщил Джейсон, и, как выяснились, у него неплохо развиты голосовые связки – его голос разнесся по всему коридору.
На несколько секунд, шокированные, мы замолчали. Первой заговорила я:
- Да что ты знаешь?!
- Он убил профессора Дамблдора! – со знанием дела сообщил Джейсон.
- Глупый ребенок! – я была возмущена, - Ты не имеешь права осуждать профессора.
- Он – убийца! – ожесточенно произнес мальчик.
- Джейсон, ты не знаешь и половины того, что произошло, - сказал Гарри, все еще держа мальчика за плечи, - и я прошу тебя никогда больше не говорить подобных вещей.
- Почему это? Ведь я говорю правду. Ему не место в школе, он должен сидеть в Азкабане!
Я поняла, что не место и не время вести разговоры на тему «Снейп хороший, просто ему не повезло в жизни», поэтому сказала:
- Джейсон, объясни, почему ты напал на … девочку…
- Эмили Лестрейндж, - представилось милое существо с огромными синими глазами и пухлыми губками.
Я чуть не упала в обморок. Джейсон ойкнул, видимо Гарри слишком сильно сжал его плечо.
Эмили тем временем заметно погрустнела.
Я попыталась продолжить воспитательные работы, хотя голос немного подрагивал.
- Итак, Джейсон.
- Ее родители тоже убийцы.
Боже, для его возраста его словарный запас мог бы быть более разнообразным.
- Они не убийцы! – выкрикнула Эмили, и ее небесного цвета глаза вновь наполнились слезами.
- А как зовут твоих родителей? – хриплым голосом спросил Гарри.
- Маму Виктория Смит-Лестрейндж, а папу Ральфус Лестрейндж.
- А Родольфус и Беллатрикс… - осторожно начала Джинни.
- Родольфус Лестрейндж – кузен моего папы, с которым мы не поддерживаем никаких отношений, сказала Эмили, словно повторяла это уже в миллионный раз.
- Что не удивительно, ведь они умерли, - тихо сказал Рон, и был награжден несколькими суровыми взглядами.
- Джейсон? – снова обратилась я к мальчику, который как-то сник.
- Я думал… - промямлил храбрый гриффиндорец.
- Мне так не показалось, - отрезала я.
- Джейсон? – на этот раз мальчика позвал Гарри, - Ты не думаешь, что должен что-то сделать?
Джейсон нахмурился, и, не глядя в глаза Эмили, сказал:
- Эмили, извини меня. Я не хотел тебя обидеть…то есть хотел, но не тебя…то есть...Извини.
Эмили сложила руки на груди и, высоко подняв голову, оповестила Джейсона о том, что на этот раз она его прощает.
Буркнув «Спасибо», Джейсон поспешил скрыться.
Эмили тяжело вздохнула.
- Тебе, должно быть, не просто с такой фамилией… - произнесла Джинни, погладив Эмили по черноволосой головке.
- Родители хотели отправить меня в школу под фамилией Смит, но я настояла, - девочка шмыгнула носом, - Это фамилия моего папы, которого я очень люблю. И наш род очень древний. В нем было много сильных магов. Не хочу, чтобы из-за двух маньяков все, кто носит фамилию Лестрейндж, считались убийцами. На моей семье не будет этого клейма. Я буду с гордостью носить свое имя.
Несколько секунд мы простояли молча, слего удивленные стратсностью этой маленькой речи.
- Уверена, у тебя все получится, - сказала я в некотором замешательстве.
Спустя еще несколько неловких секунд тишины, Джинни произнесла:
- Было приятно с тобой познакомиться, Эмили. Но нам нужно идти на занятия.
Попрощавшись, я, Гарри, Джинни и Рон отправились на Трансфигурацию.

Следующие две недели пролетели совсем незаметно. Погода совсем испортилась, дождь, смешанный со снегом, холодный ветер и серое английское небо делали вечера в библиотеке и в туалете Плаксы Миртл особенно уютными.
Приготовление Зелья шло по плану, и, как и положено, к концу третьей недели, имело бледно голубой цвет и весьма специфический запах.
Отношения внутри нашей компании, кажется, наладились. Ощущение неловкости между нами и Драко практически исчезло, а его сальные шуточки даже стали иногда казаться забавными. Вообще, когда он хотел, он мог быть вполне терпимым.
Он был умным, начитанным, имел при этом задатки лидера, мог красиво и убедительно говорить (читай «врать»), что пару раз помогло нам объяснить профессору МакГоннагал, что мы делаем в коридоре в неположенное время.
Что касается профессора МакГоннагал, мне не кажется, что она настолько глупа, чтобы поверить в ложь Драко. Но ее, похоже, настолько умиляло то, что мы дружим, что она готова была простить нам нарушение дисциплины. Да и вообще, хотя нам обещалось отсутствие поблажек, все же преподаватели относились к нам пятерым более снисходительно. Конечно же, исключая профессора Снейпа. Теперь еще более уставший и бледный, он, кажется, вообще перестал реагировать на окружающий мир. Если раньше он хотя бы иногда злился, и в его глазах можно было увидеть яростный огонь, то теперь его взгляд был абсолютно пустым. Кажется, он снимал баллы с Гриффиндора только по привычке.
Надо сказать, это пугало. Человек словно умер, а его тело об этом еще не узнало, и поэтому продолжало ходить, есть, пить, говорить.

Спокойная, умиротворенная жизнь кончилась в середине декабря. До приезда репортера из «Волшебника» оставалось несколько дней, когда произошло нечто, что можно охарактеризовать как «вспышка ярости на почве параноидального психоза» у Гарри и Драко.
Драко, по неизвестной мне причине, решил, что Гарри намеренно пытается испортить зелье, которое мы варили.
Гарри, по более понятной мне причине, решил, что Драко просто задирается, потому что не может больше трех недель прожить без драки.
Драко с этим заявлением не согласился, но опровергнуть его на деле почему-то не захотел. По комплекции Гарри не так разительно отличался от Драко как Рон, поэтому хрупкий блондин бесстрашно набросился на стройного, хотя и гибкого Гарри.
Туалет Плаксы Миртл – не самое маленькое помещение в Хогвартся, но для драк и одновременных зельедельческих опытов оно не приспособлено. Катастрофа была неизбежна.
Падая на пол, Драко и Гарри уронили котел. Самое страшное заключалось в том, что содержимое котла вылилось на драчунов. К моему ужасу, а также к ужасу Рона и Джинни, Драко и Гарри начали стремительно уменьшаться. Не представляя, что делать в такой ситуации, я подбежала к исчезающим мальчикам.
На мгновение все замерло.
На полу валялись две черных мантии, из под них торчали рубашки, брюки и галстуки. Внезапно, кучи одежды зашевелились. Трясущимися от страха руками я подняла мантии и перед моими глазами предстала милейшая картина: два невероятно хоршеньких младенца: один с белым пушком на голове и синими-синими глазами, второй с темными волосками и глазами цвета морской волны.
Но умиление быстро сменилось паникой. Джинни и Рон опасливо приблизились ко мне и с ужасом в глазах взирали на детей.
- Это же…не…не… - заикался Рон, - не они…?
- Знаешь, уж лучше это будут Гарри и Драко, - раздраженно ответила я, - Потому что так мы хотя бы знаем, где они и что с ними.
- Они такие милые, - заметила Джинни.
- Существенное замечание, - буркнула я, - Нужно нести их к профессору МакГоннагал. Джинни, бери Гарри, а я возьму Драко.
Малыши, все это время молчавшие, видимо пытались проанализировать ситуацию, вдруг одновременно зашлись громкими рыданиями.
Мы с Джинни аккуратно завернули их в мантии и начали качать на руках. Постепенно малыши успокоились, и мы покинули туалет Плаксы Миртл (разочаровав последнюю, ей невероятно понравились рыдающие малыши).

Мы быстро шли по коридору в направлении кабинета директора. Я и Джини крепко прижимали к себе мальчиков, а Рон потеряно плелся позади.
Добравшись до горгульи, мы остановились, не представляя, что делать.
- Если бы Дамблдор был жив, мы могли бы просто перечислять ассортимент магазина сладостей, - заметила Джинни.
Вдруг, боковым зрением я заметила что-то черное. Резко обернувшись я увидела профессора Снейпа, мрачного, как туча.
Заметив ребенка на моих руках он сделал шаг ближе и прищурился, словно решив, что ему показалось. Убедившись, что это вовсе не галлюцинация, он перевел взгляд на меня.
- Он меня описал! – послышался вскрик Джинни.
- Э-э… сочувствую, - произнесла я, все еще наблюдая за Снейпом, который недоверчиво взглянул на сверток в руках Джинни.
- Что за детский сад вы здесь устроили? – наконец спросил профессор, - И где же наш незабвенный Поттер?
Я, Джинни и Рон виновато опустили глаза.
- И мистер Малфой… - задумчиво произнес профессор Снейп, разглядывая младенцев.
- Профессор Снейп, нам нужно попасть к директору. Вы не скажете пароль? – попросила Джинни, вытирая мокрую руку об мантию, в которую был завернут Гарри.
- Почему дети завернуты в ученические мантии? – спросил в свою очередь Снейп, разглядывая гербы Слизерина и Гриффиндора на черных одеждах.
Я вздохнула.
- Думаю, вам тоже стоит услышать эту историю…Нам необходимо попасть к директору, там мы все и расскажем.
Снейп выглядел очень встревоженным. «Если нас сегодня и исключат, по крайней мере, я не буду считать этот день прожитым зря, - подумала я, - Скудная эмоциональная жизнь профессора была сегодня заметно разноображена»
- Дети – цветы жизни, - произнес профессор Снейп с непередаваемым выражением лица, и горгулья отъехала в сторону, открыв нам проход к кабинету директора.

Профессор МакГоннагал сидела за своим столом. Взглянув на нас поверх своих очков, напоминая при этом Дамблдора, она жестом предложила нам присесть в тут же наколдованные стулья.
- Полагаю, вы пришли сюда, чтобы поведать мне, откуда вы взяли двух младенцев? – спросила директор, рассматривая Гарри и Драко.
- В какой-то степени, - ответила я, - Вообще-то, замечательно, что мы встретили профессора Снейпа.
Профессор Снейп, расположившийся между нами и профессором МакГоннагал, видимо, заняв наиболее удобный пост для наблюдения, удивленно поднял бровь.
Уверена, ему не часто приходилось такое слышать.
- Понимаете…это – …
Драко протянул ручонку и пребольно схватил меня за волосы.
- Драко! – вскрикнула я, пытаясь отцепить ручку, - И Гарри, - добавила я.
Профессора выглядели озадаченными и, кажется, надеялись, что неправильно поняли мои слова.
- Они стали детьми, - пояснила я.
- Почему они стали детьми? – задал вопрос Снейп.
Вопрос ожидаемый, но неожиданный. Я вздрогнула. Драко заплакал.
- Эй, ну чего ты? – жалобно спросила я у ребенка, - Шшш…ну не плачь…, - слова не действовали, Драко заливался горькими слезами.
- Покачивайте его вот так, - сказала профессор МакГоннагал и сымитировала руками покачивание ребенка.
Я попыталась повторить ее движения. Постепенно Драко начал успокаиваться.
- А Гарри не плачет, - гордо заявила Джинни, словно это было ее личным достижением.
- Может быть, вы все-таки объясните, почему двое студентов превратились в маленькие орущие орудия для пыток?
Я в шоке уставилась на профессора Снейпа.
- Как вы можете говорить такое о детях? – изумилась я, - Посмотрите, какой он хорошенький!
Я не поленилась и встала, и шагнула в сторону профессора, демонстрируя ему всю прелесть маленького Драко.
Продемонстрировав железную выдержку, профессор не шарахнулся, а остался стоять на месте, с ужасом в глазах глядя на Драко.
Синеглазый блондин в свою очередь очень заинтересовался профессором Снейпом и потянул к нему ручки.
- Хотите подержать? – спросила я.
Профессор наградил меня таким взглядом, что даже если бы он сказал сейчас «да, безумно», я бы не дала ему в руки ребенка.
- Дети – цветы жизни, - подал голос Рон, - вы сами сказали это пару минут назад.
- Был бы очень признателен, если бы и на занятиях вы слушали меня также внимательно. Итак, все же хотелось бы узнать, - едва сдерживая гнев, произнес профессор Снейп, - Каким образом мистер Поттер и мистер Малфой превратились в детей?
- Хм, ну, на них вылилось зелье.
- Какое зелье? – готова поклясться, я слышала в голосе профессора Снейпа тревогу.
- Какое зелье… - повторила я, - В этом вся проблема. Мы не знаем.
- Хорошо, - теряя терпение сказал профессор Снейп (он оказался значительно терпеливее, чем я всегда думала), - Где находилось это зелье, прежде чем попасть на Поттера и Малфоя?
- В туалете Плаксы Миртл, - последовал ответ.
- А что оно делало в этом туалете? И что там делали вы?
- Хм, ну, дела делали, - промямлила я.
Снейп, кажется, смутился, но быстро пришел в себя.
- Насколько мне известно, это женский туалет.
- Так и есть, - согласилась я.
- Так какого черта там делали Поттер, Малфой и Уизли? – практически проорал профессор Снейп.
Я решила, что прикидываться идиоткой больше не получится, и выложила карты на стол.
То есть, я не стала упоминать о пере горгульи, надеясь, что хотя бы эту историю удастся замять.
Как бы не так.
- А где вы взяли перо горгульи, необходимое для приготовления этого зелья? – вкрадчиво поинтересовался профессор Снейп, явно догадываясь где.
- Увасхранилще, - пробормотала я.
- Что простите? – переспросил профессор.
- Увасхрнилще, - как можно более неразборчиво повторила я, догадываясь, что теперь он точно не отстанет.
- Мисс Грейнджер! – Снейп снова начал выходить из себя.
- Ну хорошо! Я взяла его у вас в хранилище!
- А волос единорога был отвлекающим маневром? – уточнил профессор.
Я кивнула.
Потом взглянула на профессора МакГонногал. Выражение ее лица было нечитаемым. То ли она была в ярости, то ли старалась сдержать смех, то ли ей просто было тяжело дышать.
- Расскажите, на какой стадии было зелье, - потребовал Мастер Зелий.
- Зелье приобрело характерный для этой стадии голубоватый оттенок и специфически запах. Были добавлены магибобы, а через десять дней должны были быть добавлены пальчики Мэри-Сью.
- Блестяще, мисс Грейнджер, просто блестяще, - сардонически произнес профессор Снейп, - Вот она – вершина вашего гриффиндорского идиотизма.
- Профессор Снейп, - возмутилась профессор МакГонагалл.
- Может быть, вы и теперь будете защищать их? – спросил Снейп, поворачиваясь к директору – лицо его выражало недоверие.
- Они, конечно, будут наказаны, но оскорблять мой факультет я вам не позволю, - твердо сказала МакГонагалл.
- Спешу напомнить, что вы теперь директор, и должны с одинаковой любовью, - на этом слове губы профессора насмешливо-презрительно изогнулись, - относиться КО ВСЕМ факультетам.
- Именно, Северус. Вот почему Драко получит такое же наказание, что и мои студенты. А теперь, молодые люди, - наконец, обратила на нас внимание МакГонагалл, - отправляйтесь в гриффиндорскую гостинную, мы разберемся с вами позже.
- Но что делать с Гарри и Драко? – спросила я.
Профессор замолчала.
- Мы могли бы о них позаботиться, - заверила её я, - Только где им жить?
Профессор МакГонагалл задумчиво погладила свою палочку.
- Я полагаю на то время, пока мы будем пытаться избавиться от последствий инцедента, вам, мисс Грейнджер, стоит поселиться в одной из свободных комнат и взять на себя заботу о мистере Поттере и мистере Малфое. Мисс Уизли вам поможет.
- Но как же учеба? – насторожилась я.
- Я надеюсь, что в течение недели мы с этим справимся. Ваших способностей хватит на то, чтобы заниматься эту неделю самостоятельно и не отстать по программе.
Я хотела что-то возразить: пропустить целую неделю занятий! А может, и больше! Но профессор МакГонагалл меня опередила:
- Пора отвечать за свои поступки.
Я вздохнула. Решив, что не буду расстраиваться из-за отстранения от уроков – в конце концов, это временно, я постаралась переключиться на более важную проблему, живое напоминание которой я держала в руках. Напоминание тихонько посапывало и с интересом наблюдало за происходящим в комнате.
- Да, профессор МакГонагалл, - покорно согласилась я.
- Ауа! – воскликнул довольный Драко и протянул сжатую в кулачок ручку к МакГонагалл, - Ауа!
Профессор Снейп ухмыльнулся.
- Ещё посмотрим, как он окрестит вас, Северус, - заметила директор, - Вам предстоит провести с мистером Поттером и мистером Малфоем не мало времени, прежде чем вы сможете вернуть их в прежний вид.
На этот раз ухмыльнулась я.
 
 
<<<предыдущая глава                        следующая глава>>>

Форма входа
Приветствую Вас Гость!

На главную | Зарегистрироваться | Войти
Поиск
Статистика
Хостинг от uCoz